сон

Сальвадор Дали. Сон (The Dream). 1931г.
Маша Морозова

 

— Алло.

-Доброе утро, Соня. Как дела?

-Доброе, нормально.

-Спишь ещё, что ли?

— Угу…  ой! Уже нет.

— Извини, что беспокою в выходной. Но дело срочное и очень важное! Нужно на замер поехать  к нашему партнёру и сделать дизайн-проект интерьера.

-Мммм… обязательно сегодня?

-Да! Он уже ждёт на объекте. Выручишь?

— Хорошо….

-Отлично! Добираться придётся самой, правда, за город. Запиши телефон заказчика.

-Сейчас… записываю.

— Да, инструмент с собой? На работу не заезжай, отправляйся прямо на объект, не теряй время.

«Чёрт, шефиня в своём репертуаре, не могла вчера предупредить! Быстро соображай теперь, что одеть, что взять с собой, ещё карту нужно посмотреть, надеюсь, транспорт там есть какой-нибудь. Чёрт! Как не вовремя. Такой хороший был сон….

«А может, послать всё к едрене фене, в первую очередь шефиню, уволиться с работы и уехать в задницу России или в Тибет, голодать и медитировать, искать смысл нашего загадочного  бытия?..  Или айда пешком, как Будда, по бескрайним полям, дорогам, городам и весям. Вот это жизнь… а тут Бермуды. Так, никаких отмазок! Нужно бодро встать-умыться-одеться-выйти. Вперёд, бодхисатва, вперёд!».

На улице мокро и слякотно, скоро конец зиме, она просто устала морозить и гнать пургу на наши головы. Финита, мля, комедия! Воздух стал мягче, небо выше, да и календарь отсчитывает последние дни февраля.

Наверное, зомби были придуманы именно в этом состоянии: вроде как жив, в смысле движения, а в голове  гулкая тишина, идёшь на притяжение невидимого магнита, который тебя тащит неведомо куда и зачем.

Ух, проснуться срочно! Нужно мобилизовать силы — предстоит ответственная работа: обнаружить талант и навык, продемонстрировать коммуникабельность и креативный  ментал, с лазерной рулеткой и угломером не облажаться; ещё нужно прикинуться крутым профессионалом, рассказать о стилях и направлениях в архитектуре, дизайне, обильно пересыпать всё аутентичными анекдотцами и смешными случаями из практики. А может, всё обойдётся, нарвусь на нормальных людей?..

Всё было сотни раз, как всё надоело! Чёрт бы побрал этих всех заказчиков–обывателей, эту ненавистную работу, эту инфернальную жизнь…. Тсс, не индульгируй».

«Карету мне, карету!» А вот и карета — микроавтобус «Мерседес», полный укутанных в «тёплое» тел тружеников и бездельников. «Куда все они едут в такую рань?» Мне иногда интересно понаблюдать за людьми.  Этот Добрый Молодец явно с перепоя, и, похоже, ночевал в сугробе… Молоденькая красотка — студентка, конспект мусолит и закатывает глаза… Ничего тебе, милая, не поможет, на лекции надо ходить, а не на свидания.… Эта импозантная дама — начальница какая-то: вид важный,  шапка песцовая,  шуба норковая, увесистые золотые перстни на всех пальцах;  да,  определённо, жизнь удалась. Только вот глаза грустные;  наверное,  проблемы в семье. А с чего это я вдруг неоправданно смело причисляю себя к ясновидцам? Может, проверить и спросить, как у неё жизнь — сын всё наркоманит,  а муж всё пьёт и изменяет с её подругой?  Нет,  не буду,  тётка ещё скандал устроит  или психушку вызовет.  Лучше в окно посмотрю,  ну их всех!»

Маршрутное такси тормознуло на остановке, обдав полусонных граждан веером грязного мокрого снега,  народ обвиняюще уставился на меня,  как вкладчики МММ на Мавродия. «Ну, не виноватая я!»  Уф,  теперь бегом через туннель на другую сторону улицы,  потом 40 минут в автобусе и я на месте». В слабоосвещённом сыром переходе расположились столы с книгами, глянцевой периодикой и индийскими благовониями. Экзотические девицы за прилавками с нарисованными красными глазами на лбу загадочно улыбались  и, кажется, одновременно медитировали. Кучка вежливо-навязчивых БритоголовыхВжёлтом крутились как флюгеры на ветру, останавливали зазевавшихся прохожих  и  суетливо предлагали войти в Нирвану ещё при жизни. «Блин, только бы не остановили и не начали парить мозги о Кришне и Вишне…».

Путь преградил симпатичный кришнаит и протянул толстенную цветастую Бхагавад – Гиту, приговаривая:

-Купи и познай себя.

-А можно наоборот? Я спешу.

В этот момент произошло нечто странное: хлопок–выстрел оглушил, в унисон раздались крики и тяжёлые удары. Через секунду я находилась в эпицентре грандиозной драки. Я резко дёрнулась в сторону;  торчавший из сумки металлический угломер сильно полоснул по руке симпатюлю-миролюбца. Он обезумевшими глазами посмотрел куда-то вдаль и протянул к моему лицу искалеченную руку. Из раны сочилось пузырящаяся серо-зелёная субстанция. «Ого, они видно уже совсем одурели в своей Нирване, изменили человеческий геном на инопланетный!». Кто-то рванул меня за плечи и отбросил в сторону, я ощутила себя фрифлайером без парашюта, потом боль в ступнях — уф, ура! Земля под ногами. «Бежать! Скорее! Спасайся кто может!»

Я бежала по единственной оставшейся в городе мощёной улице, каблуки проваливались и цеплялись за выщербленные камни. Мне было нужно в другую сторону, но испуганное тело не подчинялось приказам и несло меня всё дальше. За спиной послышался вой сирен. «Это за мной, кришнаит умер! Меня поймают, осудят и упрячут за решётку!» Сигнал ревел в ушах, разрывая перепонки. «Нужно бежать быстрее!».

Подростка, который ехал мне на встречу на сегвее, я заметила слишком поздно и  мы столкнулись, как два козла на горной тропе. Я сообразила первой, поднялась и вытряхнула его из-за игрушечного руля. Вы ездили  когда-нибудь на этой фигне?  Вот и я нет. Проехав пару метров, я рухнула на подлой неваляшке прямо на булыжник, сильно ушибла коленку и разорвала любимые брюки. Со злости раскрутив сегвей, я швырнула дорогостоящий самокат в кусты и устремилась дальше.

В подъезд я заскочила случайно, повинуясь неслышным приказам, чтобы переждать кипиш и перевести дух.

В затхлом подъезде, прижавшись к стене, стояло несколько девушек в школьной форме и неопрятно одетая женщина неопределённого возраста. Казалось, что мамаша поймала школьниц-прогульщиц и ждала прихода других родительниц или директора школы. Мамаша, грузная тётка с лицом сутенёрши, накинулась на меня с кулаками, приняв, видимо, за кого-то другого. Тут до меня дошло:  это проститутки, косящие под школьниц, а здесь своеобразное Редштрассе, только вместо освещённых витрин — узкое решётчатое окно. «Хм, интересно, здесь во всём квартале так или с моим счастьем меня сюда угораздило?» Тётка, увидев моё растерянное лицо, поняла свою оплошность, уставилась на меня бесцветными рыбьими глазами и зашипела:

-Что тебе здесь надо?

-Мне – ничего… сигарету бы, — промямлила я.

-А может тебе ещё и сигару с коньяком завернуть? Проваливай отсюда, а то сейчас мы тебя быстро оформим, — заявила тётка и подняла подол широкой юбки, обнажив полные ноги в нестиранных с совковых времён тёплых рейтузах.

«Школьницы» неприятно захихикали. Желудок предательски сжался, тошнота подкатила к горлу, я рванула к двери  и в ужасе выскочила на улицу.

Сирены завывали где-то вдалеке, отлично! Мне в другую сторону, там и автобусная остановка.

В автобусе меня трясло, как SS20 перед стартом, зубы выстукивали заковыристый джангл на весь салон. Только глухой и ленивый из немногочисленных пассажиров не повернул голову в мою сторону, не окинув пренебрежительным взглядом. «Ну и денёк!»

Я вышла на заснеженную дорогу и поплелась по нужному адресу. Картина была удручающей: под участки элитного посёлка пожертвовали колхозным полем. Два дома у дороги были закончены полностью, остальные находились в разных стадиях строительства. Попадались просто вырытые котлованы, окружённые замёрзшей грязью и хаотично наваленными железобетонными конструкциями. Пейзаж напоминал марсианские развалины после звёздных войн. Номеров домов, конечно же, не было, но по припаркованным навороченным джипам легко было догадаться, где меня ждут.

В коробке, которая в будущем должна была превратиться в роскошную виллу, не было ни окон, ни дверей. «Хорошо, что хоть крыша есть…  хм, а перекрытия?»

-Здравствуйте, я дизайнер студии….

-А мы уже вас заждались….

-Извините, непредвиденные обстоятельства, приступим…

Я огляделась. Перекрытия были, а лестницы не было. Марш уходил на полпролёта и обрывался на середине, как трамплин в Вечность. Шагреневые стены были оштукатурены в черновую. В углу громоздились мешки с цементом и песком, сугробы у оконных проёмов на полу будущей гостиной с камином доходили до колена. «Рановато ещё для замера, но делать нечего, придётся поработать, раз уж я здесь».

-В каком стиле будет интерьер дома?

-Не знаю… наверное, в современном.

-Ок. Сейчас я закончу со стенами и коммуникациями, затем спокойно обсудим проект.

Заказчик, импозантный мужчина лет 40 в «пилоте»,  прораб и несколько строителей, бросив работу, выстроились в ряд, как в стриптиз-баре перед девицей на шесте, и внимательно следили за каждым моим движением, оценивая, не институтку ли прислали неопытную. «Спокойно, мальчики, вы в надёжных руках». Сначала я стеснялась такого пристального внимания, злилась, а потом привыкла: ведь известно, что на воду, огонь и как кто-то пашет можно медитировать до бесконечности. Но они ещё и советуют! Помогли бы лучше!

-Вам помочь? – с широкой золотозубой улыбкой предложил хозяин дома и, по всей видимости, жизни.

-Нет, спасибо, сама справлюсь. (Непостижимая для самих же дам женская логика!)

Лазерная рулетка и угломер вызвали ироничное одобрение братьев строителей.

— С замером помещения я закончила.

— Может быть, проект обсудим в шашлычной за стаканчиком вина? – игриво подмигнул заказчик.

— Вина попьём, когда договор подпишем — выдала я отработанную годами заготовку на такого рода предложения.

Золотозубый не унимался, подошёл вплотную, обнял за талию и, жарко дыша в ухо, промурлыкал:

— Я ресторан в посёлке построил, нужно интерьер «нарисовать». Тут не далеко. Поехали, не пожалеете.

— В другой раз, а впрочем, я сейчас ….

Я не успела договорить, как «пилот» схватил меня в охапку и потащил к машине. Я плохо соображала, это розыгрыш или похищение? «Да что ж за день такой, случаем, не 1 апреля?».

Ресторан был одноэтажным небольшим строением, бывшим сельским клубом. Его успели облагородить и принарядить. Вывеска гласила « Ночной клуб «Альтернатива»». «Интересно, чему?».

В помещении было темно и жарко, воздух был плотным и насыщенным незнакомыми запахами и приглушёнными звуками. Щелчок! Меня ослепила вспышка света, тысячи огней и миллионы звуков ворвались в моё сознание и взорвали мозг. Я увидела зал, полный незнакомых празднично одетых людей. Народ аплодировал и приветствовал меня стоя, как VIP персону. Меня встречали весёлые лица, улыбки одобрения и восторженные возгласы. Я откуда-то знала, что меня давно здесь ждут и ради меня весь этот балаган.

Я ошалело посмотрела вокруг: «Что это всё значит? Это недоразумение, это не я! Это не мне! Это ошибка!!!»

Земля ушла из-под ног. Я круто развернулась на 180 градусов и стремглав выскочила на улицу под гомерический хохот толпы. «Бежать! Подальше отсюда. Быстрее!!!».

Я, не разбирая дороги, неслась по узкой тропинке через лес, куда глаза глядят. «Куда я бегу… зачем? Почему я не могу остановиться?… Где я?!…»

— Алло, Соня, ты где? Заказчик все телефоны оборвал, ты что, ещё дома?! – орала шефиня в трубку.

Ко мне медленно возвращалось сознание, полуденное зимнее солнце ехидно улыбалось в лицо.

— Я… нет…да… извините, я не смогу  сегодня вас выручить, так сложилось….

-Соня, что за концерты? Ты что, работу хочешь потерять?!

— Я…я не знаю,  мне всё равно. До свидания. Хорошего дня.


опубликовано: 3 июля 2012г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *