Сезонно-пессимистическое

Гурам Доленджашвили "Лунная соната вариант №5"
Виктор Панфилов

 

Сезонно-пессимистическое

 

В небе звезды моей судьбы что-то пляшут, сбивая с толку. Гороскоп сулит — если не шизофрению близкую — то уж точно взрывы истерики. И запас терпения, жизнелюбия, добродушия, исчерпан настолько, что…
Чтоб сорваться — хватит чьего то взгляда, движения, реплики.

Замираю на месте. Смотрю в пустоту. Забываю, что хотел сделать. В голове, на мотивы разные, мысль-желание — «Да пошло б оно все!»… Угнетают события, люди, погода, звуки, и просто разные мелочи. И никто не поможет, кажется. И ничто не выведет, не спасет.

Даже странно: вроде живет человек и особо не бедствует. Но внезапно становится сложно — верить в хорошее, ценить настоящее и продолжать свой путь. Это осень, видимо, так восхитительно-мерзко на психику действует.

Да скорей бы снег уже!!! Может хоть он успокоит как-нибудь…

 

Когда больно

Пусть меркнет свет.
Пусть стихнет звук.
Пой свою песню несчастье , я снова наполнен тобой
И замедляется время
и замыкается круг,
Пусть начинается боль…

Счастье на юге.
Солнце на западе: это-закат.
Нотой пронзительной в сердце отчаянный страх
Пусть пелена застилает измученный взгляд,
Пусть приближается мрак…

В бред.
И в беспамятство.
И в полудремотную взвесь.
Разум уходит на дно и взвивается ввысь
Жизнь продолжается…
Жизнь идет дальше. С тобой или без.
Пусть продолжается жизнь!

 

Отвлеченное

Сады моей души всегда узорны,
В них ветры так свежи и тиховейны
(Н.Гумилев)

Где-то есть острова из туманных детских фантазий,
Добродушных книг и наивных советских фильмов.
Там земля плодородная, фауна изобильная
И чудесных видов природы разнообразие.

Там в порту каравеллы, барки и бригантины;
Поят элем и ромом в тавернах и кормят вкусно.
Там девчонки смуглые носят жемчужные бусы
И вплетают в темные волосы ленты цветные.

Там пираты, сокровища, сказочные сюжеты,
Постоянное приключение, праздник, забава, чудо.
И не важно — кто ты, зачем, почему, откуда…
А еще там всегда тепло. И все время — лето.

Пусть реальность моя с каждым днем все больней и тверже;
Пусть дурнее, опаснее, злее среда обитания —
Где-то есть острова легкомысленных светлых мечтаний.

Там гуляет счастливый мальчишка, так на меня похожий…

 

Надоело

Нет слов писать.
Нет смыслов петь.
Чем слаще жизнь,
Тем ближе смерть.
О чем-то радостном посметь задуматься уже неволен.
Закатный свет.
Вечерний бред.
Нет слов,
Нет мыслей,
Чувств нет.
Я чем-то болен…
Ловя последние лучи,
В одной тональности кричит
Душа.
И в терцию звучит
Сознанье.
Больные мысли и стихи,
Переживания больны,
Тихи
Воспоминания…
Вечерний звон так невесом,
Так мелодраматичен он,
Из нервных клеток тихий стон:
Покайся!!!
Только нет уж сил молиться.
Забиться в шерсть и синтепон,
И в полуобморочный сон,
Где снов не снится…

 

Отпустите

Отпустите меня погулять
Босиком по песку морскому.
Дайте детства тоску и истому…

Отпустите меня походить
По просторам покинутой юности.
Дайте только на миг задуматься:
Кем я стал
И чего я достиг…

Дайте просто одной тишины —
Побродить ни о чем мысля,
Наблюдать за бездонной высью
И за синью волны.

 

Нытье

Что-то мало здоровья осталось,
Веры в лучшее и терпения.
Только грусть со мной и сожаление,
Фатализм и усталость.

Ах как много хотелось мне..
Ах как много увы не сделать,
Не вдыхать сирень по весне,
В «догонялки» с ветром не бегать,
Не исполнить главную роль
В знаменитой потом картине,
«Суперменским» не стать героем
В поединках с людьми «плохими».
Не ходить по теплым морям,
Не искать в пещерах сокровищ,
Не спасать принцесс от чудовищ,
Горных пиков не покорять.
В чудных бухтах не рисовать,
Ослепительные восходы.
К той единственной, сквозь непогоды
В скором поезде не приезжать.
В черный космос не полететь,
Не разгадывать тайны времени.
Не катать на плечах детей,
Подставляя ладони как стремя им …

За окном догорает закат
Разум в тёмном бездумьи прячется,
Все мечты, у кровати, в капельнице —
Кап, кап, кап..

 

Думая о будущем

А потом буду жить где-нибудь у страны на задворках
Где журчанье воды и плач ветра в рассохшихся окнах
Где листва разноцветная крУжит в холодных воронках
И уходит на темное дно, постепенно размокнув.
Потеряю счет дням и забытым, покинутым людям
Перестану петь песни, пришедшие в голову ночью,
Никому не судья и противник всяческим судьям
Буду жить, как умею.
А не так, как кто то захочет.
Позабуду, заброшу любые серьезные планы
Поселю в своем плеере джаз и тягучие блюзы.
Мне Мелета и Мнема станут
Патронажными Музами.

 

Сообщение доставлено успешно

Я рассказал бы о холодной тишине,
И описал бы зимы одиночества,
Вот только, знаешь ли — уже не хочется
Собой тревожить память обо мне.

Я спел бы голосом осеннего дождя
О встречах, что, увы, остались в прошлом,
О памяти. И обо всем хорошем,
Что получил в подарок от тебя.

Я расскажу — что мне приятно знать,
Что связаны мы ниткой телефонной
И между нами хрупкий мост не сломан
И есть о ком на свете поскучать…

 

Старость.

Взрослая жизнь началась и кончилась. Время вернуться в детство.
Время капризничать, пачкать пеленки, с няньками воевать.
Ждать по утрам терпеливо кого-то, кто бы помог одеться.
И по обыденному расписанию — кухня, горшок, кровать.

Стрелки бегут, мельтешат, торопятся. Сколько еще осталось?
Жить, неприятной, постыдной обузой надоедая всем?
Видом своим вызывать уныние и брезгливую жалость…
Впрочем, об этом лучше, пожалуй, и не размышлять совсем.

Прожитое не умещается в памяти
выборочной и короткой;
Если вдруг что-то и вспоминается – словно о ком-то ином.
Съежился мир до размеров комнаты с «говорящей коробкой»;
Кадры смешались с фрагментами жизни в сказочное кино.

Плохо внизу. Но и в рай не хочется
Да и не факт, что есть он.
Но «Отче Наш» повторяю Создателю, чтоб Он имел в виду:
«Имя твое да святится»,
А также:
«Господи, хлеб дай днесь нам»,
Ну и так далее…
«На все твоя воля»…
«В руки твои — мой дух».

 

Непонятно

Отправление культа — это важная вещь, несомненно…
Иногда даже богу бывает страшно и хочется помолиться.
Он спускается вниз и смотрит в людские лица,
Выбирает красивые, светлые и вешает там у себя на стену.

Смотрит долго в них. Вдохновения ищет, что ли?
Или в отсутствии веры кается?
Лица наших любимых со стен господу улыбаются?
Или кричат от боли?

 

Помни о…

Много маленьких смертей забавных, милых зверушек.
Несколько больших смертей близких, родных человеков.
Оросят, омоют влагой соленою веки,
И тоской и скорбью неоднократно придушат.

Сохраняй их в себе. Запоминай их сейчас, пока еще
Счастьем и любовью и радостью их лица и морды светятся,
Пока с тобой они на одной планете вертятся.

Будет, что вспомнить потом, когда один останешься …


опубликовано: 15 декабря 2012г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *