Стихи

Владимир Иосифов. Латинская геометрия.
Сергей Зхус

 

ЛУНАТИК

Ксю Мод настроил цвет лица
И выел жилку из яйца
Тончайшей греческою ложкой.
И на качающихся ножках
Ушёл скорее отдыхать.
Прогнулась мощная кровать,
Заныли жалобно пружины.
А утром чёрный сок машины
Вдруг закружился и вскипел,
Мотор чудовищно взревел,
И наш герой умчался к другу
Гулять по дремлющему лугу,
Искать брусничины во мхах,
С тяжёлым соком на губах
Упасть на холм при свете лунном
И взглядом провожать безумным,
К Луне взметнувшийся гурьбой,
Поток пылинок золотой.

***

Нырнув под когтем быстрого медведя,
Ему сломаю толстый позвонок,
Потом вцеплюсь в транзисторы, потея,
И вырву сердца бронзовый кусок.
А почки наземь вывалятся сами.
(Такая уж система рычагов)
Они поют смешными голосами,
Мгновенно остывая меж снегов.
Пройдёт совсем немного времениды:
Коклонд, птоборг, крифтыдлыд упдорой,
И рёв безумных зрителей корриды
Ударит в спину плотною волной.
Я поверну к толпе свой генератор
С улыбкой на карминовых губах:
Смотрите! Я держу как гладиатор
Кибрадстодод на вскинутых руках!

***

Вдышнак бособ. Вильгельм отклонит нити.
Туда немедля дромблу поместите.
Защёлкнется ферритовый затвор.
Через него уж не пробьётся фтор.
Завоет центрифуга, дрогнут снасти.
Станок тотчас развалится на части.
Здесь надо по-другому: Вот труба.
Одним концом приварена она
К комбайну для изготовленья брома.
Трык-отрофлык, посыпалась солома.
Давайте приготовимся к еде:
Огромный сом во всей его красе,
Блистающий тяжёлой чешуёю,
Опасно вскинул хвост над головою,
Раздвинул пасть с мирьядами клыков,
Разбил кувшин с вином и был таков.
Вдогонку дали выстрел из базуки.
Ея металл нам обжигает руки.
Но через час создал здоровый крен
Комбайн сома с кусками микросхем
На нашей кухне в пригороде Праги.
Его подали обед с бутылкой браги.

***

Сквыдкорлопмнорупакснедка
Алвоупшнобштрыкнобубу.
Этванглостнок зорфатука
Плоснок тн карчу нафу.
Скофтоблёк – лишь один ностоб
Из ножен вытащил, крича,
И ткнул ему в гудящий зоб,
Безумный, в роли палача.
Нет, не отбар, а чёрный Мод,
Скрипя суставом о бетон
Скупую песнь печальных нот,
Облокотился о фронтон…
В зените славы Кочубей
Опять поднял свой тусклый нож,
В плену дыхательных солей
Кромсая преданных вельмож.
Синела пуля. Воздух пел.
Отдачей выброшен старик.
Но Кочубей уже горел,
В песок уткнув свой дивный лик.
За ним стелился чёрный дым,
Ревел разорванный мотор,
И ликовал свободный Крым.
Толпа ревела мутабор.

***

Дадон взревел под снептофудлом
Месопотамского меча.
Его волнительные кудри
Гудят на уровне плеча,
Пока железная громада
Ползёт в тени над головой.
Ему в шарнир Птибедре надо
Врубиться базовой ногой.
Снек-трок – шарнир переломился.
Птибедра меснод плюптамон.
Тут сбоку воздух подавился,
И вышел новый князь Дадон.
В блестящем шлеме, гладких латах
Он бьёт секирой наугад
В район подмышек бородатых
Под стубалоевый квадрат.
Винты посыпались, фсесюги,
Цепочка, старые часы.
От этой всей карманной вьюги
Дадона ломятся усы.
И самого его смывает.
Птибедра вновь побеждена.
Атбанд над зебой подымает
Свои лучи и нефена.

***

Свирепый сыр бледнеет молча,
Когда к нему я подхожу
И по колеблющейся толще
Ножом холодным провожу.
Но крови нет. Кусок прозрачный
Безвольно валится на бок.
Я наливаю кофе мрачный
И чёрный делаю глоток.
И в мозг волна давленья бьётся,
И вены с кровию ревут.
И сыр летит на дно колодца,
И в небе ангелы поют.

***

Он был такой: как будто при ходьбе
Он вырубал воздушные ступени
Куда-то вбок и шёл по целине
Не топтанной ходулями творений.
Да, шибродуд, бывало. Даже квас
Он пил, стуча ногой от наслажденья,
Не открывая тёмно-синих глаз,
Оранжевых до умопомраченья.
Так и ходил он, брёл до ночи сам
Сквозь день густой с волокнами событий,
Рубя ступени прямо на таран,
Несущих не жалея перекрытий.

***

Люблю тебя, африопета!
Мозги рычат, сосут глаза.
В районе меркнущего света
Ты мне кричишь – «бтнктрдга!»
Мы сразу валимся от смеха.
Дрожа, качается апрель.
Меж складок солнечного меха
Сочится наша карамель.

***

Скрипят ли шестерни тугие,
иль гул тяжёлых микросхем —
всё будут биться в горловине
узлы пульсирующих вен.
Хрипит винтом манипулятор,
бежит тосол то вверх то вспять,
а всё же будет генератор
кровь к сочленениям качать.
И дрогнут мускулы стальные,
и желчь подкатит к клапанам,
когда под выси голубые
взметнёт свой груз подъёмный кран.

***

Я — часовщик, искусный мастер.
Толкатель шестерней тугих.
Они в моей полночной власти.
Когда из трубочек стальных
Песок насыпется в баллончик,
Пойдёт магнитная волна.
И, наклонив железный кончик,
Шатун погонит колдуна.
За колдуном смотрите в оба:
Он через винтик упадёт
На базу ровно в пол второго.
И лимфа в трубках заревёт.
Набухнут мерные сосуды
Тяжёлым бременем минут.
Часов изогнутые губы
Плевать секундами начнут.

ПРЕДЧУВСТВИЕ III-ей МИРОВОЙ

Бнофтнота скрипнули пружины,
И вот уж здесь он сам собой.
Дымят разорванные шины,
Внутри высоко взял гобой.
Позвольте! Вам технолог нужен!
У вас обрыв центральных вен!
— Технолог нынче наш недужен –
Дефект в распайке микросхем.
И верно: слышен издалече
Был хохот дикий и густой.
— Осколок бомбы покалечил
Вчера завод его стальной.
Бнефтряко словно бы взбесились
И шли вчера на нас как псы.
Смотрите – вон как покосились
Мои железные усы.
— Всё понял. Вот вам детонатор.
Громите бешеных собак.
Чтоб ни один их генератор
Не смог качать наш чёрный лак!


опубликовано: 14 сентября 2006г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *