экзистенция

архив за день: 29.12.2007

«Троцкистский» роман Леонида Леонова

Александр Беззубцев-Кондаков

В творческом наследии классика ХХ века Леонида Максимовича Леонова роман «Вор» играет особую роль, в этом раннем романе происходило формирование взглядов автора на феномен человека, на эпоху, на судьбу страны. В центре внимания писателя оказалось переломное время в истории России – Первая мировая война, революция, нэп. Бывают произведения, которые годами «не отпускают» автора, заставляют вновь и вновь возвращаться к ранее написанному…Роман «Вор» был написан в 1925-26 гг., над второй редакцией Леонов работал в 1957-59 гг, но и в последующие .....Читать дальше →

случай

проза

Иностранка Маша

Алексей Курганов

Воспоминание детства. Семидесятые годы (прошлого, понятно, столетия). Лужок – большая поляна между домами. Играем в расшибец. Объяснять, что это за игра, не буду. Старшее поколение знает, молодому знать не обязательно, потому что играть в неё всё  равно не станут. Не те времена. Другие игры. Другие игрушки.      

Из переулка к нам подходит Сява. Он лезет в карман рубашки, достаёт продолговатый, размером с ладонь, кусок плотной бумаги. Это фотография. На ней изображена голая тётка с огромными сиськами.      .....Читать дальше →

эссе

Литературные силуэты

Александр Балтин

КАЗУС КАВАФИСА
Когда поэт обращается к историческому антуражу, имея в виду вектор проникновения в сущность оного, это означает одно – действительность в тех формах, что известны ему, не может насытить алчущую душу.
Но Кавафис не просто трактовал стихом темы истории – он жил в ней, великой и ветхой, грандиозной и нищей.
Да и что было любить ему в повседневности? Временную службу, растянувшуюся на полжизни? Однообразный, кондовый формализм церкви? Пустоту болтовни в темноватых кофейнях? .....Читать дальше →

проза

В жизни раз бывает восемнадцать лет…

Алексей Курганов

Третьего после обеда Сидору Пахомову позвонил сын и поздравил с днём рождения.
- Ну? – спросил Сидор.
- Чего «ну»? – не понял сын.
- Дальше-то чего? – продолжил именинник.
- А чего? – «включил дурака» сын. Конечно, он всё прекрасно понимал.
- Подарок где? – ответил Сидор теперь уже открытым текстом.
- Па, ну какой подарок? – продолжил тупить потомок. – Я же в Красноярске. Как я его тебе передам?
- А почтовым переводом, - подсказал «счастливый отец». – Тыщонки три. Или даже пять. Мне бы они сейчас как раз в жилу! А? .....Читать дальше →

проза

Киря

Владимир Хотилов

Киря считался в вашем кругу интеллигентским сынком — мама у него была врачом, а папа инженером. Ещё он носил очки, имел приличную библиотеку, почти не ругался матом, а если такое с ним происходило, то тихо и незаметно, но всегда по делу.
Круг — это школа, пусть в недалёком, но уже прошлом.
Юрок, по кличке Москва, бесконвойник, вернее, расконвоируемый водила, последнее время крутил баранку то на самосвале, то на хлебовозке. .....Читать дальше →

проза

Мечтал стать саксофонистом

Александр Балтин

И ДАЖЕ ДО ЗИМЫ ЕЩЁ ДАЛЕКО
Сын, поднятый перископом на шею (сынок, малышок) никогда не вспомнит своих ощущений, как не узнает никогда, что чувствовал отец, забирая его – в пышном одеяльном конверте из роддома…
Отец не узнает никогда, что будет чувствовать сын, стоя над его гробом.
Но до этого ещё далеко – пока они идут по аллее парка, усыпанной мелкой красной крошкой, и пруд отливает золотистой зеленью, и сынишке три года.
Он лопочет, но в основном на своём, чётко получается не очень…
Он любит повторять – Я сам – ему хочется скорее, скорее, скорее…
Он убегает в детский сад, не попрощавшись с отцом, только что его переодевшим… .....Читать дальше →

проза

Дед Антипов, или Философия фурункулёза

Алексей Курганов

У деда Антипова – хронический фурункулёз. Это болезнь такая, при которой на теле чирьи выскакивают. Чуть подстынешь или понервничаешь - и вот они, пошли-поехали. Болезнь, конечно, не смертельная, если только чирей в мозг не прорвётся (тьфу-тьфу-тьфу, страсти какие!), но очень неприятная и очень неудобная в жизненно-бытовом отношении. Это ладно когда он, любезный, скажем, на кисти выскочит или, скажем, за ухом. Гораздо неприятнее, если где-нибудь на груди, спине или плече. Тогда рубашку надевать – морока одна. .....Читать дальше →

поэзия

Испытание истребителей

Александр Балтин

Понимает чётко – день придёт,
И не сможет написать ни строчки.
Ужас мощной молнией пробьёт
Бедное сознанье одиночки.
Завихрённый лабиринтом мозг
Образы давал с избытком смысла.
А насколько в мире всё всерьёз,
Рассказали постепенно числа.
Жив, покуда пишется, поэт.
Но дня Икс он всё же ожидает.
Собственный, как мог, лелеял свет,
Только оный мерно угасает. .....Читать дальше →

Учредители: Mirabo, A. Secret, А. Кудрявцев
Дизайн и разработка: Oleg Mirabo, A. Secret
© 2006 Санкт-Петербург






При использовании материалов, ссылка на сайт EXISTENZ.RU обязательна.
existenzfuter