Зимний хлеб

художник Валерий Кудринский. "Шквал. Первый снег в Саянах"
Александр Балтин

 

ЗИМНИЙ ХЛЕБ

О, зимний хлеб, нам данный щедро!
Мальчишки крепость возведут,
Врываясь в снеговые недра,
И сей ни в грош не ставя труд.
Хлеб снега – он метафизичен.
Хотя снежок порой на вкус
Я в детстве пробовал – боюсь
Разочарован был: отличен
От ситника подобный вкус –
И всё равно: хлеб зимний мил.
Сколь крошек на деревьях много.
И пусть я к линии итога
Иду, мне густо даден мир.

 

СНЕЖНОЕ

Заснеженные лестницы, мосты,
Собольи оперённые деревья.
И пешеходов хрусткое движенье,
Один из каковых и будешь ты.

Из нежной сини сделав небеса,
Дежурный ангел замер, и любуясь,
И радуясь, и пестуя любую
Снежинку – не любить её нельзя.

Кристалл волшебный, было, на ладонь
Садился, иль на чёрную перчатку.
И поражал уставшую сетчатку
Гармонией – как озеро, иль конь.

В симфонии, я знаю, мировой
Всё гармонично. Ныне время снега.
Нет криминала в линии побега
С небес, нам данных силой шаровой.

Сметанные дороги, синева
И высверки сугробов – изумрудный
Играет огонёк – считаешь: мудрый.
Рубиновый, наполнивший слова

Своею силой, также глубиной.
Деревья филигранны и ажурны.
О смерти мысли до смерти абсурдны –
Ведь жизнью нам откроется другой.

 

ПОДАРОК ДЛЯ БАБУШКИ

(стихотворение в прозе)
Снег с горки на детской площадке отец сметал перчаткой, и сходил слоями снег, постепенно, а внизу, у горки, малыш наполнял им ведёрко, работая жёлтым, пластиковым совочком.
Мёрзлые листья хрустели под ногами, ибо ноябрь оказался целиком зимним, пуша снегом с первого числа, и снег этот, было, оседал на текущее золото берёзы.
Малыш работал усердно, потом, бросив совочек, побежал к лесенке. Забрался на горку, задорно скатился вниз.
-Мокрым будешь, малышок, — улыбнулся отец.
Но малыша не пугало – он съезжал снова и снова, а потом вновь наполнял ведёрко, и, завершив работу, направился к подъезду, повторяя: Мой, мой – что означало: домой.
Дома плотно утрамбованный снег вывалили, как песчаный куличик в таз – подарок для бабушки.
И стали ждать её – ушедшую в магазин.

 

* * *

Я устал на всё реагировать –
На чужие скорби и боль,
И на то, что огромному миру
Наплевать на поэта роль.
Я устал на всё реагировать,
И бесчувственней камня стал.
И разбил свою вещую лиру
О реальности сталь.

 

* * *

Сами ад свой льём и производим.
Те – делиться не желая, те
Почитая псевдоблагородий,
А иные вязнут в пустоте.
Ведьмин суп вкушая вместо слова
Высоты, не замечая снег,
Блещущий искристо, чисто, здорово.
Что же ты несчастлив, человек?

 

* * *

Послушай я скоро умру послушай что я сказать успею опасно стоять на чёрном ветру метафизики жизнь рассматривая как идею опасно стоять надо двигаться жить послушай пусть говорю банально фонарей услышит ли рыбий жир или лёд что блестит легко и печально

 

* * *

Остановись мгновенье, ты прекрасно –
Легко поймать. А чёрта как поймать?
Ужасное, с кошмарами согласно! —
Чтоб вызвавший возжаждал удержать?
Так, смыслы все перевернутся сразу.
Ужасному прекрасным не бывать.
Но вдруг оно при том откроет фазу,
В какую чёрт отступит – лично ваш?

 

* * *

Расплескать не получится море,
Лабиринта все ветви едва ль
Одолеть, с личной данностью споря,
Ибо мал, хоть влечёт вертикаль.
Тем не менее, силишься звёзды
Постигать, созидая себя,
Созидая стихи, будто гнёзда
Смысловые, о многом скорбя –
И о малости собственной тоже.
Ранним утром зимой чернота

Разливается, сердце тревожа,
Ибо скрыта от глаз высота.

 

САЯНЫ

Хребет Саян, таящий нечто
Теперь сокрытое от нас,
Поскольку знанье бесконечно –
Камней услышь о том рассказ.
О, стены сверх-библиотеки,
Столпами данные камней!
Монахи из Тибета вехи
Искали там, и дар ключей.
Монахи звуком труб способны
Большие камни поднимать.
Материальность – наши скобы,
Их не удастся разорвать.
Саяны, прячущие нечто,
Необходимейшее нам –
Коль стали мы бесчеловечны,
Утратив доступ к небесам.

 

САРАГОСА

Сарагоса, Арагон, мечта,
Рвущаяся вверх соборов суммой.
Для базилик только высота
И важна, а не сует рисунок.
Вот Альхаферия – пышный стиль
Мавританский, чей ветвист орнамент.
Прошлое необоримо манит,
Отрицая нынешнюю быль.
Римских стен остатки велики,
Магдалены церковь – камень тканный.
Сарагоса – сад, огни, стихи,
Мир густой, бурлящий, пёстрый, славный…

 

* * *

И будто снег с земли взлетает,
Метелью пышною кружа.
Он вертикально ниспадает,
Нисходит лестницей, вскипает,
И будет радостна душа.

Малыш принёс ведёрко снега
Для бабушки. – Ах, мой родной!
О, маленького человека
Восторг всегда вдвойне живой.
Снег отливает синевой,
Пушит не здешней белизной.

Заснежены стоят составы
На запасных путях – и спят.
Огни мерцают – слева, справа,
И, кажется, – дома пушат.
Великолепье снежной славы,
И счастья чистый аромат.


опубликовано: 6 декабря 2016г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *