В поисках Кыси (часть 1)

Сергей Панкратов

 

Эту записку вместе с утренним круассаном на расстрельном списке поднесли Иосифу Виссарионовичу и он, прочитав её, сказал сердито и брезгливо:

-Снарядить погоню.

С беглянками же в полёте приключилось следующее.

Отлетев 150 километров от Москвы «Родина» попала в сплошную облачность, а потом отказала и радиоаппаратура — маяки Америки не прослушивались. В облачности началось обледенение самолета, и Марина Раскова раскрыла форточку своей кабины, чтобы красными, лакированными ногтями соскрести голубое сало со стекла. И в кабину ворвался злой ветер, и все полетные карты выдул за борт. Самолёт стал не только глухим, но и слепым. Девицы сбились с курса, и их повлекло на восток. Они летели 26 часов и всё думали, что постепенно приближаются к суфражизму. Наконец облачность прервалась, и они узрели перед, и под собою какие-то серые и жидкие, но величественные воды. Девицы решили, что перед ними Мексиканский залив, что они перемахнули Америку по меридиану с севера на юг. Но тот залив, увы, был не Мексиканским, — под и перед ними простиралась гладь Тугурского залива Тихого Океана, это была противная им родная Азия. Девицы принялись выбирать место для посадки. По расчётам штурмана топлива должно было хватить еще часа на три, поэтому решили пойти берегом, найти устье какой-нибудь реки и подниматься вверх по течению преснопотока — искать аэродром. Тут им увиделось огромное устье. «Миссисипи!» — определили девицы и решили обрадоваться. Марина Раскова в восторге выбралась на крыло и принялась от избытка чувств танцевать фокстрот с воображаемым партнером, обаяшкой и миллионером. Об этом есть прекрасные стихи:

флоридские поцелуи

английские имена

под знаменем звёздным

негр трубит не без смысла

танцуем

обняли ли вы меня

танцуем

я ль на шее у вас повисла?*

…………………………………………………………………………………..

*Установлено точно, что этот стихотворный текст вышел из-под пера Павликовской. Подозреваю, что многие стихотворные отрывки, включённые в корпус «О гвоздиках», не принадлежат именам, проставленным на титульном листе, — авторское право и критическая добросовестность чужды древнему преданию. Вспомните «У Пампуша». Цитата — «на левой стороне груди у него был выколот девиз: Я продолжаю, не творю, люблю чистосердечно Древность». Тем, кто «продолжает, не творит», неведомо понятие «плагиат». ( Прим. А. Рейблата.)

…………………………………………………………………………………..

Грызидубова и Осипенко смеялись и хлопали в ладоши. Увы! — миллионер оказался неловким кавалером, он поскользнулся на остатках голубого сала и сорвался с плоскости, увлекая Марину за собой.

Вдруг зажглась красная лампочка на расходном бачке. Это по инженерной науке означало: топлива осталось всего на тридцать минут лета. И Грызидубова быстро посадила «Родину» в первую мало-мальски пригодную болотину на левом берегу великой русской реки Амур.

Две девицы жались в самолете, чистили наганы и красили губы — готовились во всеоружии встретить аллигаторов и ку-клукс-клановцев. Вскоре к ним присоединилась и Марина — живая и непоколеченная. Покрытая пышным мохом материнская земля смягчила удар. А вот миллионер испарился. Об этом тоже есть прекрасные стихи:

Платье сникло и вееру тошно

Время сделалось тусклым и веским

Все кончается прежде, чем должно

Танцевать вроде можно, а не с кем.

Мой партнер исчез разъяв объятия

Где он мне неведомо, вам тоже

Если здесь не могу его сыскать я

Где искать его, господи боже?

Так грустили в приамурском болоте.

А на поимку девиц были отправлены Чкалов, Байдуков и Беляков. Эта команда, имея хорошие приборы, влетела прямо в пустой и холодный воздух Северного Полюса, пронзила его и проникла в Америку, маскируясь под героев-первопроходцев. Понятно — Грызидубову с подельницами они не настигли.

Государь, узнав об этом, рассердился и послал в погоню другой экипаж. Командиром был там славный летчик Громов. Но и Громову беглянки не дались. Государь в азарте шершеляфамства бросил к Полюсу и третью группу ловцов во главе с Леваневским. Но и эти мужественные мужи товарок не нашли, а нашли лютую смерть в ужасных торосах моря Бофорта. Государь отправил бы на поиски в гиперборей и четвертый отряд, но тут попросился к нему на внеочередной допрос старый мастер Туполев. Иосиф Виссарионович соблаговолил допросить его.

-Государь! – воскликнул, упав на колени, тюремный самолетостроитель. — Побег шкодниц дело моих рук. Но не полетел самолет в Америку, как гласит глупая записка, а остался в пределах твоих владений. Я умелый мастер и переделал управление машиной так, что она — как ни крути штурвал — всегда будет стремиться на восток. Согласно истинных расчетов, девиц следует искать в треугольнике, вершинами которого являются населенные пункты Аян, Казачинское и Хабаровск.

Государь, выслушав Туполева, отдал приказ на поиски в амурской тайге. И действительно — «Родину» с экипажем обнаружили там, где и указал хитрый старик.

-Зачем, коварный, ты все это затеял? — спросил у него государь.

-Товарищ Сталин, — ответил аэросусанин, — возьмите линейку и прикиньте по карте расстояние от Москвы до места посадки «Родины»!

Государь внял — приложил линейку и завахал:

-Вах-вах! Да это же на несколько тысяч километров больше, чем июньский рекорд дальности полета француженки Дюпейрон!

-Государь, достижения не падают с неба, их готовят на земле, — почтительно сказал Туполев. — Вы согласны, что авиационные рекорды — это цветы самолетостроения?

-Это так, — согласился государь.

-Но цветы лучше всего растут на навозе. Самая же подходящая почва для небесных рекордов есть грязь души человека — подлость и двоедушие. Брусчаткою дороги в Небо служат пороки. Это — Путь Человека.

Государь сказал:

-Ты, в общем, прав, но вот насчет Пути Человека стоит поспорить. Человеческий Путь не есть дорога, но канат, натянутый на уровне колен. Предназначен он для того, чтобы об него спотыкаться. Аббревиатура словосочетания Человеческий Путь – ЧП.

Показав свою мудрость, государь отправил Туполева в камеру.

И Туполев, довольный, отправился. Он знал, что мудрость о Пути не государя, а Пророка Революции. Но делал вид, что не знает. Было замечено: ненавидя Пророка,* многое из политического и духовного арсенала его государь неосознанно использовал как своё: ветер, веяние, духовная передача – эти слова наделены загадочным смыслом…

………………………………………………………………………………………….

*Если долго борешься с врагом, то начинаешь пахнуть его потом. Когда первый государь земли Со-Вьет скончался, власть упала к подножию трона. Два мудреца – Пржевальский и Пророк Революции, первыми подбежали к власти и, дёргая, схватились. Долго пыхтели, но силы были равными. «Чур вместе», — тогда предложил Пророк Революции. Пржевальский сделал вид, что согласен, и кивнул. Пророк Революции расслабился и тут Пржевальский провёл подножку. Пророк Революции упал затылком на ледоруб, правый, рыбий глаз его вытек в Мамаев курган, Пророк испустил дух, а власть осталась в руках Пржевальского. Он победно рыкнул. Вот из-за какой мелочи между двумя достойными мужами существовала лютая вражда. (Прим. Сыма Цяня)

………………………………………………………………………………………..

И случилось то, на что и рассчитывал лукавый самолетостроитель.

Полеты Грызидубовой, Чкалова и Громова были признаны наивными странами Запада достойными восхищения, и это повысило международный престиж жены государя, царицы Софьи Власьевны, — согласно нашей Конституции именно она курировала авиацию.

Государь подобрел. Туполева премировали. В знак особой милости ему позволили первому копаться в урне возле КПП: Иосиф Виссарионович в молодости сам сидел и знал, что нет большего счастья для зека, чем жирный окурок. Беглянок же не наказали,* но привезли в Москву и, приблизив ко двору, ввели членами правления в фонд помощи жертвам утренней эрекции при журнале «Работница и крестьянка» и навинтили на груди тяжёлые ордена.** Девицы отправились по городам – заседать в президиумах и кушать банкетами. Особенно роскошным было чествование в городе на Неве – девицы устали жать руки и давать автографы. Придворный поэт Радек сложил об этом прекрасные стихи:

Стиль баттерфляй над водной гладью

Нам демонстрируют три девы.

Они сегодня в Ленинграде

Дают направо и налево.

Очень часто то, что кажется крушением надежды, является на поверку её исполнением.

…………………………………………………………………………

*Газета «Правда» писала: «Лётчицы Грызидубова, Осипенко и штурман Раскова установили новый женский международный рекорд дальности полёта без посадки». Туполев же читал такое, кривился и поправлял ядовито:

-Не правдисты это, а полуправдисты. Лукавый газетчики народ. Рекорд-то был установлен Грызидубовой не только без посадки, но и без отсидки!

…………………………………………………………………………

** Подверглись или не подверглись наказанию за свой полёт дерзкокрылые женщины – вопрос спорный и поныне. Существуют варианты списков «Голубого сала», правда немного, где обнаружены такие строки. «Когда достали девиц, как лягв, из болота, государь имел с ними длительную беседу – расспрашивал о причинах неудовольствия и какими манипуляциями удовлетворить. Девицы поделились. Государь размыслил и приказал отдать девиц на ночь роте кремлёвских курсантов. Грызидубову – первому взводу, Осипенко – второму взводу, Раскову – третьему. Девиц привязали к прокрустову ложу и всю ночь обрабатывали на узкой базе с широким размахом. К утру все переполнились довольством». (То, что это вставка переписчиков времён поздней СССР,*** доказать не удалось. Но не нашлось весомых аргументов и обратному.) Как воспринимать в данном контексте глагол «обрабатывали»? Длительное время господствовала точка зрения — слово «обрабатывали» тут означает – «интенсивно любили». (Сторонники такого прочтения опирались на старинную эмансипэ-монографию Коллонтай «Любовь пчёл трудовых»). Ныне, после того, как работа доктора В. Купера «История розги» вошла в научный оборот, где было обращено внимание на то, что «обрабатывали» — слово из лексикона Гастева, многие склоняются к мнению, что «обрабатывали» — это «подвергали флагелляции». Купер изучил историю использования в СА приспособления, известного как «прокрустово ложе». В тридцатые годы, в связи со стремительным развитием авиации, стало безразлично – коротконог лётчик или нет – появилась возможность кабины самолётов делать просторными. Дырявые же корыта не исчезли как анохронизм, наоборот, Красная Армия ими активно насыщалась. Но отныне ложа выполняли совершенно иную функцию – не сортировали претендентов в ВТШ, а служили топчанами для караульных! Дело в том, что в 1929 году была принята предложенная С. М. Будённым программа ВП(К) — Верности Пояс (Конский) и внесены соотвествующие изменения в Устав Караульной Службы РККА. Суть ВП(К). Бойца, преднозначенного в караул, хорошенько – до кровавых ран — пороли по ягодицам, бёдрам и животу розгами. В ранки затем засыпался перемешанный с антисептиком конский волос, порубленный в мелкую сечку. Когда заживало, волос врастал в тело и боец, подвергнутый операции «подщетинивания», приобретя «пояс верности», уже не мог без «Прокрустова ложа» ни лежать, ни сидеть. Такой человек не спал на посту, не изменял Уставу. Что и требовалось.**** Судя по тому, что два конно-спортивных полка числились в составе Советской Армии и в1991 году, «пояс верности» в СА использовался вплоть до её распада. (Слово «спортивный» в словосочетании «полк конно-спортивный», видимо, ведёт свою этимологию не от существительного «спорт», а от глагола «спортить».) После двухгодичного срока службы, к дембелю, караульного приводили в изначальный вид всё той же поркой, но уже с занесением в ранки инфекцией. Конская волосня легко выходила гноем. Обычай «подщетинивать» после распада СССР сохранился только в среднеазиатских республиках. О нём, в частности, упоминается в интересной повести Н. Лескова «Очарованный странник».

Замечание.

Розги в программе ВП(К) вымачивали в уксусе. Но УКСУС это ещё и Устав Караульной Службы Усовершенствованный, Стандартизированный. Случайно ли это совпадение или нет, -работ, которые рассматривали бы эту тему, почему-то нет.

Считающие, что слово «обрабатывали» следует понимать — «интенсивно любили», обычно ссылаются на хорошо известный циркуляр № 487 / 67 Генштаба РККА от 1. 07. 30, где анализируются причины неудач первых дней конфликта на КВЖД. В этом циркуляре, в пункте 78, в целях недопущения снижения уровня боеготовности, строго запрещается подвергать наказанию розгой танкистов и лётчиков. Гризодубова, Осипенко и Раскова все-таки лётчицы…

Сторонники же мнения Купера утверждают, что в 1933 году из циркуляра № 487 / 67 лётчики были исключены. Дело в том, что в именно 33 году в ВВС РККА лётчики стали летать с парашютами. А советский парашют — это квадратный мешок, который крепился на ягодицах лётчика. И, как следствие этого, сиденье для пилота стали делать корытообразное – в него и укладывался парашют. С 33 года летчики сидели на мягком. Это, по мнению сторонников Купера, нисколечки не больно, тут нет ни на йоту снижения боеготовности. Члены военно-исторического общества «Красное седло» даже провели опыт – были выпороты несколько добровольцев Уфимского аэроклуба, и они, эти упоротые добровольцы, совершили контрольные полёты на восстановленном СБ-3. (Использовались армейские перкалевые парашюты УКВ-54 47 года выпуска). И вправду – пилоты заявили, что дискомфорта не ощущали.

Всё это довольно занятно, но в архивах Минобороны не найдено ни одного изменённого приказа Генштаба № 487 / 67, откуда бы были вычеркнуты лётчики. (Прим. Н. Зеньковича).

………………………………………………………………………………………………………….

***СССР – Секция Содействия Сексуальной Революции, одно из подразделений Коминтерна. (Прим. Ред.)

…………………………………………………………………………………………………………..

**** Это лишь эпизод долгой изнурительной борьбы за армейского коня, что вёл с гиппофобом Тухачевским легендарный командарм Первой Конной. Интересное замечание о «подщетинивании» сделал Л. Карсавин, когда параграфы Устава Караульной Службы РККА стали известны на Западе. Вот что сказал Карсавин. «Это хорошо. Россия ведь такая страна, что если в России нет «подщетинивания» или чего-либо подобного, в России нет и истории». (Прим. В. Кожинова)

……………………………………………………………………………………………………………..

А чтобы прикрыть страну с северного направления, поставил Ворошилов на льду Полярного океана блокпост товарища Папанина. Назывался он СП-1. Со временем количество Северных Постов довели до 28.

Однажды государь столкнулся в пустом Георгиевском зале с Грызидубовой и, вспомнив о брошенной на бетон полосы всеобъясняющей записке, спросил девицу:

-Почему ты, Бабочка, испытываешь неприязнь к 8 Марта? Чем плохо-то?..

Валя вся вспыхнула от такого вопроса и закрыла лицо ладонями, словно сказочная вдова однокомнатной квартиры, когда к ней приблизился поигрывающий гофрированным шлангом водопроводчик.*

……………………………………………………………………………………………………………………

.* Намек на какое-то древнее сочинение, до сих пор в архивах не обнаруженное. (Прим. переводчика.)

………………………………………………………………………………………………………………………

Государь удивился краснощекой реакции и нежно, но решительно стал отводить девичьи руки от девичьего лица. А как получилось — повторил свой вопрос.

-Мне стыдно… — прошептала Валя и убежала через Боровицкие ворота.

Государь догадался, что здесь скрывается что-то очень интересное, вызвал к себе Чкалова и поинтересовался:

-Можешь сказать о международном женском празднике такое, что ввело бы в краску девицу?

Чкалов усмехнулся и сказал:

-Товарищ государь, а вы Юнга читали?.. имеете понятие, почему для мадамского чествования выбрали день под номером 8, а не под каким-либо другим?

-Нет, — сознался Иосиф Виссарионович.

-Да ведь что же такое 8?.. Это же архетипосимвол бабы — два очка и перемычка!

Государю стало чрезвычайно смешно, государь, сразу вникнув в соль блестящей шутки, захохотал так, что затряслась Спасская Башня, и разрушился храм Христа-Спасителя. И Иосиф Виссарионович наградил Валерия да доставленное удовольствие внеочередным орденом Боевого Красного Знамени, — так потрафил ему своим тонким юмором лётчик.

Грызидубова же, узнав о новой милости бывшему жениху, сильно озлобилась. А тут еще и сам Валерий при встречах с нею стал наигрывать на губной гармошке мотив из оперетки «Мадам Баттерфляй» и напевать стишки:

-Бабочка, Бабочка — где же ваш папочка?

-Папочка наш улетел.

-Бабочка, Бабочка — где ж ваша мамочка?

-Мамочку съели жиды.

Пампушка была незнакома с творчеством детского поэта Николая Олейникова, который был моден в продвинутых кругах, она не знала, что Валерий бескорыстный поклонник Олейникова и поет стишки просто от избытка веселья, она нехорошо подумала, что Чкалов как-то пронюхал о фактах её биографии, пронюхал о том, что она семитка из Бобруйска и дразнит национальным вопросом, кривляясь под старикашку Розанова.

И вздумала Валя погубить Чкалова чрезвычайно насмешливо. Она решила клевету, которую он на нее возвел, вывернуть в правду.

И принялась Валя есть много жирной пищи, и спать после обеда. От такой жизни её быстро разнесло в стороны. Даже Валина тень стала грузной.

Теперь следовало только дождаться подходящего момента. И он пришел.

Однажды, когда ветротекучий Чкалов, полируя сосудики адреналином, в одиночестве шлифовал свой талант на предельно низких высотах (кнутом из шкуры моржа Чкалов выбивал одуванчики на газоне дачи Жданова), потолстевшая Грызидубова надела прозрачное нижнее белье, втиснулась в короткую блядскую юбчонку, вплела в волосы красную розу и желтую лилию, села в И-15 и тайно поднялась в небо. Там она приблизилась к весельчаку на минимальное расстояние и красиво выполнила фигуру «бочка». Чкалов засмотрелся на цветы и обнажившиеся бёдра, на мгновение потерял контроль над ситуацией и, скатившись с круглого неба, врезался в квадратную землю.

Валя же, бросив лилию на место мужского падения, ушла на бреющем со слезами на глазах. Её никто не заметил.

Когда спасатели подбежали к горящему самолёту и вытащили Валерия из-под обломков, он был еще жив и немного шевелил непослушным языком. Прислушавшись, люди разобрали:

-Без трусов…

Это было все, что он успел сообщить, — пришла смерть, лётчик похолодел и присоединился к большинству. Тёплые же люди же изобильно заплакали горькими, чёрными слезами: потому местность где погиб Валерий договорились прозывать Чёрная Речка.

Товарищи Чкалова – Костя Д. и Никита К. – подняли тело пилота и понесли домой, на Тверской бульвар. Где-то возле Бологого у Чкалова отрасли симпатичные бакенбарды. Валерий по этому поводу много шутил, порывался сползти у товарищей с рук. Но обошлось, и его пронесли в квартиру и уложили на диван в кабинете. Лицо пилота от копоти было чёрно, как у арапа. Тут Валерий опять открыл глаза, увидел шкафы с печатной продукцией, улыбнулся и сказал:

-Друзья мои, книги…

Больше выпадать из вечности в жизнь он себе не позволил, ибо то был бы перебор, он забронзовел, его блестяще начистили и навсегда поставили Памятником в одном сугубо азиатском городе, спиной к кинотеатру. Простой и неграмотный народ, который почитал Валерия не только за клоунские штуки, но ещё и как жениха Вали, начал именовать Памятник Пампуш, то есть Пампушка мужского рода…

Так же считается, что Чкалов последним заветом наказал не пускать в голубую синеву робких и нерешительных.


опубликовано: 17 марта 2011г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *