Отъезд в Торонто

Никита Николаенко

 

Забегая вперед, отмечу, что примерно месяц спустя, меня вежливо попросил зайти знакомый участковый. После пары наводящих вопросов за жизнь, он подвинул лежащие перед ним на столе две справки. Как раз, те самые – об отсутствии судимости из местного отделения милиции, которые ранее, я безуспешно добивался. На меня и на супругу. Каждая справка представляла собой половину серого листа бумаги, с печатями и подписями. Эти справки, хотя и имели неказистый вид, зато, без сомнения, были подлинными. Бережно храню их с тех пор. Как реликвию. А подполковник действительно оказался внимательным человеком, вникающим в проблемы граждан. Все бы так работали!

Но, поскольку, все документы к тому времени уже находились в работе – их переводили, заверяли нотариально, то и менять красивые справки на некрасивые, я не стал. В посольстве, кстати, к справкам вопросов не возникло. Они появятся позже. Но, и об этом – потом!

Тогда же, весьма довольный тем обстоятельством, что преодолел такой непростой барьер, я направился к знакомому трехэтажному особняку. Яркое солнце подогревало и без того радужное настроение, прохожие, на этот  раз, казались милыми и улыбчивыми людьми, сугробы уже подтаивали и даже машины, ни за что не пропускающие пешеходов, не сильно раздражали в тот день.

Моей благодетельницы из Канады не оказалось на месте, но, по словам дежурного милиционера, она должна была вот-вот появиться. Присаживайтесь, да отдохните немного! – предложил майор, показывая на кожаный диван. Я охотно последовал его совету. Папку с бумагами положил тут же, на журнальном столике, под свисающими листьями большого растения. Полученные с таким трудом справки вселяли надежду, что теперь – самое трудное позади! Сидеть под листьями показалось приятно, и я, с сознанием выполненного долга, позволил себе немного расслабиться. Неужели, самое трудное – позади! Так хотелось в это верить! А дальше – канадский адвокат поможет! И еще – иммиграционный офицер, — добавил я про себя, вспомнив стройную женщину в белом брючном костюме.

Яркий свет дневных ламп полностью заливал уютную приемную, из-за чего в ней казалось не просто светло, но и как-то теплее. Да еще и за окном ярко светило солнце! Как хорошо, что не надо никуда торопиться! Между тем, ожидание затягивалось. Большой диван из черной кожи, на котором я расположился, показался довольно мягким, и дрема как-то незаметно стала овладевать мною. В конце зимы недостаток витаминов ощущается особенно сильно!

Между тем, появились новые посетители. Двое мужчин, один из которых был невысокого роста, в свитере, а другой – высокого роста, в костюме, и с ними, женщина, нерешительно остановились у входа в приемную и, поначалу, не привлекли к себе особого внимания. Потоптавшись у двери и узнав у дежурного милиционера, что хозяйки заведения пока нет на месте, посетители вышли в коридор и остались там, вне зоны моей видимости. Лишь, изредка, доносились их тихие, но различимые голоса.

Скоро из разговора стало понятно, что это супружеская пара, в сопровождении адвоката, намеревалась эмигрировать в Канаду. Причем, не как специалисты, а как коммерсанты, с вложением крупной суммы денег в экономику той страны. Имеют же люди деньги! – равнодушно отметил я, по-прежнему подремывая при ярком свете. За полчаса ожидания удалось хорошо отдохнуть.

Вскоре стремительно вошедшая в приемную в стильном пальто госпожа Байд заставила меня встрепенуться и расплыться в широкой улыбке. – Привет! – Привет! – мы помахали друг другу рукой, как старые знакомые. Приятных людей видеть всегда приятно! В ответ, я получил не менее лучезарную улыбку. Сейчас-сейчас! – приветливо кивнула она на ходу и скрылась в своем кабинете. Следом зашла ее помощница в джинсах и неизменной зеленой кофточке.

Через пару минут, госпожа Байд, уже без стильного пальто, появилась в приемной и подошла к дивану, на котором я расположился. Вы не подождете еще, буквально, пару минут – я хотела бы переговорить с адвокатом этой пары! – произнесла, с акцентом, она, и показала в сторону высокого мужчины в костюме. Подожду, конечно! – равнодушно пожал я плечами. Пара минут – не в тягость! Вот и отлично! – обрадовалась госпожа Байд.

По ее приглашению, адвокат проследовал в кабинет. Я приготовился к длительному ожиданию, но задержался он там, на удивление, недолго. Буквально, через пару минут высокий мужчина вышел из кабинета и, подойдя к поджидавшей его паре, покачал головой и внятно произнес слово – “нет”. Затем, чуть наклонившись, добавил еще что-то тихим голосом, но разобрать его слова было невозможно. Не задерживаясь более, пара, в сопровождении своего адвоката, покинула заведение госпожи Байд. Не договорились! – констатировал я, задумчиво глядя вслед уходящим людям. Очевидно, что-то не понравилось адвокату! Странно, однако! Интересно – что именно, не понравилось? Но, раздумывать было некогда.

Сразу же после ухода пары с адвокатом, знакомая девушка в джинсах предложила пройти в кабинет госпожи Байд. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы оторваться от мягкого дивана, на котором я успел уже пригреться. Но, в кабинет проследовал я уже уверенно, отогнав дремоту и настроившись на деловой разговор.

В кабинете, кроме госпожи Байд, находился еще и незнакомый мне смуглолицый молодой человек, скромно сидящий в углу, на стуле. Когда это он успел пройти, и как это я его не заметил? – стало, на мгновение, интересно. Разве что, он зашел в кабинет еще до моего прихода? Но, молодой человек мало интересовал меня. Зря, кстати. В таких важных делах, таких, как эмиграция в Канаду, даже на мелочи следовало бы обращать внимание! Жаль, что понимание этого приходит слишком поздно!

Но, как бы то ни было, устроившись за столом, я улыбнулся хозяйке кабинета. И в ответ, получил такую же улыбку. Улыбаться она умела! Кажется, у нас уже вошло в привычку улыбаться друг другу. Продолжалось это, наверное, с полминуты. Можно было переходить к делу. Итак – о деле!

Благодаря Вашей помощи, наконец-то удалось получить недостающие справки, и вот, передаю Вам весь пакет документов! – обратился я к хозяйке кабинета и, с этими словами,  скромно положил пухлую папку на стол, и подвинул ее благодетельнице. Она изящно взяла папку беленькими ручками.

Что же, очень хорошо, что Вы быстро справились с этой задачей! – последовала реплика после короткой паузы. Мы сейчас же передадим Ваши документы переводчику, для перевода и последующего нотариального заверения. Значит, Вам останется только сдать документы в посольство, — произнесла она задумчиво. Сдать документы – это ведь, еще не значит, что сразу придется и проходить там интервью на английском языке? – уточнил я, на всякий случай. Этого интервью я боялся, как черт ладана. Нет, конечно! – успокоила собеседница. Сдать – это значит, сдать – не пугайтесь, раньше времени! Это хорошо! – кивнул я, согласно. К интервью еще надо подготовиться!

Кстати, о подготовке к интервью! – оживилась хозяйка кабинета. Хочу Вам представить Майкла! – тут она повернулась к смуглому молодому человеку, до сих пор скромно сидящему в углу. Повернулся к нему и я – вот, зачем, значит, сидит здесь этот парень!

У Майкла превосходный английский язык! – уверенно объявила хозяйка кабинета, по-прежнему красиво коверкая слова. Он и окажет Вам помощь в изучении английского языка! Изучение языка – это хорошо! Но, подумал я тогда о другом. Наверное, и мне предстоит так красиво коверкать слова, после того, как, лет десять проживу в Канаде! Тут глаза мои даже зажмурились, и я чуть-чуть, было, не прослезился. Эх, разучусь, в скором времени, говорить по-русски! – не сказать, чтобы очень тяжко, но, все-таки вздохнул я тогда. Но, пока суд да дело, язык, конечно, следует подучить, и к интервью надо подготовиться основательно!

Тем временем, смуглый молодой человек, с улыбкой, поднялся со стула и приблизился для рукопожатия. Здравствуйте! – скромно произнес он. Здравствуйте! – ответил я ему, пристально разглядывая незнакомца. К моему удивлению, говорил Майкл совершенно свободно, без акцента. Молодой еще! – решил я тогда. Но – следовало еще уточнить детали.

И как долго будут продолжаться наши занятия? – обратился я к госпоже Байд. Время до интервью еще достаточно, — просто ответила она, не уточняя, правда, сколько именно времени осталось до этого счастливого момента. А английский язык, безусловно, Вам нужно подтянуть, – добавила собеседница. Тут и возразить было нечего. Но, и соглашаться сразу я не спешил.

А как дорого будут стоить его услуги? – последовал следующий вопрос. О цене вы сами договоритесь! – отрешилась от этого вопроса госпожа Байд. Тут я еще раз взглянул на смуглолицего молодого человека. Майкл ответил белозубой улыбкой. Хорошо! – кивнул я хозяйке кабинета. Позанимаемся! С Майклом мы договорились встретиться в городе, на следующий день, на нейтральной территории. Станция “Арбатская” устроила нас обоих.

На станции, куда я направился на следующий день, как обычно, было многолюдно, но Майкла я нашел почти сразу, сидящим на скамейке в центре зала. Я опустился рядом с ним и равнодушно наблюдал за потоком людей, спешащих по своим делам. Никому до нас не было никакого дела. Как, впрочем, и нам до окружающих людей. Лишь, проходящий мимо милиционер, с дубинкой, скользнул по мне холодным пристальным взглядом. Ничего – скоро уже! – подумал я, глядя ему вслед. Гул от приходящих и отходящих поездов только успокоил. Присевшая рядом пожилая женщина с клюкой не мешала нашему разговору.

К тому времени я уже имел опыт общения с одним Майклом, который на поверку оказался Мишей, а потому, довольно простым вопросом форсировал развитие событий. Тебя ведь, Мишей зовут, а не Майклом? – поинтересовался я, без затей. Да, Мишей! – также просто подтвердил он. Это хорошо, что Мишей, — повторил я за ним, задумчиво. Мы быстро договорились о режиме занятий, и потянулись монотонные, без ярких впечатлений, будни.

С Мишей мы, не то, чтобы подружились – дружил я только с женщинами, а, скажем так, стали приятелями. И, хотя, за занятия он заломил немалую цену, по тридцать долларов за урок – большая сумма по тем временам, но, они того стоили. Преподавал он добросовестно. Обычно, Миша подъезжал ко мне домой и, сидя на кухне, мы методично проходили тему за темой, откладывая в сторону исписанные листки бумаги.

А, после занятий пили чай с бутербродами, и, бывало, разговаривали за жизнь. Выяснилось, что Майкл-Миша, родом был из Армении, еврей. Мой преподаватель поведал, что он твердо решил эмигрировать в Канаду, и что здесь, в Москве, ему неинтересно. Еще он дал понять, что рассчитывает на помощь госпожи Байд в этом деле. О жизни в Канаде он знал намного больше меня и, называя себя, то евреем, то армянином, очень надеялся на помощь то армянской, то еврейской диаспоры. На чью именно, помощь, я так и не понял. В Москве же Миша снимал скромное жилье где-то на окраине, и, кажется, жил не очень сладко. Впрочем, выглядел он всегда безукоризненно и одевался со вкусом.

Занятия с Мишей, несмотря на их дороговизну, сыграли свою положительную роль. Они заставили встряхнуться от спячки, в которую я погрузился в то время, напомнили о былых увлечениях и нацелили на новую работу с языком. Словом, не скажу, что бы сильно жалел о потраченных на занятия деньгах, хотя бы и по тридцать долларов за урок.

Конечно, не одними занятиями с Мишей я был занят в то время. Как раз в те дни шли интенсивные переговоры с двумя покупателями, готовыми, казалось, купить мое предприятие. Основные договоренности были достигнуты, и оставалось только выбрать – кому же из них отдать предпочтение? К слову, таких покупателей, как те двое, будут еще десятки. Тогда же я напрасно тратил на них свое драгоценное время. Серьезные люди появятся позже. Но, знать этого, конечно, тогда я не мог. Со временем приходит опыт, со временем!

Но, как бы, то ни было, дела на предприятии следовало привести в порядок, подготовить его к передаче новому владельцу, словом, забот хватало и без подготовки отъезда в Канаду. Не говоря уже о занятиях с Мишей!

Изредка, я бывал и в знакомом трехэтажном особняке, хотя бы и для того, чтобы рассказать о том, как успешно проходят наши занятия. В один из дней, желая узнать – не перевели ли мои документы, да и просто показаться, я, в очередной раз, направился к госпоже Байд. Но мы, увы, разминулись. По словам дежурного милиционера, она уехала, буквально за пару минут до моего прихода. Жалко, конечно, но, делать было нечего!

Садись – отдохни немного! – кивнув на диван, предложил знакомый милиционер, видя мое огорчение. А и то – отдохну, минутку-другую! – согласился я с ним, и устроился на хорошо знакомом мягком кожаном диване, под экзотическими листочками. Устал немного, торопясь на встречу – весна, все-таки! Да, весна была уже в полном разгаре!

На черную женскую сумочку, оставленную кем-то из посетительниц на журнальном столике, рядом с диваном, я не обратил никакого внимания. Вот, если бы, там пистолет лежал – тогда, другое дело! Тем временем, дежурный милиционер, по какой-то надобности, покинул приемную, и я остался там в одиночестве. Яркий свет ламп, как обычно, заливал всю приемную, и уходить, не хотелось. Посижу еще пару минут! – разрешил я себе. Но, спокойно отдохнуть мне не дали.

В приемную вошли хорошо одетые молодые люди – парень, и девушка. Бросилось в глаза их беспокойство. Я же, предупреждал тебя – не торопись! – раздраженно и громко, начал было, говорить молодой человек, обращаясь к своей спутнице но, посмотрев на меня, осекся. Девушка, с виноватым видом, молчала. Тут парень остановился и посмотрел на сумку, лежащую на столике. Так, ты еще и сумку свою здесь оставила – ну, это уже слишком! – громко упрекнул девушку молодой человек. Она быстрыми шагами подошла к столику и, схватив сумку, крепко прижала ее к себе. Денег там, наверное – немало! – отметил я про себя. Но – чужие деньги, а потому мне ее сумка — до лампочки!

Конечно же, не доставляло удовольствия слушать подобные речи, но и уходить пока не хотелось. Разомлел, немного, расслабился. Бывает! А парень все не унимался. Ну, я даже и не знаю, что о тебе можно подумать! – все ругал он подругу. Девушка молча слушала упреки, с виноватым видом, прижимая к себе черную сумку. Поссорились основательно – это было понятно!

Но, у меня же на языке вертелся вопрос. Что-то здесь не так? – хотелось тогда спросить у молодых людей. Но, не спросил. Но, мысль о том, что что-то в этой солидной на вид, конторе не так, давно не давала мне покоя. Почему-то, госпожа Байд упорно избегала привести, в качестве примера, фамилии удачно эмигрировавших людей. Она категорически отказалась от моего предложения переслать документы на мой адрес, а не на адрес своей конторы. Но, надежда на благополучный исход дела, все-таки, теплилась. Вскоре, молодые люди покинули контору госпожи Байд. Следом за ними вышел и я, и направился по другим, не менее важным делам. Словом, в то время, хватало и забот, и сомнений. Причем, сомнения становились, то больше, то меньше, но, не исчезали совсем.

Но, все хорошее когда-то заканчивается! И вот, наступил долгожданный день подачи документов в Канадское посольство. Подвезти их туда должен был розовощекий молодой человек. Забыл, за давностью, его имя.

То утро выдалось холодное и пасмурное. Да и подморозило еще, к тому же, несмотря на уже наступившую календарную весну. И, хотя я своевременно прибыл к посольству к оговоренному времени, но, перед воротами уже толпилась очередь, человек из сорока. Без всякого энтузиазма, я пристроился в хвост очереди. Внутрь пока никого не пускали и люди, стоя на месте, в ожидании переминались с ноги на ногу. Скоро появился и  розовощекий молодой человек с пухлой папкой, с моими документами, и показалось несколько веселее. Но, не сказать, чтобы сильно.

Еще не пускают? – бодро поинтересовался он. Неиссякаемая энергия молодежи всегда вызывала мой восторг. Стоим пока! – хмуро ответил я ему. Терять время на ожидания мне не нравилось, как, впрочем, наверное, и любому человеку из очереди. Но – надо! Молодой человек, слава богу, не докучал своими разговорами.

Очень скоро очередь зашевелилась, заволновалась. Пускают! – послышались голоса. С нашего места стало заметно, как два дюжих охранника в добротной зеленой форме открыли ворота, и приготовились пропускать людей. Раньше обеда внутрь не попасть! – подумал я, но ошибся.

Нежданно-негаданно, один из охранников, достав из кармана смятый листок бумаги и посмотрев на него, выкрикнул мою фамилию. Я вздрогнул от неожиданности, но, не дожидаясь повторного приглашения, мы с розовощеким парнем решительно направились к входу, раздвигая очередь. Пропустите, пожалуйста! Здесь-здесь! – на всякий случай, на ходу обозначил я свое присутствие. Казалось, что мы будем первыми, но какая-то молодая полная женщина, решительно подвинув грудью охранников, умудрилась-таки зайти впереди нас. Живут же на свете такие люди! Но, это обстоятельство не сильно огорчило. Один человек – не десять, пережить можно!

Однако, госпожа Байд – совсем не проста! – на ходу, шепнул я спутнику, заходя вслед за полной женщиной. Она совсем не проста! – подтвердил он. Отсчитав десять человек, охранники перекрыли вход в здание, объявив остальным, — ждите! Мы оказались в довольно просторном зале, перед стойкой, огороженной толстым стеклом. В стекле, на уровне груди, виднелось небольшое окошко – только-только, просунуть папку с документами. Полная женщина, конечно же, оказалась у заветного окошка первой, а за ней пристроились и мы с розовощеким молодым человеком. Наконец-то, долгожданная папка очутилась в моих руках. Она заметно потяжелела и распухла – добавились бумаги на английском языке. Остальные соискатели заветной визы разошлись по залу и, достав свои документы, принялись сосредоточенно смотреть на них. За толстым стеклом пока никого не было видно. Как-то, не хотелось торопить время.

Наконец, минут через пять, за стеклом появилась миловидная стройная женщина, лет сорока, блондинка, и взяла документы у первой посетительницы. Отлично! – обрадовался мой товарищ. Тебе повезло, что сегодня дежурит она! Было, похоже, что он хорошо знал всех иммиграционных офицеров в посольстве Канады.

Работа, между тем, продолжалась. Вскоре, из разговора двух женщин стало понятно, что толстушка уже побывала в Канаде, имеет троих детей, да вот, что-то заставило ее вернуться домой, в Москву. Но, теперь ей, как стало понятно, захотелось обратно, в Канаду. В доказательство того, что ее там ждут, она трясла какими-то квитанциями о денежных переводах, на пять тысяч долларов, но, иммиграционному офицеру за стеклом их, почему-то не передавала. Слушать их беседу было неинтересно. Но, приходилось.

Везет же некоторым женщинам! – не сказать, чтобы сильно, порадовался я за соискательницу. Мало того, что в Канаде побывала, так ей еще и переводы денежные присылают, на пропитание! Скоро стало понятно, что у толстушки недоставало какой-то справки, и спокойный поначалу разговор принял характер спора. Тут я не удержался, и покосился на стоявшую рядом женщину. Она по-прежнему. Что-то объясняла, делая ударение на словах “денежный перевод”, и все трясла квитанциями. Да, такая тетка, как коза голодная, как пристанет к кленовому листочку, так ее, и за уши не оттащишь, пока не обглодает все, без остатка! – подумал я тогда.


опубликовано: 20 мая 2011г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *