Отъезд в Торонто

Никита Николаенко

 

Итак, предлагаю Вам половину от суммы, которую мне задолжала эта дамочка, то есть, полторы тысячи долларов! – переборов недовольство, закончил я вступительную речь.  Деньги за справки об отсутствии судимости мною были, благоразумно, приплюсованы к общему долгу. Пожалуй, мы возьмемся Вам помочь! – ответил директор агентства и, не откладывая дела в долгий ящик, предложил тут же подписать договор. Договор подмахнули, без проволочек.

В это время за дверью послышались шаги, и она широко распахнулась. На пороге стояли трое мужчин. А вот и мои сотрудники! – обрадовался директор агентства. Знакомьтесь! Повернувшись к сотрудникам, я назвал себя. Представились и они. Познакомились, словом.

Сразу же бросился в глаза крупный дядька довольно мрачного вида, с перебитым носом и короткой стрижкой. Вот это боец! – одобрительно подумал я про него. Двое других мужчин не произвели такого впечатления. Они показались худыми, невысокими и какими-то невзрачными. Ну, эти двое только для слежки сгодятся – в толпе затеряться у них хорошо получится! – отметил я, с иронией. Не вслух, конечно!

Проходите и послушайте суть дела! – между тем, предложил директор агентства своим подчиненным. Мужчины прошли в кабинет, и с шумом расселись на стульях вдоль стен. При ходьбе, дядька, поразивший своим суровым видом, так сильно припадал на правую ногу, хромал, что я сразу окрестил его – Колченогий! Бандитская пуля, наверное, — вспомнилась фраза из популярного, когда-то, фильма. Но, стало понятно, что никакой он теперь не боец! Вид грозный только остался!

По просьбе руководителя я кратко повторил свою историю. После короткого совещания было решено, что следует подъехать к двухэтажному особняку и посмотреть все на месте. Покидая подвальное помещение, я оценивал своих новых знакомых. За дело-то они взялись, да вот – справятся ли?

Признаться, эта детективная компания мне совершенно не понравилась уже тогда. Даже, несмотря на вполне приличный офис. За исключением самого директора агентства, вид у остальных сотрудников был, мягко говоря, сомнительный. Ну, еще как-то выделялся Колченогий, а остальные детективы показались так себе – ни рыба, ни мясо! И, хотя я понимал, что все они бывшие сотрудники милиции, но радости это не добавляло.

И уж, конечно, не в какое сравнение они не шли с моими бравыми парнями, продолжавшими работать в охранном предприятии, которое уже уплыло из моих рук. Заниматься ведь, в свое время, им приходилось не только охраной! Много чем, приходилось заниматься парням, под моим чутким руководством. Но, продал – так продал! Возврата к прошлому нет!

Поскольку я понимал, что опереться все равно больше не на кого, то пришлось довольствоваться тем, что есть в наличии. Они же бывшие оперативники! – успокаивал я себя. Но, как показала практика, напрасно на них надеялся. Бывшие сотрудники не имели никакого желания заниматься моим делом, и мало чем помогли. Но, понятно это станет позже. Тогда же казалось, что события получили новый импульс к развитию. Спустя пару дней я, действуя по намеченному плану, в сопровождении двух невзрачных детективов, направлялся к знакомому двухэтажному особняку.

Заходить внутрь детективы не стали, а лишь, понаблюдали издалека за посетителями конторы госпожи Байд. За время нашего дежурства в здание вошли всего две девушки и один пожилой мужчина. Не иначе, как отставной полковник Петров, пожаловал! – шепнул я спутникам, вспомнив про файл, попавший мне в руки.

Погуляв еще немного с таинственным видом вокруг конторы, один из детективов тихо произнес, — все понятно, уходим! Ну, и работнички! – мне стало тоскливо. Я караулю тут, вместо того, что бы делами заниматься, а им уже все понятно! Но, пришлось подчиниться. Брать здание штурмом в тот день детективы явно не собирались.

Через день директор агентства вновь позвонил и попросил заехать к нему. По дороге я пытался угадать – что же он предложит на этот раз? Установить длительное наблюдение? Сфотографировать здание со всех сторон? Признаться, я стал испытывать усталость от всего этого дела. Где-то далеко остались радужные мечты об отъезде в Канаду, а Московские будни давно вернули меня к суровой действительности. Да, пора заканчивать с этим делом! – все чаще приходила в голову простая мысль.

Но, пока же я прохаживался по ковровой дорожке кабинета, и слушал очередное предложение директора агентства. Он излагал новый план. Незатейливый план, надо заметить. Мы навестим твою знакомую, побеседуем с ней, а весь разговор запишем на пленку! – с радостным видом говорил собеседник, потирая руки. Ну, и запишем – а дальше что? Кому они нужны, эти записи? Да, пора, заканчивать! – я почувствовал усталость от этого дела. А черт, с ними, с деньгами! – почему-то подумалось мне тогда. Но, отказываться от его предложения я, конечно, не стал, хотя и решил, что играю в его игры в последний раз.

Нет, определенно, мне по душе были иные методы работы! Тут, вновь припомнились былые веселые времена, когда от офиса охранного предприятия отъезжали три машины, битком, набитые охранниками. Отправлялись они,  хотя бы и для простой демонстрации силы. Полтора десятка крепких парней, с оружием, производили неизгладимое впечатление. А тут – диктофоны, какие-то! Но, спорить, конечно, не имело смысла. Крепких парней под рукой больше не было, а денег детективам я не предлагал.

Между тем, директор агентства охотно продемонстрировал свой диктофон, да еще и проводки какие-то, рассовал по карманам и, с довольным видом, несмотря на теплую погоду, надел еще и пиджак. Прямо, как Джеймс Бонд! – невольное сравнение вызвало улыбку. Полностью экипированные, мы направились на встречу. По дороге попутчик предложил представить его, как адвоката. Тогда, вспомнив про канадского адвоката, я заметно погрустнел. Впрочем, до места добрались без приключений.

Мы вошли в старый особняк и задержались на первом этаже. Детектив принялся поправлять свой диктофон, и вообще, приводить в порядок всю амуницию. Я наблюдал за ним, с иронией. И в самом деле! Вид проводков, скорее веселил, чем настраивал на серьезный разговор.

Госпожа Байд не смогла скрыть удивления, увидев меня в сопровождении адвоката, но быстро взяла себя в руки, и пригласила для беседы в знакомую просторную комнату. Мебель там оказалась уже расставлена, сидящие за компьютерами молодые люди имели деловой вид, а потому стало понятно, что работа здесь идет уже полным ходом. Эх, больших растений определенно не хватает! – вслух, выразил я сожаление. На старом месте остались, конечно! Жалко, что не перевезли их сюда! Ничего, скоро купим новые растения! – улыбнулась, в ответ госпожа Байд.

Тем временем, молодые люди по ее команде покинули помещение, и мы приступили к деловому разговору. Беседа протекала спокойно и непринужденно. Якобы, для того, что бы адвокат вошел в курс дела, я задавал наводящие вопросы, а хозяйка конторы отвечала на них. Сразу стало заметно, что ее былой акцент стал незаметен. На вопросы она отвечала почти, что на чистом русском языке! Умеет, значит, когда захочет! – это заставило насторожиться. И моего учителя – Мишу, она больше не называла Майклом, лишь вскользь, упомянув про наши занятия. Иммиграционным офицером госпожа Байд тоже больше не представлялась. Ничего криминального так и не сказала! – пришлось констатировать ближе к концу разговора.

Нейтральная беседа скоро закончилась, и мы с “адвокатом” покинули двухэтажный особняк. Ну, и что дала тебе запись этого разговора? – обратился я к спутнику, едва мы оказались на улице. Да нет, разговор был интересный, кое какие выводы я сделал! – ответил он задумчиво.

Ну, раз так, тогда направляй к ней своего детектива и требуй деньги обратно! – настоятельно, попросил я его. Нечего больше тянуть резину! Ну, раз настаиваешь, то можно направить для разговора сотрудника! – согласился он. Хотя, по-моему, преждевременно. Колченогого направь! – подсказал я собеседнику. У него вид соответствующий! Можно и его, — усмехнулся директор детективного агентства. Вот, и договорились! Жду от вас звонка в ближайшее время, — свернул я беседу. Попрощавшись, мы направились по своим делам. Хотелось верить в то, что деньги от госпожи Байд скоро вернуться обратно, да вот, только, и сомнения одолевали! И, неспроста!

Поздно вечером раздался звонок. Говорил Колченогий. Тебе еще не звонили? – поинтересовался он, взволнованным голосом. — Нет, не звонили! А, кто должен был мне позвонить? – удивленно, спросил я его. Телефон действительно молчал целый вечер. Что же ты меня под таких серьезных людей подставляешь! – сходу, вместо ответа, принялся возмущаться собеседник. Да успокойся ты, и расскажи по порядку, что случилось! – еще больше, удивился я. Да вот, поговорил я с твоей дамочкой, потребовал деньги обратно, так она попросила подождать, минут сорок. Ну и что? – поторопил я собеседника с ответом. — А то, что через сорок минут, на двух джипах подъехали чеченцы, и разговаривать мне пришлось уже с ними! Кстати, они были при оружии. – И, о чем же был разговор? Тебя требовали, вызвать, но я, конечно, не стал этого делать! И на том спасибо! – похвалил я Колченогого. А дальше что? — Дальше они сказали, что у них на Петровке есть хороший знакомый, по фамилии Сидоров! Ты, кстати, не знаешь такого? Нет, не знаю, — ответил я неприязненно. Мне были знакомы только люди, ответственные за выдачу оружия. — Дожили! Заезжие бандиты еще и связями на Петровке хвастаются! Между тем, Колченогий продолжил свой рассказ. Короче, поговорил я с ними, снял немного напряжение! – похвалился он. Даже, на шашлыки меня пригласили! На шашлыки, говоришь, пригласили? – повторил я за ним, задумчиво. Насчет шашлыков – это мне особенно не понравилось. — Хорошо, и чем же закончился разговор? Вот, этим и закончился, — объяснил собеседник. Словом, подставил ты меня здорово! – снова, пожаловался он. Денег они, конечно не дали.        А ты что думал? – тут, мне даже пришлось поневоле, повысить голос. Ты думал, что я от нечего делать, к вам обратился? Или ты ожидал, что на “стрелку” с тобой стадо овечек пожалует, белых и пушистых? Тут, Колченогий, виновато замолчал. Видимо, задел я его, овечками-то. Но, он быстро взял себя в руки  и продолжил предъявлять претензии. Значит так, если хочешь, чтобы я вместе с тобой отправился на встречу с ними – готовь двести долларов! – сделал он, вполне ожидаемое предложение. Нет, не дам ни копейки! – ответ последовал незамедлительно. С директором у меня была твердая договоренность – плачу только после возврата денег! – счел нужным, объяснить я ему.

Ну, как знаешь! – обиделся бравый, в прошлом, вояка. Мне свою шею бесплатно подставлять тоже ни к чему! Пусть вот, директор и разбирается, раз, обещал тебе содействие! – и, наш любезный разговор прервался на этом.

Положив трубку, я принялся переваривать полученную информацию. Чеченцы, значит, госпожу Байд прикрывали! Нет, ни малейшего страха от возможного наезда со стороны бандитов я не испытывал. Мне столько раз приходилось участвовать различных разборках, что чувство страха давно притупилось. Неприятно стало, просто. Да и, оружия теперь у меня не было! Свой любимый пистолет мне пришлось вернуть в оружейную комнату. Передал, вместе с документами, новым владельцам предприятия.

Но, вот, возник вопрос, который терзал душу. А были ли, они, на самом деле, эти чеченские бандиты? Может быть, это все выдумки Колченогого, вернее, его начальника? Может быть, они взяли у моей знакомой денежки, да и прикарманили их, попросту? Все может быть! Уместно заметить, что основания для подобных размышлений имелись. Мне уже приходилось сталкиваться ранее с подобной ситуацией.

Но, после долгих раздумий, я все-таки, отбросил это предположение. Вряд ли бы директор детективного агентства поставил на карту свое доброе имя из-за такой незначительной денежной суммы. Да и вся эта команда, с торчащими из-под пиджаков проводками, даже усиленная Колченогим, не представляла серьезной опасности для конторы госпожи Байд. Так вот она, сходу, и вернула денежки!

Скорее всего, и было так, как рассказал Колченогий. Подъехали чеченские боевики – мало ли, сейчас по Москве навороченных джипов ездит! Предъявили претензии – а воевать с ними за мои интересы Колченогий не стал. Да и не мог, просто-напросто. Силы не равны! Вот, и все объяснение!

Правда, тут же возникли другие вопросы. А, почему это, по Москве ездят джипы с вооруженными бандитами, и куда смотрит милиция? Но, вопросы эти были риторическими, а потому, не подразумевали прямого ответа.

И, все-таки, сомнения оставались – стоит ли воевать дальше? С кем, и какими силами? Один в поле не воин, а положиться, как показала практика, оказалось и не на кого! Противостояла же мне, как выяснилось, группировка хорошо слаженная, да к тому же, и вооруженная! Да еще и со связями на Петровке, вроде как!

Кроме того, не вызывало сомнения и то обстоятельство, что осиное гнездо мне удалось разворошить основательно, и госпожа Байд теперь ляжет на дно, надолго! Для проверки этого предположения, я не поленился сделать несколько контрольных звонков в ее контору. И, хотя звонил с разных номеров, но, неизменно, получал ответ, что никакой госпожи Байд здесь нет, и никогда не было. Трубку передавали какому-то мужчине, и он уверенно представлялся директором конторы по оказанию иммиграционных услуг. Не иначе, как отставной полковник Петров приступил к работе! Никто не отвечал и по телефону, который я, благоразумно, записал со слов своей знакомой.

Вскоре, мне надоело заниматься бесполезными звонками и, после недолгих колебаний, я просто махнул рукой на контору госпожи Байд. Да, и другие дела отвлекли внимание. И все же, правильнее было бы заметить, что не в одной усталости было дело. Просто пришло ясное понимание того, что хребет этой гадине мне одному, с кондачка, не перебить! Еще бы, ведь, резюме отставного полковника МВД, желающего с ней работать, я сам держал в руках! Да и бандиты, опять-таки! Плетью обуха не перешибешь!

Да, я понес убытки, но, по коммерческим меркам, эта сумма казалась незначительной. Такие деньги, с легкостью, тогда еще, мне приходилось записывать, то в свой доход, то в убыток. Как раз, в то время, с оказией, легко и просто, удалось получить шальные деньги. И, хотя эта сумма оказалась меньше чем та, которую я потерял, и не компенсировала полностью убытки, зато, очень уж, легко попала в мои карманы. Прямо, таки, по воздуху приплыла! Да, верно в народе говорят – черт дал, черт взял!

Вот, и тогда, по зрелому размышлению, я записал эти деньги в убыток и, казалось, что после этого успокоился надолго. Но, нет! Выяснилось, что слишком глубоко завяз я в этом деле, а потому, мне еще напомнили о нем, и не раз!

К немалому удивлению, я был вызван в Управление по борьбе с организованной преступностью. На Шаболовке, кажется, располагалось, УБОПом и называлось. Итак, я переступил порог этого сурового учреждения и, пройдя строгую охрану, с автоматами, вошел в нужный кабинет. Там кипела работа! За столами сидели следователи, и опрашивали свидетелей. Интересную, к слову, беседу, провели со мной тогда!

Почти сразу сложилось впечатление, что мне, да и другим людям, вызванным туда, отведена роль, как бы это помягче выразиться, статистов, что ли. Разменных фигур в большой игре. Причем, хватило одного визита, чтобы понять это. Но, становиться разменной фигурой, в большой игре я не собирался.

Во время беседы, любо-дорого было смотреть на молодого человека, сидевшего напротив меня, и говорившего правильные речи. Лет ему, казалось, около тридцати. Он был довольно круглый, гладкий, и в хорошем дорогом костюме. Молодец, словом. Вам бы, любезный, в артисты идти! – почему-то хотелось сказать ему. Очень хорошо смотрелись бы на экране!

Но, разговор он завел, сугубо деловой. Как я понял – документы вы мне не вернете? – первым делом, поинтересовался я у собеседника. Нет, не вернем, они теперь – вещественное доказательство! – подтвердил он. Кстати, ваши справки об отсутствии судимости – фальшивые! Нет такого отделения милиции! Давно уже не существует! Неужели! – воскликнул я удивленно. Да,- кивнул следователь, и принялся задавать вопросы. Они казались простыми – что, зачем, да – кто такой?  Отвечая ему, я с любопытством посматривал на других свидетелей – бывших клиентов конторы госпожи Байд. Люди, то заходили в смежные комнаты, то выходили из них. Вид они имели, по большей части, интеллигентный, задумчивый, и все были хорошо одеты. Надо же, такие серьезные сограждане до Торонто не доехали! – посочувствовал я им, а заодно, и себе.

Тем временем, сидящий, поодаль, за отдельным столом молодой следователь, занимался тем, что обзванивал, по списку, бывших клиентов, и настоятельно просил зайти к нему, для собеседования. Один разговор показался очень интересным, и я старался не пропустить ни слова, хотя, слушать приходилось краем уха, поскольку одновременно отвечал на вопросы собеседника.

Попросите своего мужа зайти к нам! – громко повторял молодой следователь по телефону. Похоже, что на другом конце провода выразили крайнее удивление. Как, Вы разве не знаете, что он собирался уехать в Канаду? – удивился, в свою очередь, следователь. Нет, здесь нет никакой ошибки! Его документы лежат у меня на столе! Так что, передайте ему, что бы зашел обязательно!

Бедный мужчина! Вот уж, кому не позавидуешь! Мало того, что в Канаду не уехал, так еще и жена такой скандал дома устроит, что – не позавидуешь! На мгновение, я представил эту картину, и аж, содрогнулся. А что, если она его еще и сковородкой огреет!

Но, рисовать в воображении картины чужого семейного раздора, не было времени. Наш разговор, который, поначалу, протекал ни шатко, ни валко, постепенно стал напоминать спор. Почему на входе у этой дамочки стояла милиция? – устав отвечать на вопросы, обратился я к следователю. Да, она наняла их за деньги, просто! – без затей, пояснил собеседник. — Понятно, что заплатила! А милиционеры, что – девочки, с улицы, чтобы так просто можно было бы их нанять, и поставить на вахту, да еще в форме и с оружием? – без церемоний, спрашивал я. Молодой мужчина в костюме на это ничего не ответил, а лишь, пристально посмотрел на меня. Я ответил таким же внимательным взглядом. С ними разберутся, и они будут наказаны! – миролюбиво пояснил он, и принялся перечислять наказания, которым подвергнутся проштрафившиеся сотрудники. Сомневаюсь сильно! – хотелось возразить ему, но я лишь, молча, кивал в ответ.

Пока этот удалец разглагольствовал, еще один вопрос вертелся на языке и, улучив паузу, я, вновь, обратился к собеседнику. А работали ли конторы по иммиграционным услугам, на которые можно было бы положиться? – спросил я  у следователя, припомнив, вежливого молодого человека в очках. Нет, ни на кого нельзя положиться! – решительно ответил он. К нам, кстати,  неоднократно обращалось канадское посольство с просьбой избавить их от посредничества таких контор! – пояснил он. Тут, в памяти всплыли охранники у посольства, бодро выкрикивающие мою фамилию.


опубликовано: 20 мая 2011г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *