Отъезд в Торонто

Никита Николаенко

 

События, между тем, развивались по предсказуемому, в общем-то, сценарию. Уходить от окошка просто так тетка явно не собиралась. Ну, хорошо, хорошо! – примирительно ответила женщина за стеклом, после горячего спора. Мы примем документы! Только, требуемую справку принесите, пожалуйста! Это можно! – охотно согласилась толстушка, наконец-то, отходя от окошка. Ну, слава тебе, господи! Справку-то, она, конечно принесет! – по-моему, ни у кого в зале это не вызывало ни малейшего сомнения. Тут, подошла и моя очередь. Иди! – хлопнул меня по плечу розовощекий молодой человек. Желаю удачи! Изобразив на лице улыбку, я шагнул к заветному окошку. Казалось, что лишь толстое стекло невидимой чертой отделяет меня от незнакомой, но такой желанной светлой жизни в Канаде! Какое незначительно препятствие! А ну, как с кондачка преодолею!

Здравствуйте! – скромно поздоровался я, с трудом протискивая пухлую папку в узкую щель под стеклом, толщиной с палец. Иммиграционный офицер строго взглянула на меня. Задав пару незначительных вопросов, на которые я, с трудом, но ответил, миловидная женщина за стеклом приступила к детальному изучению моих документов. Акцент, кстати, у нее тоже был, но отличный, от  госпожи Байд. Стоявшие рядом люди из очереди притихли и внимательно наблюдали за нами – я физически ощущал тишину в зале. Стало понятно, что такие мгновения и определяют людские судьбы. Кому-то повезет, кому-то нет! Тут я принялся молиться всем богам сразу, для верности.

И вот, на моих глазах, казалось, свершилось чудо! Полистав еще пухлую папку с документами и, даже зачем-то взвесив ее в руке, миловидная женщина за толстым стеклом бережно опустила папку на стол. Затем, взяв, не то штамп, не то печать – за стеклом рассмотреть было трудно, она принялась листать страницы, оставляя на каждой синий оттиск. Мы, с провожатым, заворожено следили за ней. Ну, дело, кажется, пошло! – вздохнул я. Поздравляю! – тихо шепнул розовощекий молодой человек. Кажется, он искренне порадовался за меня.

Вот промелькнули хорошо знакомые, но сомнительные справки об отсутствии судимости. Они не вызвали у нее вопросов! Интересно! – подумалось мне тогда. А не встречу ли я этого миловидного иммиграционного офицера потом, в Канаде? На мгновение, я даже успел представить, как мы потом встречаемся в кафе, в Торонто, сидим за уютным столиком, потягиваем, виски и обмениваемся впечатлениями о былом. А помнишь нашу встречу в посольстве? – захмелев, обращаюсь я к ней с вопросом. Хоть,  убей, не помню! – смеясь, отвечает женщина. Вас, соискателей визы, было тогда очень много!

Но, как говорится – недолго музыка играла! Продолжалось это чудо короткое время. Уже в конце папки, какая-то бумажка привлекла внимание женщины за стеклом. Поначалу, я даже не придал этому значения – мало ли, что! Но, мелочи, порой, могут определять многое! Так и случилось! Достав из папки какой-то листок, иммиграционный офицер, поднесла его ближе, к лицу, внимательно вчитываясь в его содержимое. Что-то ей, определенно не понравилось!

А кем приходится Вам старший сын Вашей жены? – внятно и довольно громко, спросила, вдруг, она. От такого неожиданного вопроса я растерялся. Усыновить его, мне как-то не приходило в голову раньше. Да, ни кем! – ответил я, в замешательстве. Ни кем, он мне не приходится! Про родную дочь, слава богу, она не спросила.

Тогда здесь должна быть еще и справка по форме ноль — четыре! – строго произнесла женщина за стеклом. У Вас есть такая справка? Такой справки у меня, естественно, не оказалось, и оставалось только виновато развести руками, — нет ее!

Я не могу принять у Вас документы без этой справки! – решительно объявила иммиграционный офицер. Помилуйте! – залепетал я, на ходу придумывая оправдание. Справку можно будет принести и попозже! Может быть, и так, но, видимо, полная женщина передо мной полностью исчерпала лимит терпения собеседницы за стеклом. Теперь, там стояла не миловидная женщина, а строгая чиновница, которая не собиралась отступить от буквы закона ни на шаг! Нужна справка по форме ноль – четыре – без нее пакет документов не может быть принят! – железным голосом повторила она и, положив пухлую папку, решительно подвинула ее под толстым стеклом обратно ко мне – забирайте! Стало понятно, что дальнейший спор бесполезен. Все – паровоз в сказочную страну, под названием Канада, ушел безвозвратно, причем, без меня! Не солоно хлебавши, мы, с розовощеким парнем, покинули негостеприимное канадское посольство.

Оставь папку у себя! – предложил мой спутник, едва мы вышли за ворота. Зря я его тогда не послушал – надо было оставить! Но, мне в тот момент показалось, что это не по правилам. Недоработала ведь, госпожа Байд – казалось, что это очевидно! Если взялись – делайте до конца! – ответил я ему и, холодно попрощавшись, направился прочь от посольства, намереваясь встретиться с госпожой Байд, для нелицеприятного разговора, в ближайшее время.

Но, предварительно, попробовал решить вопрос со справкой самостоятельно. Однако, в районном ЗАГСе, куда я направился на следующий день, ни о какой такой форме ноль – четыре, и слыхом не слыхивали. Скорее всего, ее не было и в природе. Мало ли, что там сказали в посольстве! Словом, выдавать мне такую справку никто не собирался. Но, потребовалось потерять еще два драгоценных дня, прежде чем я уяснил эту простую истину. Ах, время, время! Порой, и один день решает многое!

Это сейчас мне понятно, как следовало бы поступить с пресловутой формой ноль – четыре! Следовало бы взять какой-нибудь бланк, а то и просто лист чистой бумаги, и написать на нем сверху – форма ноль – четыре! И, пионеров с барабанами, по краям, не надо! А Марья Ивановна из ЗАГСа, после долгих уговоров, подписала бы ее, наверняка, и печать бы поставила, какую следует. Не бескорыстно, но сделала бы! Мало, что ли, шел я таким путем! И требования были бы соблюдены, и все вокруг остались бы довольными, включая строгого иммиграционного офицера. Но, не догадался сделать этого тогда. Не судьба, значит.

Итак, убедившись, что справку по форме ноль – четыре, мне будет получить еще сложнее, чем справки из милиции об отсутствии судимости, я направился по хорошо знакомому адресу – в трехэтажный особняк.

Теплые лучи солнца приятно грели спину и, словно, подогревали надежду, что и этот вопрос, с помощью госпожи Байд, удастся решить легко и непринужденно, как и вопрос со справками из милиции. Пусть, даже мне будет предъявлен счет на очередные двести долларов! Интересно, кстати – а как будут выглядеть эти справки в ее исполнении? – не без иронии, размышлял я по дороге. С нее станется, на бланки серп и молот добавить, для солидности! Наверняка, не хуже будут смотреться, чем справки об отсутствии судимости! Еще и с пионерами, да с барабанами по краям! Я даже развеселился. Идущая навстречу женщина с сумками удивленно посмотрела на меня – чему это он радуется? Но, она, конечно, не могла знать о том, что я готовлюсь в скором времени уехать в Канаду.

Однако, очень скоро от моего веселья не осталось и следа. Еще при подходе к знакомому трехэтажному особняку что-то заставило меня насторожиться. Причиной тому была то ли наглухо закрытая дверь, то ли листок бумаги, сиротливо висящий над домофоном, но что-то, определенно не понравилось. И, неспроста!

Да, дверь оказалась наглухо закрыта, домофон не работал, а на маленьком листочке, корявыми буквами, от руки, было написано, что контора госпожи Байд переехала в другое место. В какое именно – не уточнялось. И, если раньше, я только испытывал большие сомнения, то теперь, глядя на этот одинокий листочек бумаги, понял, что последние сомнения следует отогнать прочь! Стало понятно, что, скорее всего, ловкие мошенники обвели меня, как, впрочем, и других клиентов, вокруг пальца.

Впрочем, слабая надежда еще теплилась – а вдруг, это простое недоразумение? Может быть, не сегодня, так завтра, на двери появится другое объявление, в котором будет указан точный адрес, и все разрешится само собой! Да, как говорят сибиряки – надежда умирает предпоследней!

Но, и на следующий день, и через два дня, повторилась такая же картина – дверь была надежно заперта, а домофон не подавал признаков жизни. И никакого нового объявления не появилось за это время. Оставалось только поставить на круглосуточное дежурство охранников, но, на это уже не было ни сил, ни времени, и эффективность этой меры вызывала большие сомнения. После второго визита стало понятно, что госпожа Байд попросту соскочила с этого места, как соскакивают заурядные мошенники, причем, с деньгами клиентов.

Интернет в те времена еще не получил столь широкого распространения, как в наши дни, и товарищей по несчастью мне тогда встретить не удалось. Но, они, конечно, были, и их я еще увижу, позже. Тогда же, я остался со своими проблемами один на один.

Впрочем, на третий визит к трехэтажному особняку произошла таки, одна интересная встреча, скрасившая долгие часы ожидания, но нисколько не приблизившая меня к решению наболевшего вопроса. В тот день, потоптавшись, как обычно, перед закрытой дверью, я собрался, было, уже уходить. Но, неожиданно, раздался лязг замка, и дверь широко открылась.

На пороге стоял высокий незнакомый мужчина в хорошем синем пальто, и с большим портфелем в руках. Не иначе, как он со второго этажа спустился, из отдела экономических связей со странами Северной Америки, — усмехнулся я про себя. Кажется, я его уже видел его там ранее.

Извините, Вы не знаете – куда переехала контора госпожи Байд? – обратился я к нему, вежливо, но недвусмысленно перегораживая дорогу. Было, похоже, что мужчина встревожился от такого вопроса. Он подхватил свой пухлый портфель, и прижал его к себе, словно защищаясь им от кого-то. Ну-ну – спокойно, спокойно! – подумал я. Убивать тебя никто не собирается. Пока, по крайней мере! С большим трудом, но мне удалось изобразить приветливую улыбку.

Но, незнакомый мужчина продолжал вести себя довольно странно. Заложив одну руку за спину – другой, он по-прежнему прижимал к себе портфель, он принялся топтаться почти на месте, лишь, немного перемещаясь назад. Наконец, незнакомец нащупал ручку двери, быстро закрыл ее и, довольный, собрался уходить, так и не ответив на мой вопрос.

Но, не тут то было! Такое поведение мне, естественно, не понравилось, и пришлось еще решительней перегородить ему дорогу. Стой! – тихо попросил я его, чуть наклонив голову вперед. Мужчина послушно замер на месте. Он был значительно выше и крупнее меня, но такого опытного бойца, как я, это, конечно, ничуть не смущало. Испытывая большой соблазн проверить на нем свои боксерские навыки, я вновь обратился к мужчине. Дверь, зачем закрыл – ты чего-то боишься? Там, куда вы направляетесь – никого нет! – наконец, объяснил он. Дверь, зачем закрыл? – повторил я строже. На этот раз, он ничего не ответил, лишь, крепче прижал к себе свой пухлый портфель. Врезать бы тебе – справа! – подумал я мечтательно, но, ученая степень не позволяла безобразничать. Да и толку в этом было бы мало. Так, только если себя потешить немного.

То, что на третьем этаже давно никого нет – это стало понятно и без его пояснений. Дверь, зачем закрыл! – еще раз повторил я бесцеремонно. Его ответ был теперь мне не нужен – я просто констатировал факт. Мужчина, по-прежнему не произносил ни слова. Пауза затягивалась.

А и в самом деле – что мне делать на третьем этаже, где никого нет? – задался я вопросом. Компьютеры выносить, что ли, из здания? На мгновение я представил себя с большим новым компьютером в руках, и расплылся в широкой улыбке. Ладно, пошел отсюда! – тихо предложил я незнакомому мужчине, и сделал шаг в сторону, освобождая ему дорогу. Поминутно оглядываясь, он быстро скрылся из вида. На душе стало еще тоскливее.

С уходом высокого мужчины стало окончательно понятно, что если кто-то что-то и знал о госпоже Байд, то надежно спрятал язык за зубами. Еще стало понятно, что теперь – ищи ветра в поле! Даже от сиротливо висящего ранее листка не осталось и следа. Плакали, похоже, мои денежки! Но, жизнь продолжалась!

Я осмотрелся вокруг и немного поднял голову. Яркое весеннее солнце, по-прежнему весело, грело своими лучами, напоминая о том, что без мелких забот жизни на земле и не бывает! Не стоит расстраиваться по пустякам! Повернувшись, я медленно побрел прочь от особняка, мимо большого казино, огни которого теперь не радовали а, скорее, раздражали.

Но, сдаваться так просто я все же не собирался. А не попробовать ли выйти на эту аферистку через сотрудников ее конторы? – такая простая мысль пришла вскоре сама собой. Телефоны вежливых молодых людей я благоразумно записал еще ранее. Конечно, на звонки они не отвечали, но по телефонам найти их адреса – не проблема! Никуда теперь не денутся! Уяснив эту простую истину, я приступил к поискам.

Очень скоро, предпринятые усилия стали приносить свои плоды. Довольно легко удалось найти адреса и невысокой девушки в джинсах и зеленой кофточке, и розовощекого молодого человека, сопровождавшего меня в посольство.

Но, надо признать, что это мало что дало. Бабушка девушки в джинсах, поначалу, категорически отказывалась от разговоров по телефону. Нет здесь такой девушки – и все тут! – был ее ответ. Пришлось объяснить бабушке, что мне не составит большого труда подъехать на Новотушинский проезд, к дому номер семь, где она проживала, и подняться к ней на шестой этаж, в сопровождении двух охранников. Еще и пристыдил ее немного, для порядка. Ну, как тебе не совестно, бабуля, на старости лет обманом заниматься? – просто укорил я ее. Наверняка ведь, всю жизнь честно проработала, без обмана? Ох, честно отработала, милок! – только и вздохнула бабушка.

Затем, она подробно ответила на все вопросы, и рассказала все, что знала. Стало понятно, что девушку в джинсах госпожа Байд просто использовала в своих целях, посулив ей большое вознаграждение, а затем – бросила, как и всех своих клиентов. Выяснилось, что девушка скрывалась от разъяренных искателей правды, отсиживалась в глухой деревне у дальних родственников. По большому секрету бабушка даже выдала название этой деревни, но, наведываться туда я не собирался, понимая, что ничего нового от девушки в джинсах не услышу.

Примерно те же самые слова сказали и родственники розовощекого молодого человека. Более того, по моей настоятельной просьбе он и  сам перезвонил на мой домашний телефон. Где можно найти госпожу Байд парень, естественно не сказал. Скорее всего – и не знал просто. Словом, добиться результата тогда, с кондачка, не удалось.

Между тем время неумолимо бежало вперед. Незаметно минула весна, наступило лето и, бродя, под зелеными кронами ветвистых деревьев я, с удивлением вспоминал о том, что кажется еще недавно, здесь лежали большие сугробы подтаявшего снега. Вот время летит! – покачивал я головой. Но, время, не только бежало вперед, оно лечило еще и душевные раны!

Заботы по продаже предприятия в то время полностью поглотили меня. Временами даже казалось, что уже полностью забыт несостоявшийся отъезд в Торонто. Но, мысли о том, что неплохо было бы вновь повидаться с госпожой Байд, побеседовать с ней по душам, увы, возвращались снова и снова. Терзало еще и то, что как будто бы, я не получил ответа на главный вопрос. А вопрос этот был простой – попаду я когда-нибудь в Канаду или нет? Стоит ли этим заниматься снова? Что-то, большого желания я уже не испытывал. Непонятно еще было – то ли это я где-то недоработал, недосмотрел, или же это изначально была простая мошенническая схема по облапошиванию доверчивых граждан? Если второе — тогда моя вина была бы здесь минимальна, потому что подтвердилось бы, что никто никого в Канаду отправлять и не собирался. А, если это так – тогда с мошенниками должен быть один разговор! Только вот не ошибиться бы в окончательных выводах! А то, вдруг – нож доставать придется! Это, конечно, образное выражение, доставать нож я не собирался, хотя он и лежал в кармане.

Еще было ясно, как божий день, что вероятность новой встречи с госпожой Байд, минимальная, если не сказать, ничтожная. Спряталась она давно, и от меня и от других клиентов, забилась в щель! Перекрасилась, переоделась, назвалась по-новому! Не найти ее теперь никогда! Так думалось мне, но, пути господни, как известно, неисповедимы!

В тот теплый летний вечер я, довольный, вернулся домой после успешных переговоров с серьезными покупателями предприятия. Мне уже выдали аванс, и толстая пачка зеленых купюр приятно оттягивала карман, напоминая о давно забытых временах, когда денег хватало и на заграничные поездки.

Сидя в кресле, я размышлял о том, что, утратил контроль над своим предприятием, поскольку передача дел уже шла полным ходом. Ну и бог с ним, с предприятием, — устало подумал я тогда. Баба с возу – кобыле легче! В это время и раздался звонок, напомнивший о несостоявшемся отъезде в Канаду. Звонил Майкл – Миша, и его голосу я скорее обрадовался, чем удивился. Преподаватель был мой все-таки, какое-то время! Из поля зрения Миши исчез тогда же, когда и остальные сотрудники госпожи Байд. И вот – неожиданное появление! Поговорили немного о том, о сем. Он сам предложил встретиться в центре города, в сквере, пояснив, что у него есть ко мне деловой разговор и предложение. Очень интересно! – размышлял я, направляясь на встречу. Интересно будет его послушать. Что он скажет о своей хорошей знакомой? Подразумевалась, естественно, госпожа Байд.

Миша почти не изменился. Мы сидели на опрятной лавочке в сквере и вели неспешный разговор. Поодаль, гуляли молодые мамы с колясками, маленький ребенок гонял голубей, словом, обстановка вокруг казалась мирной и спокойной.

С первых слов Миши стало понятно, что он очень обижен на госпожу Байд. Я, молча слушал его рассказ. Она бросила меня так же, как и всех вас, не заплатив не копейки, — говорил Миша тихо. И ты не видел ее с тех пор? – стало мне интересно. Нет, не видел, но может быть, скоро еще увижу, — ответил Миша довольно таинственно. Несмотря на драматизм событий, разговор протекал как-то спокойно и неспешно.

Неужели, все так и осталось без последствий? – с интересом, я посмотрел на собеседника. — Нет, конечно! Поднялась большая волна возмущения обманутых граждан! – объяснил парень. Настолько большая волна, что даже ее муж, тоже, кстати – гражданин Канады, вынужден был поспешно вернуться к себе, в Торонто!

Так-так-так! – на мгновение, я задумался. Уж, не ее ли мужа – грузного дядьку с одышкой, поразившего своим концертным нарядом, видел я в конторе у любезного молодого человека в очках? Возможно, что это и был ее муж! Для подтверждения этого предположения, я обратился к Мише с вопросом, кратко описав грузного мужчину. — Да, это он! А откуда ты его знаешь? – очень удивился собеседник. Встречались, было дело! – ответил я, и замолчал, не желая больше развивать эту тему. Но, про себя-то, конечно, отметил суть дела. Выходит, они семейным подрядом работали! Ну, и работнички! В Канаду, значит, срочно уехал! Это известие, конечно, обрадовало.

А мы-то здесь остались – не солоно хлебавши! – напомнил я собеседнику, после паузы. Да, остались! – просто подтвердил он. Переварив эту информацию, я вновь, обратился к Мише – Майклу. — Ну, и – что теперь ты намерен предпринять? Как я понял, твои планы тоже оказались нарушены? Да, это так, — хмуро подтвердил он. А главное – она оставила меня без денег – не заплатила ни копейки! – вновь, пожаловался он. Очень сочувствую! – усмехнулся я про себя. Про мои деньги, конечно, Миша не вспомнил. Мне даже сейчас жить не на что! – поведал он, печально. Я покосился на собеседника. Да, вид он имел унылый. От былого лоска не осталось ни следа! А она-то, кстати – не уехала? – между делом, поинтересовался я. Может быть, и она давно в Торонто? Нет, она здесь! – уверенно ответил Миша. Что-то он, определенно о ней знает! – теперь это не вызывало сомнения. Мы немного помолчали.


опубликовано: 20 мая 2011г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *