Раненая сакура Вселенной

Дин Сухов

 

Видение совокупляющихся свиней в болоте.

художник Здислав Бексинский
художник Здислав Бексинский

В расстреляном сердце иглы засели острые. И колят так больно,так больно.
Мух на окне убиваю пальцем. Крылья им ломаю ногтями кривыми.
Не знаю может им тоже больно. Убивая, не чувствую боли.
Когда-то метвый пройдусь по тем улицам, где жил и увижу,то, что тогда не понял.
И пойму сущность крыс от которых зависел. Ел с их рук, что они мне предлагали.
Мать явно перестаралась когда оказалась в постели с мужчиной. Он был глуп и пьян прилично.
Почему наши дети нас проклинают, а мы проклинали свое рождение?
Нам проще разрезать сердце на части и сьесть его,подавившись кровью.
Прощение нам неизвестно,а то что видим — картины слепых и убогих.
Я смеялся всегда,когда видел серьезность. Ее плоть слишком лжива и недолговечна.
За кем мне идти,если кругом одни лишь убийцы. Они рвут мою плоть и душу бесплатно.
И я сам помогаю, отрезать им куски от тела. И желаю им жрать и не подавится.
Хорошо, что ушла  из меня мечта,стать птицей. Птицам было бы тесно на небе.
И мечта была бы уже не мечтой, когда бы люди  забрались на небо.
Мы мечтаем о чистеньком Рае и стараемся не замечать свое дерьмо под ногами.
А ведь это и есть наше место,где после смерти мы встретимся вместе.
Не мечтайте о большем,не стоит. Все равно, все глупо и пошло.
Я люблю любовь ненавидеть. Сущность любви-каприз,эгоизм.
Каждый любит себя в отраженье. И не согласен быть проигравшим.
Ночи липкие пахнут несладким,терпким тленом и разочарованьем.
Я давлю мух на мутных стеклах,а после тебя обнимаю.
Тебе очень приятно,что ты приятна. Обожаешь себя и свое тело.
А ведь скоро, любовь, тобою пообедают черви в могиле!
Из ноздрей потекут черви в землю.И из глаз вытекут слезы.
Но не жалко мне тебя нисколько. Я убийца из человечьего теста.
И если бы не было клеток и мертвых гнилых законов. Я первый бы взял лопату и закопал свою совесть.
А пока набираю слезы в ржавый железный ковшик и чокаюсь с общим горем.
Я пьян очень часто,чего и вам всем желаю.
Бог прибил  на свой дом крепкий крест и покинул землю. Но забыл нам сказать об этом.
Может мухи знают что-то о боге? Ведь они не строют планов на завтра.
И не стоит ходить к звездочетам.Они хуже чем журналисты.
Почему беспокоются крысы о своем вечном,крысином?
…В растрелянном сердце иглы засели острые.И колят больно,так больно.
Я муха в стекле убитая пальцем. Крылья мои сломаны кривыми ногтями.
Дин Сухов. (Проба пера-3). Сны на Тибете.

Агрессивные артефакты мутной воды сознания.

художник Барандаш Карандашич
художник Барандаш Карандашич

Приговоренный к растрелу бактериями распада.
Иду, опутанный колючей проволокой тяжких грехов.
Смерть будут страшной и бесконечной. Имя ей-одиночество Во Вселенной.
…Звезды корявые запорошили глаза, залили нутро небесной магмой.
Свет их выжег мои глаза и оставил лишь память о красках теперь недоступных.
В канаве, затоптанный в свою грязь и заплеванный яростью бессовестного бытия, я терпеливо сношу, как меня обьедают бессовестные стервятники совести.
Не смотрите в мою сторону, прошу вас, проходите. Вам здесь не место!
Это мой собственный лес наполненный трупами липких тайн, смердящими из каждой ямы.
Мой разговор с мертвыми еще не закончен. Каждую ночь на руинах меня ожидают их тени. Наш вечный страж печальный мрачный Ноябрь.
Барабанные перепонки выдавлены черными откровениями, тех, кто переступил черту. Заткнув уши, уподобляюсь крику Мунка. Слеп и глух от перенасыщения и вседозволенности!
Боже, я умираю в чреве мертвой холодной матери. Я вечный голый червь!
Путь мой усеян обломками мечт и полит слезами мутного моря.
Сломанные ногти реальности не могут вырвать меня из города у воды.
В нем много снега и холодных дворцов. Молчаливое великолепие, разлагающееся при свете размытой воющей луны.
Здесь все время я тщетно ищу тебя. Слышу твой голос в разломах пустых кварталов. Он сводит меня с ума. Мне кажется что ты еще жива, моя любовь.
Помнишь мы искали с тобой мое озеро мудрости, наполненное кровью сакуры Вселенной?! Мы стояли с тобой над чашей близкой Истины и досыта пили свежий ветер богини Любви. Лучшие мгновения мира!
А потом я сошел с ума и сжег все твои письма. Мы забыли путь к озеру. Я потерял тебя, поверив мифам тех, кто переступил черту. Неужели все это было со мной? Неужели это все?!
Мне не вырватся из цепких обьятий города у воды. Мое имя выбито молотом кошмаров на его гранитном профиле. Но я должен искать тебя, вечный пленник светлой богини Любви!
…Приговоренный к растрелу бактериями распада.
Иду, опутанный колючей проволокой тяжких грехов.
Моя смерть будет страшной.
Имя ей-одиночество От Вселенной!
Дин Сухов.(Проба пера-3).Сны на Тибете.

Амфетаминовый перец поколения Х.

художник Владимир Куш
художник Владимир Куш

Пьем, спорим, играем на гитарах, мечтаем и любим. Все как в последний раз.
Ходим в кино и наивно открываем рты. Мы молоды и мы пока верим нашим киношным героям.
Ждем весны и ходим купаться на море. Плачем навзрыд, не скрывая слез. Наши слезы чисты! Мы красивы и молоды! Живите вечно и радуйтесь, дети поколения X!
…Деревянные игрушки прибитые к полу остались далеко позади.
Их безобразные улыбки больше не вызывают во мне тошнотворного страха.
Мой бешеный поезд набитый трупами выжатых лет быстро летит под откос.
До смертоносного броска осталось не так уж много.
Там на дне каменной пропасти, я остановлю свой бессмысленный бег.
Черви и падальщики очистят мои желтые кости от мяса и я оскалюсь осколками разбитых зубов на обкусанную краюху луны.
Пуля отлитая злодейкой судьбой скоро прервет нить моей никчемной жизни.
В принципе, сожалеть особо не о чем.Смерть еще одного потребителя не уменьшит спрос и обьем потребительской корзины.
Любое кино рано или поздно заканчивается.И как правило, это не голивудский хэппи-энд!
Это дрожащая синяя тушка перед очами Хорона и Цербера!
Прощай и прости мой любимый «Макдональдс». Я не доел здесь свой тысяча девятьсот шестьдесят шестой чизбургер!
Я не смог побить рекорд по удовлетворению резиновых женщин.
Мой детский анонизм ярко выразился в любви к страшным куклам сюрреалистов. Респект тебе великий Тим Бартон!!!
Я не смог стать героем Третьей мировой войны! Она прошла мимо меня, наступив массивной ядерной лапой на мою голову.
Босоногий Ген безродного поколения Х! Почему у меня обморожено пол-мозга, мама Аномалия?!
Я не был в числе тех, кто покорял созвездие Медведицы. Да и хер с ним!
Простите далекие братья по Разуму, я променял свой божественный Разум на кока-колу и кибер-панк.
Жестью и стебом покрыты все стены моей родной улицы!
Ты был прав, дорогой Иван Дмитрич: на каждого циничного бандерлога найдется свой справедливый удав Ка!
Ветер протяжно завывает в трубах. В детстве мне казалось что он живой и я рисовал его изображение на стене, напротив своей кровати. Это было немного забавно, притягательно и пугающе, придумывать тайну из Ничего.
При свете заженной свечи рисунок колебался, вызывая во мне приступы мистического восторга.
Мир по ту сторону моего мира становился мне ближе и понятнее.
И это все еще продолжается до сих пор. Кто-то все время следит за мной.
Иногда я замечаю чьи-то глаза в провалах затхлых подвалов и в осиротевших руинах старых домов.
Может это мои деревянные игрушки до сих пор преследуют меня? Выброшенные однажды на свалку, они не смирились со своей естественнной участью. Теперь они бродят за мной по всему свете и с нетерпением ждут, когда меня самого выбросит общество на обочину жизни.
Им осталось ждать не так уж долго. Я такая же кукла, как те, которых я предавал и использовал в меру своей надобности.
Переступая черту и вступая в Долину Эла, поздно оглядываться назад. Прошлое это обман. В его призрачной тени нет Рая.
В нем нет ничего, кроме рассеяных молекул собственной Хиросимы.
В принципе, сожалеть особо не о чем. Смерть отдельного представителя из армии деревянных игрушек не изменит расписания поездов на станциях.
Не мы вытягиваем билеты своей судьбы. Судьба распишет наши маршруты за нас.
…Пьем, спорим, играем на гитарах, мечтаем и любим. Все как в последний раз.
Ходим в кино и наивно открываем рты. Мы молоды и пока верим нашим киношным героям.
Ждем весны и ходим купаться на море. Плачем навзрыд не скрывая слез.
Наши слезы чисты! Мы красивы и молоды! Живите пока и радуйтесь, дети поколения Х!
Дин Сухов.(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Астральная библиотека моего персонального демона.

художник Роб Гонсалвес
художник Роб Гонсалвес

По перепаханному полю, щедро залитому клюквенным соком, беспомощно ползают безголовые кузнечики.
Хищные птицы, издавая яростный клекот, мечут в них стальные иголки и бетонные глыбы.
Гигантские слоны, изрыгая клубы дыма и пламени, протыкают острыми бивнями нутро кричащих небес.
Там вдалеке, нанизанный на шестую струну призрачного горизонта, трепещет  воспаленный глаз бога Марса.
…В нашем городе поселился бродячий клоун. Первый раз когды мы увидели его, он был бос и голоден.
Печальным голосом клоун пел наивные песни и крутил ручку старой растроенной шарманки.
Мы жалели его и утешали как могли. Дети носили ему конфеты. Молодые девушки целовали его и гладили по кудрявой голове.
Всем было жалко бедного безродного человечка.
Грустному клоуну понравился наш гостеприимный город и он остался жить среди нас.
С тех пор наши дети сильно изменились и стали быстро умирать.
По ночам они рассказывают друг другу злые и пошлые стихи, которые для них сочинил бродячий клоун.
А рано утром на рассвете, мы находили их тела, выбросившиеся из окон.
Наши девушки потеряли целомудрие и ушли работать в дешевые бордели.
Им понравились сказки бродячего клоуна о золотом тельце и его щедрости.
Наши девушки отказались рожать нам детей. А те кто еще рожают, приносят лишь мертвый приплод из змей и лягушек.
Наши мужчины потеряли веру в завтрашний день. Все чаще они сидят в кабаках и подворотнях и в пьяном бреду рассказывают друг другу страшные истории о справедливом Конце света.
А тех кто в это не верят, наши мужчины распинают на деревяных крестах по всему городу.
Бывший бродячий клоун стал хозяином нашего города и мы теперь просим подаяние на больших дорогах, чтобы заплатить ему дань за глоток воды и кусок черного хлеба.
Теперь мы сами вызываем жалость у тех, кто видит наши тени на пыльных дорогах мира.
И всюду где мы появляемся наш сопровождает унылый скрежет старой растроенной шарманки бродячего клоуна.
…По перепаханному полю, щедро залитому клюквенным соком, беспомощно ползают безголовые кузнечики.
Хищные птицы, издавая яростный клекот, мечут в них стальные иголки.
Гигантские слоны, изрыгая клубы дыма и пламени, протыкают острыми бивнями нутро кричащих небес.
Там глубоко внутри маленького мальчика, словно исполинский цветок лотоса, открывается Око всевидения.
Дин Сухов.(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Бездомные мысли Тунгусского метеорита.

художник Барандаш Карандашич
художник Барандаш Карандашич

Раскроил себя от горла до паха ножом пустым переживаний.
Сел на серый асфальт, исписанный плевками и окурками и горько заплакал.
Мне оказалось не под силу опрокинуть громоздкую тушу мира на татами.
Может, я что-то делаю не так, мой небесный сенсей?
…Уже с самого утра цокают шпилькии каблуков по моей размазанной роже. Но мне это даже приятно!
Снизу я любуюсь цветом кружевного женского белья и нахожу, что пока  все не так плохо.
В обед по мне начинают маршировать армии подкованных бездельников, возомнивших себе, что о них кто-то высокого мнения.
Что я могу сделать? Я лишен языка и не могу выразить вслух свои острые мысли.
Я даже не могу их побить руками и ногами: мое бедное туловище трансформировалось в один единый мозг.
Пожалуй не самая приятная форма для существования, но можно всегда надеяться на решение нерешаемого ребуса: можно ли полюбить ближнего?
Чтобы понять это, наверное, нужно стать на ступень ниже ближнего. Думаю, кошки и собаки знают на это ответ, но хранят при этом тупое молчание.
А может их молчание как раз и говорит о их полной тупости?
Уже двенадцать часов по мне ездят престижные дорогие гробы и ползают черви, наделенные частицей глубоко спрятанного Разума.
Уже двенадцать часов я созерцаю, то что нельзя созерцать больше пяти минут. Теперь я нисколько не жалею о том, что не стал журналистом.
Я им родился, но не смог переступить своего бесконечного отвращения к извращениям развращенных.
Моя бесконечная заносчивость досрочно приговорена к растрелу всеобщим отчуждением. Иногда я переживаю, что не переживу ее, суку сварливую!
Кстати, заносчивость развращает своим отвращением к извращениям развращенных.
Господин Фрэйд неужели я не заслуживаю поощрения? Я знаю, вы бы сказали, что весь этот мир я сравниваю с бесконечным сексом.
Но об этом говорят даже буддийские Бодисатвы!
Вот уже двенадцать часов на меня мочатся и плюют, роняют горькие слезы и  кровавые сопли, а я все не могу найти решение нерешаемого ребуса: стоит ли любить ближнего?
Ближе к вечеру по мне устало процокали стертые шпильки помятых красавиц. С них сняли трусики и слизали косметику.
Бедные овечки не вызывающие жалости! Вы пытаетесь навязать мужчинам связи, которые всю жизнь лепечат вам что-то бессвязное и пустое.
Любовь умерла в нас в тот момент когда обозначился коитус и преждевременная эакуляция! Посыпьте влагалища пеплом мои сладкие двуногие яйцеклетки!
Признаюсь, жестоко воевать с жестокой природой. Нужно иногда признавать ее слабости: я не хотел обидеть вас, Женщины!
Когда день стыдливо задернул за собой темное покрывало, а армии, закованных в собственное невежество бездельников, вернулись на свои лежбища, я вдруг затосковал.
Завтра мой раскатанный в блин мозг взломают отбойные молотки, а стальные роботы, обожравшись до отвала фрагментами моих бесплодных размышлений, выблюют их в заброшенный загородный карьер.
Больше по мне не поцокают тонкие шпильки, ищущих тепла и комфорта, одиноких красавиц.
Больше по мне не пойдут уверенно армии самоуверенных бездельников, безуспешно мечущихся в поисках стоящего для них дела.
Больше я не содрогнусь от того, как на меня плюют и как меня мажут экскрементами словоблудия и глупых предрассудков.
Больше я не увижу и не почувствую пьянящего вида крови, вызывающего во мне возбуждение первобытного зверя.
Больше я не смогу утолить жажду вкусом соленых слез, заблудших одиноких романтиков, дотла выженных изнутри Луной.
Вот тогда-то во мне и зашевелилось запоздалое тепло, что не успел я показать и отдать ближнему!
Сансара, я записался на твой очередной сеанс иглотерапии! Коли меня до полного одурения иголками призрачного Бытия.
..Раскроил себя от паха до горла ножом пустых переживаний.
Сел на теплый асфальт, окутанный клубами радиактивных испарений и растворился в нем.
Мне оказалось не под силу сопротивляться непонятной силе мира сильных.
Но ведь я и сам часть этого мира, не правда ли, мой небесный сенсей?!
Дин Сухов.(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Белый лист бумаги замаранный белым.

художник Барандаш Карандашич
художник Барандаш Карандашич

«Ты лучше голодай, чем что попало ешь;
Ты лучше будь один чем вместе с кем попало».  — Так говорил Омар Хаям и был по своему прав.
А что он, к примеру бы, делал, если бы его насильно сделали узником Дахау?
Ведь там не было особого выбора между гнилой баландой и смертью?
… Хорошо быть чистеньким имея за спиной заслуги старого заслуженного рода.
И можно пренебрежительно ковырятся в рябчиках с ананасами, когда твой дом- полная чаша.
Престижно и полезно общаться с умной богемой и видными людьми общества.
Еще лучше, построить свой собственный замок и спрятать за его стенами свою трепетную индивидуальность.
А как же быть тем у кого никогда не было особого выбора в жизни?
Из чего выбирать тем, кто родился и вырос в мрачных трущобах и «спальных» районах?
На какой шаг решится молодому призывнику у дверей военкомата?
И что я могу сделать сам с этим ненавистным мне современным миром?
Может убить всех вокруг и погрузится в вожделенное одиночество?
Может перестать лгать окружающим и рассказать им о своей скрытой ненависти?
Может послать все к черту и уйти покорять вершину горы Кайлос?
А может…может и еще много раз может быть.
…Нет уж, никто не повезет бочку тухлой воды на моей тупой гордости!
Я буду жрать что попало, для того чтобы не сдохнуть и не быть похороненным своими врагами!
Я буду трахать кого попало, чтобы не стереть свою душу ананизмом самобичевания.
Я буду вместе со всеми и с кем попало, чтобы не стать мишенью для убийц отшельников.
Я кую право на собственную внутреннюю свободу в кипящей клоаке безликой толпы!
… «Ты лучше голодай, чем что попало ешь;
Ты лучше будь один чем вместе с кем попало».  — Так говорил Омар Хаям и был по своему прав.
Хлипкий идеализм великих философов тем и впечатляет, что не выдерживает реальной жизненной практики.
Рожденный в суматохе и безсмысленности бытия, он как мечта-цветок, которым можно любоваться только лишь мысленно.
Дин Сухов. (Проба пера-3) Сны на Тибете.

Берегите свой мир, романтики.

фотохудожник Ханс Беллмер. Кукла.
фотохудожник Ханс Беллмер. Кукла.

По горящим обугленным улицам города Х, прихрамывая, ковыляет одноглазая кукла.
Ее пушистые когда-то волосы опалило огнем, а пестрое платье превратилось в лохмотья.
Изуродованная кукла что-то поет мягким, детским голосом.
Мы напряженно смотрим на нее из развалин в оптические прицелы винтовок и ждем кто из нас выстрелит первым.
…Моя гитара четвертый год пылится в углу.Струны на ней заржавели.
Я боюсь брать ее в руки. Я разучился играть, когда ее первый раз предал.
И она молча проклинает меня за то, что когда-то обещал ей другую жизнь: яркую жизнь в свете огней и в ритме чудесных мелодий.
Мои песни застревают в горле. Строчки расползаются по сторонам.
Они не желают ложится в рифму. Я закопал свое вдохновение на кладбище бумажного трэша!
Мои друзья давно ушли вперед. Сильный не может ждать долго.
А я уже четвертый год похоронен под плитами бесплодных раздумий.
Из под них пробивается робкий росток, но в нем нет ни цвета, ни семени.
Мои весенние мемуары похожи на осенний некролог: панихида по утерянной девственности.
Что за болезнь, муза, овладела мной?? Меланхолия или ленивая праздность?
Но муза теперь со мной не живет. Она не приветствует слабых.
Их кровь напоминает затхлую воду болот. А муза любит солнце и синее море.
В моем доме теперь живет дева-тоска. Она пустая и невеселая.
Тоска по привычке делит ложе со мной и плодит от меня безразличие.
Зимой когда в моем доме темно, тоска топит печь фотографиями.
На них запечатлена моя прошлая жизнь и обожание блистательной музы.
Я безучастно наблюдаю как тоска казнит мою старую жизнь.
И украдкой прячу выбранный из камина теплый пепел.
Зимой я рано ложусь в кровать, призывая в свой сон весну.
Но когда приходит в дом мой она, я прячусь за темными шторами век.
Что за болезнь, муза, овладела мной? Литаргия? Шизофрения?
Я плачу и мажу лицо теплым пеплом сгоревших воспоминаний.
…По горящим обугленным улицам города Х, прихрамывая ковыляет одноглазая кукла.
Ее пушистые когда-то волосы опалило огнем, а пестрое платье превратилось в лохмотья.
Изуродованная кукла мягким детским голосом поет песню смерти.
Мы, связанные, стоим под дулами винтовок врагов и ждем, кто из нас умрет первым.
Дин Сухов.(Проба пера-2). Сны на Тибете.

Марафон безликого апологета.

художник Роб Гонсалвес
художник Роб Гонсалвес

Все время слышу от других прогнозы на будущее и слова о том, что мы все марионетки.
Да, каждый из нас идеализирует собственное никчемное существование, и все время находясь в поисках вымышленного идола, вынужден зависеть от обстоятельств.
Но разоблачение поклонения  фикциям или отрицание авторитетов, так ли это важно и долговечно?
…Человечество все время живет в состоянии спеющего гнойного нарыва.
Мы просто не можем почувствовать всю полноту жизни, не испытывая чувства физической боли!
Когда на улице тишина и не взрываются бомбы, мы не верим в ее благородное благо.
Во всем мы ищем скрытое коварствро и явный подвох вымышленного врага.
Наши внутрение черви беспокойства разьедают наше серое бытие маниакальным подозрением и скользкими недомолвками. В каждом споре обязательно должен быть третейский судья. Это догма!
Каждый чего-то боиться и переживает всю свою поганую жизнь. Одни все время шифруются от «прелестей» венерических заболеваний.
Им недостаточно презервативов и «чудесных» пилюль. Они все равно не спасают их от безграничной похоти.
Другие бояться пришествия мирового еврейства и обвиняют во всем вездесущих массонов.
Нетерпимость новых Гитлеров поддерживают в пограничном состоянии фобии антисемитов.
Радикализм израильских раввинов доводит до иступления зараженных шизофренией сионизма.
Беспредельные ницшениане лихорадочно истребляя леса бумаги, пытаются воспеть волю к власти.
Фанатичные троцкисты и последователи Че Гевары бредят утопической идеей мировой революции.
Цветные не любят белых. Белые презирают цветных. Мы отмороженные хищные рыбы мутного моря ненависти!
Каждый мнит себя пупом земли, выглядывая коричневым экскрементом из собственной задницы.
Почему нам не живется спокойно на этом не долгом свете? Наверное от нестерпимой скуки и пресыщенности собственным нарциссизмом!
Когда долго смотришь в свое отражение оно начинает казаться кривым и убогим. Хочется взять камень и нарушить спокойную гладь серебряного озера.
Наша суть- бесконечное разрушение и максимально быстрое доведения себя и других до гниения.
Наше родовое древо гниет изнутри и плоды его, румянные и наливные, полны смрадного сока!
Я презираю свои и чужие слезы. Это слезы призраков, безуспешно пытающихся штурмовать манящую вершину Вечности.
Нам никогда не подняться над ее неприступной Истиной , слишком скользкие у нас мысли.
…Все время слышу от других прогнозы на будущее и слова о том, что мы все марионетки.
Да, каждый из нас идеализирует собственное никчемное существование,и все время находясь в поисках вымышленного идола, вынужден зависеть от обстоятельств.
А кто создает эти самые обстоятельства, неужели он не зависит от веры тех, кто его канонизировал?
Дин Сухов. (Проба пера-3) Сны на Тибете.

Вещий сон короля Лира.

художник Владимир Куш
художник Владимир Куш

Пестрое полотно нашего мира ткут миллионы разноцветных шелкопрядов.
Выполнив свою судьбоносную миссию, они заворачиваются в тугие коконы и перерождаются в  красивых грациозных бабочек.
И наслаждаясь полетом, они легко и свободно парят над поверженным низменным.
… Я немало совершил пустых и нелепых поступков, за которые до сих пор краснеет моя совесть.
Мне не раз пришлось быть свидетелем глупых и пошлых деяний, совершенных другими.
Иногда я призывал их заглянуть внутрь себя, но таких вокруг меня пока не находилось.
Сколько тетрадей с неправильными ответами мне еще предстоит сгноить в своем архиве?
Сколько чистых желаний похоронил во мне мой внутренний узурпатор.
Сколько уродливых мыслишек он возвысил до состояния стойких привычек!
Непривычность к вооруженной борьбе с выращенными мною чудовищами породила во мне боязнь однажды превратиться в мотыля — нео-консерватора.
Я  люблю всегда находиться в дороге. Нет, это не паническое бегство от самого себя.
Дорога отвлекает меня от прикрепленных мыслей. Но признаюсь, не люблю связывать себя однотипными связями.
То что долго стоит на одном месте не способно осмыслить и обьять пространство.
Сформированное тобой в привычном, костенеет и становится догмой, которая рано или поздно разочарует тебя на закате твоих лет.
Я не люблю закупоренных окон за которыми прячется смрад нелепых и глупых суждений.
Прочь стены, созданные для умертвщления свободного духа!
Мое тело никогда не будет мне препоной в достижении непостижимого.
Моя голова живет неотделимо от моего мятежного содержания.
Составь мне компанию великий Морфей и я никогда не разочарую тебя своей любознательностью!
Мы сотрем сотни пар туфель, огибая десятки раз просторы голубой планеты. Мы превратимся в глубоководных рыб, погружаясь на самое дно великих морей и океанов.
Мы падем прахом и вновь воспрянем Фениксом открывая и познавая в себе доселе сокрытый мир.
И лишь на самом закате бесконечного дня, утомившись от древних и новых знаний, мы закончим свой долгий путь последней партией в шахматы с черным гроссмейстером.
…Пестрое полотно моего мира ткут миллионы разноцветных шелкопрядов.
Выполнив свою судьбоносную миссию, они заворачиваются в тугие коконы и перерождаются в красивых грациозных бабочек.
Трудно получить наслаждение от полета когда ты был лишь разрушителем и зловредным червем!
Дин Сухов. (Проба пера-3) Сны на Тибете.

Видение красной планеты, танцующей в ветвях сакуры.

художник Хуан Миро
художник Хуан Миро

Сиреневая бабочка играет на рояле. В зубах ее сигара,а в глазах тоска.
Я принесу тебе три розы, нектар и горсть клубники. Только ты играй и не закрывай глаза.
Сиреневая бабочка разбилась на осколки. И трепет ее крыльев развеял облака. я стану твоей тенью и сакурой Вселенной. Только твоя музыка вновь оживит меня.
…Зимний скучный трамвай. На замерзших стеклах плевки мороза. Затылки, затылки, на затылках шапки, платки, тряпки.
Натужный скрип убитых тормозов. В клубах пара ноги, руки,нацелованные морозом щеки,в спутанные волосах вялые мысли.
Запахи пота, табака, перегара и замученного за день французского парфюма. Коктейль Молотова для перегруженной психики сюрреалиста.
Выжатые как губки сухие «манагеры», перетраханные проститутки и недопившие пива студенты, много старых дев. Зимний букет нелепых персонажей для снежной королевы земли Мод.
Моя железная гусеница ползет на восток.На каждой станции она аккуратно выплевывает серые тушки и снисходительно принимает очередную партию замученных мясных конфет.
Декабрь. Минус тридцать. На улице ветер. Мимо мелькают огни бетонных могильников.Б-б-бр-р-р, кажется это сказал я?
Скоро мы все погрузимся в теплые ванные. Блаженно вытянем оттекшие ноги. И парализованные горячей струей водой, станем отупело изучать желтые ногти и мозоли на скрюченных пальцах.
Вечер, мальчику стукнуло девять. Я сыт по горло, тем что попало в горло. В моем прокисшем холодильнике рядами висят мыши.
Звонки по телефону. Нет, сегодня я буду дома. Не жди меня в темном узком подьезде. Сегодня я не смогу завестись как испанский мачо. В Мадриде выпал густой снег. Прости!
Десять вечера. Потрепанный фотоальбом. Меня согревает глоток текилы и черно-белая фотография десятилетней давности. Когда я успел стать ленивым и лысым? Ведь когда-то я был испанским мачо и мне не нужны были порнофильмы. Город сьел меня изнутри и внутрь добавить нечего. Мое хлипкая душа переехала в Интернет. Я пишу иногда ей письма. Но ей нет до меня дела. Наступила эпоха лже-гламура. Наши атомы расщеплены на молекулы.
Я проснулся от собственного храпа. Фотографии рассыпаны по полу. С пустым стаканом играется глупый пушистый котенок. Я забыл покормить его. Может хотя бы он согреет меня?
Накрывшись теплым халатом, я сплю на тахте. На моей мохнатой груди свернулся в клубок сытый котенок. От него пахнет молоком и кровью.Засыпая, я посмотрел ему в глаза и пригласил посетить мой сон. В моих снах вечная осень и много разных необычных животных. Если ему понравится я могу оставить его жить там. А я каждую ночь буду его навещать и приносить молоко с кровью. Может ты вернешь мою душу обратно?
…Сиреневая бабочка играет на рояле. В зубах ее сигара, а в глазах тоска.
Я принесу тебе три розы,нектар и горсть клубники. Только не бросай здесь одного меня.
Сиреневая бабочка разбилась на осколки. И трепет ее крыльев развеял облака.
Я стану твоей тенью и сакурой Вселенной.Опять ты пила спирт, моя мечта …свинья!!!
Дин Сухов(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Вредная кукла по имени Роберт.

художник Здислав Бексинский
художник Здислав Бексинский

Как обычно проснулся в три ночи и напряженно прислушался к тишине в моем доме.
Так и есть, снова кто-то ходит в прихожей и ехидно посмеивается.
Почему я должен это терпеть все время?
Не пора ли сжить всех кукол со света?!
…Души мертвых солдат устало карабкаются по Луне. Им нечего курить и в кратерах давно высохла вода.
Я наблюдаю снизу за ними в большой телескоп и терпеливо жду когда Луна повернется ко мне обратной стороной.
На дне океана лежит ржавая станция «Мир». Теперь внутри ее живут чернильные осьминоги и мокрые призраки бездомных утопленников.
Иногда я бываю в гостях у мертвых и они угощают меня космическими деликатесами.
На крыше моего мира свой личный мыс Канаверал и здесь похоронен мой первый соломенный космонавт.
Отсюда я посылаю сигналы всем пленникам космического океана.
По утрам я угощаю Коперника крепким грузинским чаем, а он кроет крепкими  словечками товарищей из инквизиции.
Понимаю тебя Николай, таков замысел нашего Бога. Мы вкусим плод Истины только ценою тяжелых жертв Избранных.
Я спросил его о том, сколько мертвых солдат может поселиться на обратной стороне Луны и как помочь им  сигаретами и водой. Николай долго молчал и сказал только одно: Ждите новой войны, дорогой мой Дин Сухов.
Интересно знают ли об хозяин обратной стороны Луны или же ему парралельно, мое больное любопытство?
В любом случае я и сам готов отправится на Луну. В углу на чердака лежит мой зеленый походный рюкзак. В нем большой запас сигарет и минеральной воды.Придется спасать вас от жажды, ребята!
Я рассылаю последние радиограммы на все радио станции мира с призывом приготовится к большой войне. Надеюсь я буду услышан, последний соломенный космонавт, погибшей станции «Мир»!
…Как обычно проснулся в три часа ночи и напряженно прислушался к тишине в моем доме.
Так и есть, снова кто-то ходит в прихожей и ехидно посмеивается.
Почему я должен чего-то ждать все время?
Не пора ли перестать быть чьей-то куклой?!
Дин Сухов.(Проба пера-3) Сны на Тибете.

Два одиноких сердца одного счастливого Бога.

художник Барандаш Карандашич
художник Барандаш Карандашич

Бог разделил нас затем, чтобы мы могли почувствовать разницу и полюбить ее друг в друге. Пути его неисповедимы и нескончаема чаша грехов, отпущенных нам во имя его сомнительных дел. Спасибо тебе от всей души небесный дружище за красивых баб и их бесконечную прелесть!
…Может мы что-то и любим в этом мире, но это уж точно не то, о чем думает наш Бог. Любовь наша слишком проста и неприхотлива. Мы размножаемся как кошки и не особо задумываемся над последствиями своих жарких утех.
Маруся я тебя хочу! Маруся роди мне сына! Маруся ты мне надоела! Маруся я нашел другую Марусю!
Маруси на краткий миг обьединяются с Васями и зачинают новых Вась и Марусь. Боже, надеюсь ты не подглядываешь, когда Вася совершает коитус с Марусей! Интересно, как Господь относится к скандинавским порнофильмам?
Мои нелепые стихи и проза насквозь пропитаны женскими духами и слезами. Ваш покорный слуга слаб и охоч до теплого мяса!
Моя муза сидит по вечерам на моем плече и задыхаясь от рыданий, нашептывает мне на уши новые хорошо забытые сентиментальные бредни о романтических отношениях между мужчиной и женщиной.
Маруси и Васи-вы самые желанные герои наивных романов на ночь! Вы постоянно в центре внимания. Но в жизни вас хватает не так надолго.
Ваши розовые сопли высыхают на заре и вы бежите друг от друга без оглядки. Никто из вас не хотел умирать в один день и быть закопанным в конце романа. Маруси и Васи-вы невинные жертвы кино-книжного холокоста. Свободу беспечным попугаям! Долой романтизацию кухонных романтиков! Бальзаковские воздыхательницы простите меня, это уж точно не относится к вам! Вы верны до смерти своему придуманному Васе!
На улицах Красных фонарей идет бесконечный эксперимент обьединения с Богом. Вот где настоящая кузня извращений небесного Творца!
Педерасты, влюбленные в собственный фаллос,ищут тебя в друг друге. Они отвоевали свое право на Земле и их уже венчают в церкви. Встречай своих розовых голубков,о-о-о… Боже!!!
Лесбиянки,влюбленные в собственную уретру,желают доказать, что их Бог фиминист с ярко выраженным женским началом.
Пьяные матросы, целой оравой насилуя негритянку, желают обьеденится всем миром в поиске единой любви. Наш Бог будет мулатом и никому не будет обидно! Бесполым мулатом, уставшим от мучительного поиска: куда еще сунуть свой член и как ублажить возбужденный клитор!
О дети цветов,забейте мне хороший косяк и поделитесь со мной теплом телесным! Я пойду с вами по широкой зеленой поляне и когда мы станем на ней дружно трахаться, то будем кричать: О боже, еще и еще, боже! Не смейся, в постели мы искренни как никогда и ни с кем!
Слишком много о любви пишут в книгах и немало снимают дорогих фильмов, пытаясь проникнуть в ее глубину. Но самые глубокие и верные фразы о ней я читаю на стенках. Их пишут неизвестные писатели и режисеры непопулярных дворов и подворотен.
Мы лежим с тобой в горячей постели. Завтра рядом с тобой будет лежать другой герой. А пока, мы с тобой сегодня пытаемся выполнить задание нашего Бога и полюбить друг друга. Мы уже почувствовали разницу между друг другом, но моя любовь к тебе умерла вместе с моим желанием. Может завтрашний герой сможет добится с тобой успеха? Может его имя Юрий Гагарин? Никогда не мечтал стать космонавтом! Хотя ты и сравнивала наш секс с полетами в космос!
…Бог разделил нас затем, чтобы мы смогли почувствовать разницу и полюбить ее друг в друге. Пути его неисповедимы и нескончаема чаша грехов, отпущенных нам во имя его добрых дел. Грешите любовники и да не оскудеет сок любви в мошонках новых Казанов и да не охладеют страсти Жозефины!
Дин Сухов.(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Tube mirum и requim aeternam. (День гнева и вечный покой).

художник Hue Jiye
художник Hue Jiye

Однажды моему другу все надоело и он взял в руки автомат.
Он постригся наголо, надел зеленую униформу и громко хлопнув  дверью,отправился убивать свой старый мир.
…Я в это время учился играть на гитаре. Мне нравились красивые девочки и  шумные вечеринки.Но после концертов, я не забывал читать письма от моего друга.
Мой друг писал много и много делал ошибок. Но меня радовало, что он до сих пор еще жив.Я никогда не   задумывался над тем, кому и как он копал могилу.
Молодость-отдушина для жестоких. Нас завораживает кровь и слезы в неполные двадцать лет.
Но все-таки в моей крови было больше киселя и я старался не думать о смерти.
Трудно думать о смерти, когда тебя целует любимая девушка. Трудно думать о смерти, стоя на сцене в свете   прожекторов.
Там, где был мой друг, много стреляли. И я знал, что там не очень приятно.Но помочь моему другут было нечем.
Его собственный зверь рвал его на части.
И даже он сам не знал, когда он утолит свою ярость.
…Он вернулся только через два года. Вся его голова была покрыта пеплом, а в глазах стояли мертвые горящие   города. Это был уже не мой друг. Моего друга забрала и сожрала война. Она проехалась по нему стальными   гусеницами. Она заплевала его свинцовыми соплями. Она отрезала его голову и отдала на сьеденье собакам. Перед   боем она заставляла его пить крепкий спирт и колоть в вены наркотические коктейли.Она сожгла его  изнутри,   оставив только израненную усталую оболочку.
…Когда я видел его в последний раз, мы сидели с ним в парке. Он молча пил из бутылки теплую водку и обреченно слушал мои наивные песни. Песни о жизни, о мире, о любви и о надежде. Когда я устал петь, мой друг   передал мне початую бутылку водки и на прощание сказал: «Все дерьмо». Мне нечего было ему сказать. Нечем было  его утешить. Я боялся посмотреть в его глаза. В них была пустота.
…Через неделю я узнал от своей девушки, что мой бывший друг уехал на войну навсегда.
…Однажды моему другу все надоело и он взял в руки автомат.
Он постригся наголо, надел зеленую униформу и громко хлопнув дверью, отправился убивать старый мир.
Дин Сухов.(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Долгожданное письмо от Аэлиты.

художник Владимир Куш
художник Владимир Куш

Необычно было тебя встретить здесь: в казенном саркофаге, пропахшем витаминами и пустыми эмоциями .
Вокруг тебя плавали странные эфирные тела, лишенные смысла и места в пространстве.
На фоне запечатанного окна ты была похожа на праздничную бабочку прилетевшую из неведомого мира.
Отныне твоя фотография хранится на первой странице моей книги Вымирающих редких видов.
…Говорят никогда не поздно подарить живые цветы своей большой мечте. А если ты ее когда-то похоронил со всеми потрохами?
Тогда, наверное, можно положить пластмассовый венок на могилу своей, почившей в бозе, мечты.
Только вещие сны и «Некромикон (аль-Азиф)» могут теперь возродить из праха сгоревшие корабли моей юности.
Какие дерзкие устремления созревали в горячей голове капитана! Какие манящие горизонты открывал перед ним рассвет!
Теперь же он находит, что и багровый закат был не так уж плох, а на рассвете он старается поспать подольше.
В его маленьком портовом домике стоит на столе спасительное виски, а компас и карты пылятся в морском  рундуке.
Ему еще мерещатся свирепые бури и кровавые битвы, но море уже давно высохло в его бухте.
Стальные пушки моих кораблей переплавлены на лопаты, коими мои приземленные желания копают мне шестифутовую яму.
Все чаще я прихожу к мысли, что мое радио устарело, а покупать новое нет желания.
Теперь на моей волне все меньше радиослушателей. Когда-то я удивлял ярким светом других, сейчас же удивлен их ответным тусклым свечением.
Когда-то я считал себя ловким жонглером, а сегодня  понимаю,  что придавал слишком боьшое значение своим гламурным кривляниям.
Часто я перебираю стопки пожелтевших старых писем и не могу поверить, что когда-то  жил их строчками.
Теперь же я все чаще пишу грустные некрологи, отпевая в них каждый уходящий день жизни.
Неужели мы и вправду чужие на этом празднике жизни? Остапушка бедный нас всех режет на части тоска по уходящему.
Только вчера еще я погружался носом в пышные телеса своей Примадонны, но уже сегодня ей подпевает в золотой клетке очередной прилизанный фаворит!
Я все еще злорадствую, но мой беззубый рот способен теперь издавать лишь  бепомощное шипение.
И остается лишь скучать и завидовать недоступности гениальных арий в исполнении Хворостинского.
Что останется после меня когда подойдет моя очередь садится на поезд в один конец?
Империя суетных мыслей, скрученных веревками заблуждений и сиюминутных иллюзий!
Я изгоняю их из головы и прибиваю чернилами к кресту вымышленного бессмертия.
Но может хоть одна капля моего инфантильного откровения даст всходы молодому ростку древа Вечности!
Суета сует-что может быть слаще вкуса твоего поцелуя?! Что может быть более желанным, чем быть в центре внимания всего мира? Что может спасти мою душу от посмертного тщеславия и честолюбия?
Разве что железные гарантии скорого конца этого мира?
…Необычно было тебя встретить здесь: в царстве прагматичных слуг Гиппократа.
Вокруг тебя ползали обрекшие себя на обреченность, ищущие точного своего определения.
Ты была похожа на случайную чудесную пленницу на фоне желто-белых тонов и отчужденности.
Теперь я знаю, кто оживит мои увядшие цветы и нежно разбудит меня на рассвете!
Дин Сухов.(Проба пера-3) Сны на Тибете.


опубликовано: 26 июля 2011г.

Раненая сакура Вселенной: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *