Раненая сакура Вселенной

Дин Сухов

 

Предчувствие утраты чувственности.

художник John Jude Palencar
художник John Jude Palencar

Я люблю иногда стоять у реки и смотреть сквозь воду.
Там на дне лежат скользкие синие утопленники.
Я смотрю как их обьедают рыбы безмозглые и пытаюсь прочитать их вредные мысли.
…Мимо меня плывут пароходы со свадьбами. Много женщин и много истерики.
Мужчины пьют шампанское и клянутся невестам не быть эгоистами.
Всем нравятся свадьбы, но никто не любит расхлебывать их последствия.
Истину знает только капитан, он хорошо знает этот фарватер.
Нередко винты его парохода наматывают кишки утопших.
Их тоже кто-то когда-то любил. И они тоже когда-то гуляли на свадьбах.
Моя жизнь похожа на одинокий остров, напичканный призраками и мыслями мертвых.
О,сколько мыслей мертвых может поместиться на моем острове!
Когда-нибудь я издам отдельную энциклопедию их мыслей.
Мимо меня плывут пароходы со свадьбами, но ни один из них не пристает к моему острову.
Гавань не очень удобная и на дне ее немало утопленников.
Их тоже кто-то когда-то любил, а теперь они лежат на дне моей гавани.
Капитан, который знает Истину, стороной обходит мой остров.
Ему хватает того, что он пьет здесь бренди по ночам с призраками.
Он спит как всегда: в холодном поту и глаза его открыты.
Он боится забыть обратную дорогу с моего острова.
Но время его еще не пришло и он может спокойно пить свой мутный бренди.
По зеленой воде плывут чьи-то мертвые скользкие невесты. Их десятки. Их сотни. Их тысячи.
Они плывут, мимо меня, запутавшись в букетах намокших роз.
Вечные красивые невесты, которые никогда не состарятся.
Я забираю вас на свой остров, напичканный призраками и мыслями мертвых.
Мы будем жить вместе. И я клянусь вам,никогда не быть эгоистом.
…Раньше я любил стоять у реки и смотреть сквозь воду.
Теперь кто-то другой смотрит на нас с берега.
Он смотрит как нас обьедают рыбы безмозглые и пытается прочитать наши вредные мысли.
Дин Сухов. (Проба пера-3). Сны на Тибете.

Созерцая голову Нефертити.

художник John Jude Palencar
художник John Jude Palencar

Помню как то в студенческие годы обиженные девушки с моего курса избивали зеленоглазую проститку.
Они долго и методично валяли ее в грязи и царапали лицо когтями. А после притомившись, они закурили и стали молча, наблюдать за поверженной соперницей.
Побитая девица поднялась на ноги и презрительно плюнув в сторону своих обидчиц кровью, сказала с торжеством в голосе: Когда вашим парням становится тошно от ваших дешевых понтов, они приходят ко мне и трахают меня до полного беспамятства. Им всем хорошо со мной, а мне с ними!
…Сегодня ночью был на балу у самого Сатаны. Насытился гротеском раз и навсегда. Бедные запуганные христиане это и было пределом ваших желаний?!
Лучше бы римские попы опубликовали мемуары любовных похождений своих пап и кардиналов.
Все эти вареные младенцы и старухи пропахшие нафталином не вызвали во мне ожидаемого феерического восторга.
А церемониальный коитус с блеклой  крестьянкой Марго прошел у меня без особых фантазий и бурных эмоций. Интересно, почему нельзя было трахать женщин на шабаше?
Или попы считают это менее эстетичным, чем вожделеть любви молоденьких хоровиков-кастратов?
Больше всех мне было жалко самого хозяина бала.
Был он какой-то весь измученный и выжатый словно коктейльный лимон.
Интересно платят ли ему в пекле пенсию за вредность и выслугу лет.
А я бы на его месте еще подал в суд на европейскую церковь за неуместную клевету и повсеместное порицание!
Человечество давно уже переплюнуло себя в области экспериментальных извращений.
Сегодня даже десятилетнюю девочку не удивишь видом дяди, мастурбирующего на ее куклу Барби.
Узнав, был удивлен, в Японии на таких дядях делают успешный фетиш-бизнес!
А какие фигуры высшего пилотажа вытворяют  искушенные современные тети, так меркнут ветхие папирусы воспевающие все премудрости египетского сэкса!
Феминистки и новые амазонки, презирающие брак и цепи патриархата, увы, не прочь «оттопырится» в злачных заведениях!
Мы любим свою бархатную плоть и доступную плоть ближнего. И она нам ближе всех его чувств и страданий.
Страдания мы сегодня рассматриваем лишь как  еще одну из форм сексуальной чувственности.
Канули в Бездну маразматичности легенды о скопниках и пуританах, добровольно умервщляющих плоть, подаренную человеку Богом в Эдэмском саду. Жизнь до и после члена-каково это быть в шкуре, напичканного дурью, фанатика?
Сегодня мы получаем чувственные удовольствия в любых их проявлениях и количествах.
И я не могу представить сегодня дня без лицезрения стройных ножек и упругих грудок нежных покорительниц сильного пола.
День прошел зря если моя душа не позаботилась о том, кто сегодня будет ублажать мое тело.
Так и не смогли  нудные и педантичные Шпренгеры и Инститорисы до конца выполнить свою миссию уничтожения греко-римской морали.  Вот уж поистине- обезбашенные всадники сексуального Апокалипсиса.
Сколько не оттирали они недоразумение у ангелов между ног, они все равно стали развратными!
Нью-Лукреции несите высоко свои гениталии, только не переусердствуйте в ублажении собственного блага!
Эпикурейцы всех стран сливайтесь! Замкнутые и угловатые бейте замком об угол свою мораль, обнажайтесь!
Смерти нет пока мы чувствуем радость и удовольствие. А если мы не откликнулись на весенний призыв кошек, значит наше место в земном борделе заняли новые аппетитные ангелочки.
…Помню как в студенческие годы обиженные девушки с моего курса избивали зеленоглазую проститутку.
Они долго и методично валяли ее в грязи и царапали лицо когтями. А после, притомившись, они закурили и стали молча наблюдать за поверженной соперницей.
Побитая девица поднялась на ноги и презрительно плюнув сторону обидчиц кровью, сказала с торжеством в голосе:
Миром правят бляди!!!
Дин Сухов. (Проба пера-3). Сны на Тибете.

Тени весеннего равноденствия.

художник Поль Дельво. Эхо.
художник Поль Дельво. Эхо.

На моей кухне за зеленым облезлым шкафом поселился фиолетовый гном.
Он грязный, вонючий и характер его скверный.
Но он неплохо играет на скрипке и это снимает мои головные боли.
Я кормлю его молоком и блинами. И вобщем мы с ним неплохо ладим.
…С утра распахиваю окна настежь. Заходи весна милая сердешная.
Покажи ка мне свою морду конопатую, блудливую и простодушную.
Дай-ка поцелую тебя в щеки горячие и обниму тебя я ненаглядную.
Садись-ка, прошу, за стол красавица. Попьем с тобой чайку коньячного.
Что? Почему с утра я пьян и весел? Отпуск милая.Сорок дней законной лени.
Ждал тебя, как долго ждал я. Жил что спал. Болели ноги.Бредил.
Снилась зима и вьюги жестокие.Очень скучал и изредка плакал.
Перервал сто тетрадей, но так и не смог написать ни одной строчки.
Ком стоит в горле! Дышать невозможно! Где ж ты была, моя милая сука?!
Опять всех котов сгонишь на крыши, собакам отравишь жизнь на недели.
Одурманишь весь город и засыпешь цветами. Дождем зальешь души, парки, аллеи.
Заставишь смеяться, дурачится, прыгать.И признаваться в любви идиоткам.
Знаю, не дуйся, такая работа. Лучше слякоть и дождь, чем лютая стужа.
Смотри как я жил, спрятавшись в кокон: кругом паутина, засохшие мухи!
Пил беспробудно и пропил все на свете: женщин, друзей. Послал их всех к черту.
Но вот календарь со страницею марта. Это святое, можешь мне верить!
Что я все плачусь, дева родная? Хочешь спою тебе лучшие песни?!
Они о тебе и о том как умею любить я. Смеешься! Смеешься лукаво, …прощаю!
…На моей кухне за зеленым облезлым шкафом поселился фиолетовый гном.
Он грязный и вонючий и характер его скверный.
Но он неплохо играет на скрипке и это снимает мои головные боли.
Я читаю ему стихи и прозу. И кажется он меня понимает.
Дин Сухов.(Проба пера-3) Сны на Тибете.

Зашифрованные звуки в пластинках Эдди Гранта.

художник Владимир Куш
художник Владимир Куш

Сегодня мой город обещала навестить настоящая Любовь.
Она взяла с нас обещание, что мы больше не будем стрелять в друг друга.
Мы весь день собирали на лугу степные цветы и украшали ими дома и улицы.
И когда наступил вечер и на небе появилась полная луна, мы открыли окна и стали ждать чуда.
…Скорбь Сатаны намного глубже, чем мне казалось раньше.
И чем больше я это понимаю, тем дальше  хочу убежать от себя.
Пусть погуляет без меня по  свету моя пустая оболочка, глупая и наивная как дитя!
Пусть все станет как было прежде в моей прошлой бессознательной жизни.
Когда ее омоет теплый весенний дождь, она без раздумий будет радостно плескаться в лужах.
Когда ее больно укусит дворовый пес, она будет громко плакать до тех пор, пока виноватый пес, не оближет ее своим длинным шершавым языком.
Где вы, солнечные дети Рамзеса, неужели вы все стали невинными жертвами темных культов?
Я все чаще слышу разговоры о всемирном заговоре. Люди заражены черным страхом.
Каждый с трепетом ждет небесного знака, после которого на наши головы посыпятся неисчислимые беды.
Не в силах контролировать капризы исскуственной действительности, мы добровольно опьяняем себя дурманом лжезнаний.
Чтобы совсем не сойти с ума  от мнительности и сплетен, мы плодимся как сумасшедшие.
Только никто из нас так и не смог до сих пор разьяснить нашим детям внятно, зачем мы помогаем им явиться на белый свет. Боюсь, я уже знаю ответ: дети спасают нас от страха одиночества.
А кто спасет их от одиночества одиноких родителей? Может только могила для уставших от жизни родителей?
Мой папаша, после того как оплодотворил мою мать, равнодушно отвернулся к стене и заснул сном младенца. Таким я его и запомнил на всю жизнь: равнодушным и пустым скотом.
Природа сделала свое дело: дала мне шанс на своей шкуре испытать всю прелесть дефицита истинных ценностей.
Жалость к моей матери до сих пор рождает у меня сочувствие ко всем женщинам мира.
Они так и не смогли сделать счастливыми своих эгоистичных и честолюбивых мужчин.
Может в этом и заключается корень всех печалей Сатаны?
Он научил нас погружаться на дно Марианской впадины и покорять глубины космоса, но так и не смог научить нас познавать Любовь друг в друге.
Может потому, что он сам не знает, как это сделать? Дети Рамзеса проснитесь, подарите нам прозрение!
Раньше я думал, что проститутки больше нас понимают в настоящих чувствах.
Утром покидая их холодное ложе, я понял, что жестоко ошибался. Ее нет среди доступности и бесстыдства!
Долгий затяжной полет обернулся бесконечной катастрофой и конфузом.
Я осознал, что мой журавль промахнулся мимо созвездия Земных диссидентов и уронил меня в знакомое капустное безобразие. Надеюсь это моя последняя высадка и последняя выходка колченогой птицы!
Седьмой сын седьмого сына все твои разумные мысли не спасут тебя от плена заблуждения.
Ты обречен вечно таскать воз, нагруженный плодами плохой кармы! Твой Млечный путь лежит через твое беспокойное сердце.
Обняв за шею виноватого пса, я смотрю с улыбкой в небо и не вижу ничего кроме света желтой планеты.
Боль прошла и от от слез на моих щеках остались только крупицы белой соли.
…Сегодня мой город должна была навестить настоящая Любовь.
Она взяла с нас обещание, что мы не будем больше стрелять друг в друга.
Мы весь день закапывали в землю свое оружие и лечили душевные раны.
И когда наступил вечер и на небе появилась полная луна, мы обнаружили , что настоящая Любовь весь день была среди нас.
Дин Сухов. (Проба пера-3) Сны на Тибете.

Ожидание июльской грозы на крыше ржавого трамвая.

художник Барандаш Карандашич
художник Барандаш Карандашич

Внутри меня поселился маленький алчный человечек. Он ненасытен и голоден, как африканская гиена.
Чтобы его умилостивить мне каждый день приходится добывать ему пищу.
Он питается книгами, газетами, журнальными заметками и ежедневно капризно требует все новые порции «мороженного мяса», отпускаемого в неимоверных количествах телевизором.
И чем больше он глотает букв и цифр, тем все сильнее я начинаю ненавидеть его!
…Стал ли я лучше после того, как прочитал «Тибетскую книгу мертвых»?
Изменилось ли что внутри меня после того, как я трахнул первую свою девушку?
Прибавилось ли во мне уверенности после того, как я избил своего первого обидчика?
Превратился ли я в иностранца когда нарушил  первый раз границу закона?
Да, я поверил в бессмертие, в бессмертие страха перед лицом смерти!
Да, познав сексуальную близость, я отдалился от поиска женского идеала!
Да, утолив свою мимолетную злость, я вступил в клуб замаранных кровников!
Да, обманув всех однажды, я понял, что отныне буду всеми обманутым.
Стал ли я чище после того как первый раз попросил прощения?
Изменилось ли что во мне, когда я в первый раз плакал от боли?
Окрепла ли моя внутренняя вера, после принятия клятвы на верность?
Превратился ли я в карающий меч справедливости , осознав, однажды, что кругом одни лишь преступники?
Да, я очистился от ощущения тяжести вины за будущие грязные помыслы и поступки!
Да, собственная боль притупила во мне чувства сострадания к причиняющим мне боль!
Да, моя личная вера окрепла, после того, как я поклялся никому никогда не верить!
Да, я обрек себя на изгнание и одиночество, позволив покарать себя за несправедливость, к тем, кто никогда не считал себя преступником!
…Внутри меня поселился маленький алчный человечек. Он ненасытен и голоден как африканская гиена.
Чтобы его умилостивить, мне каждый день приходится добывать ему пищу.
Он питается книгами, газетами, журнальными заметками и ежедневно капризно требует все новые порции «мороженого мяса», отпускаемого в неимоверных количествах телевизором.
Сегодня я твердо намерен выставить ему круглый счет за вынужденное пребывание в стенах «гостеприимного желтого» дома!
Дин Сухов. (Проба пера-3) Сны на Тибете.

Прививка поэтам от брома и мяты.

художник martine rhyner
художник martine rhyner

На моих глазах догорает мой милый бумажный город.
По воздуху носятся перепуганные потерявшиеся буквы.
За ними бегают красные злобные карлики и пытаются сбить их кривыми железными палками.
На картонных деревьях уныло свисают мертвые тени поэтов. И из их стеклянных глаз капают обрывки недописанных поэм о жизни.
…Это девушка похожая на чучело поразила меня своим зычным голосом и нелепыми выходками. Меня всегда отталкивали правильные посредственности и полукровные сучки.
Она металась как птица по скользким от дождя крышам и орала в мегафон непристойные лозунги.
Из одежды на ней был только узкий черный топик и красная шляпа с потрепанными полями.
На левой  ягодице незнакомки красовалась татуировка в виде левосторонней свастики.
Поначалу я решил что она мертвецки пьяна или совершеннос сошла с ума.
Но позже я понял, что это ее нормальное состояние.
Заинтригованный ее радикальным анархизмом, пыхтя, вскарабкался по пожарной лестнице.
Когда же я попытался ущипнуть ее за аппетитную грудь, она выбила мне ногой зуб.
Так мы и познакомились с интересной девушкой по имени Культура.
Целый день мы гуляли с ней по зеленому парку и катались на каруселях.
Когда нам надоело трескать гамбургеры и давится пивом, она попросила меня почитать ей свои стихи.
Пока я читал ей свои незрелые вирши, она по-детски всхлипывала и мило мне улыбалась.
В награду Культура сделала мне миньет и проглотив  терпкое семя, уснула на моих коленях.
Наверное я влюбился в тебя, когда увидел в твоих зеленых глазах отражение безумной Луны.
Мои книги отныне пылятся на полках, ты сказала , что эта отрава преждевременно превратит меня в старого маразматика. Простите меня Шопенгауэр и Кафка, вам ведь тоже когда-то срывало крышу!
Не так то просто выбраться наивному поэту из розового мира клубничных зарослей!
Зато ты облюбовала мой плазменный телевизор. Это твой первый враг и собеседник.
И когда у тебя случаются неудержимые припадки вдохновения,  ты колотишь его своими «гриндерсами» по плоскому лысому черепу.
Мне трудно удержать тебя в руках и приучить к порядку. Ты ведь девушка по имени Культура.
И сама можешь, кого захочешь, научить жить не скучно.
Моих соседей ты развлекаешь моральным анонизмом, которым занимаешься на моем балконе.
И когда ты кончаешь на тебя сбегаются посмотреть кошки и собаки со всей округи.
Весь наш подьезд пропах коноплей и кровью. Накурившись этой дряни, ты режешь себе стеклами вены.
В сто пятый раз я отмываю тебя от рвоты в ванной и ты вновь смотришь на меня как в первый раз, когда я читал тебе свои незрелые вирши. Жаркие ночи выгоняют из меня назойливые звуки ревности.
Но утром тебя снова зовет труба вершить подвиги. Да, я понимаю это твое призвание!
Как то я спросил у нее: скольких она угробила? И эта стервозная сука сказала, что я не последний!
В сто пятый раз я выгоняю тебя прочь из своего сердца, а ты грозишься выброситься с балкона.
Но я то знаю, что ты умеешь летать. Ведь ты девушка по имени Культура.
Когда тебе надоедает блудить с бесами, мы сидим вечерами на крыше и мечтаем вернуться в созвездие Земных диссидентов. Ты говоришь, что некогда была там царицей.
Пока ты бредишь под звездами, я успеваю расчесать твои фиолетово-черные волосы.
Мне трудно не верить в твою ложь, хоть твои слезы и пропитаны насквозь фальшью.
И поэтому я буду ее любить, даже если она меня отравит. Ведь она одна такая-девушка по имени Культура.
…На моих глазах догорает мой милый бумажный город.
По воздуху носятся перепуганные потерявшиеся буквы.
За ними бегают маленькие злобные карлики и
пытаются сбить их кривыми железными палками.
На картонных деревьях уныло свисают мертвые тени поэтов.
Они повесились, когда их покинуло вдохновение.
Дин Сухов. (Проба пера-3) Сны на Тибете.

Одинокий гипперболоид инженера Гарина.

художник Маттиас Грюневальд. Искушение святого Антония.
художник Маттиас Грюневальд. Искушение святого Антония.

На толстых прутьях решеток повис бесноватый глас разлюбленного народа.
Чтобы не навязать себе его ненасытный эгоизм, я проколол свои барабанные перепонки ржавым гвоздем.
На бетонном столе остатки роскошного ужина. На мне парадный костюм.
Моя смерть пришла за мной на закате, так пожелала моя избалованная любовница Демократия.
…Будь осторожным отдавая свою любовь кому попало, так как рано или поздно, те кого мы так любим превращаются в тех самых кого попало.
Ты бежишь, как наивный весенний дурак с букетом цветов навстречу неведомому и не ведаешь, что творишь, вручая его избранной музе.
Сегодня твой букет роз стоит на почетном месте в китайской вазе и благоухает. А завтра возможно ты получишь хлесткий удар по лицу его засохшими стеблями.
Мы одинокие саттелиты, дамы и господа, от мук рождения и до освобождения смертью.
Права была моя мама, говоря, что каждый умирает поодиночке.
Мне кажется я уже нашел свою одиночку и в ее стенах чувствую неуверенную целостность и успокоение.
Почему когда мы занимаемся любовью, мы должены все время что-то говорить?
Почему все хотят услышать слова друг от друга, даже если они наполнены ложью?
Иногда, когда мне страшно грустно и рядом нет достойных для моей грусти, я ищу общество среди лживых отбросов.
Моя человеческая слабость до сих пор диктует мне свои права на мою свободу.
После мне очень плохо и я проклинаю себя за нелепую откровенность с теми, кто был всегда мне противен.
Инстинкты, переданные мне моими предками, часто дают проколы.Моя цель-выжить в себе всю причастность к Роду!
Миром правит лишь тот, кто не связан с ним обязательствами. Привязанности от слова вязать?
Говорят, микро и макро зеркально похожи друг на друга и по приятельски захаживают к друг другу в гости.
Трудно смирится с тем, что ты зависим от всякого рода уродов невидимой вселенской пуповиной.
Где хранится тот скальпель, которым бы я мог воспользоваться с видимой пользой для индивидуальной свободы?
Чаша Грааля!!! Бедный, бедный Адольф. Наверное, ты тоже мучался от сознания причастности к чужим частностям?!
Сегодня я прощаюсь с моими иллюзиями. Я слишком устал от их скользких намеков и недомолвок.
Они еще просят у меня последнее слово и обещают исправится.
Но как могут изменится иллюзии, они ведь бесплотны и не способны к физической трансформации?
Чем же вы отплатите мне за хлеб дарованный мною вам в течении стольких лет?
Может покажете настоящее чудо и явите передо мной Моисея, поделившего надвое плоть бурного моря?
Нет, вы дарите мне, словно в насмешку, восковые поминальные свечи и пожелание побыстрее сойти с ума в своей одиночке.
Что ж, путь мой заранее предначертан! Да обрящет ищущий ярмо Истины на свою натруженую заблуждениями шею!
…На толстых прутьях решеток иступленно бьется в истерике справедливый глас народа.
Чтобы не слышать его поздних признаний, я проколол свои барабанные перепонки ржавым гвоздем.
На бетонном столе лежит револьвер с одним патроном. У меня осталась одна минута.
Из головы все мысли просочились на бумагу, чтобы не быть простреленными навылет.
Дин Сухов.(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Остывшая соль земли покинутой.

художник Барандаш Карандашич
художник Барандаш Карандашич

Мы едем с тобой в тесном купе. Мы независимы и одиноки.
Ты смотришь в газету купли-продаж. А мне очень сильно хочется пива.
Наверное ты очень любишь себя, потому что ты очень красива.
Мужчины от тебя сходят с ума.Но мне больше хочется холодного пива.
…За окном гас июль, жаркий, потный, подлюка. Проливные дожди и шум тополей. Я скормил комарам половину своей крови и полпечени растворил в теплой водке. Но все это стоит того: я побывал на Родине.
Мое маленькая нищая Родина, утопающая в чертополохе. Вечно нерасчесанная и рассеянная, как старая дева.Ты щедро кормила меня своей перезрелой грудью и по вечерам я засыпал в твоих мягких обьятьях. Запах твоих спутанных волос до сих пор преследует меня во снах,и взгляд твой, застывший в серебре щербатой луны. Я часто кричу тебе: мама! А когда просыпаюсь, то иду курить на балкон.
Треск костра и плач разбитой гитары, разбавленный терпким вином и твоим поцелуем.Это то, что не забуду я никогда. Это то, что мне всего на свете дороже.
Шипение старого магнитофона, дикие танцы и жестокие драки. Это не повторится уже никогда. Не сберегла ты себя, малая Родина!
Напиваясь от странной тоски, я задыхаюсь от слез в старых руинах.
Скорчившись на камнях, собираю осколки минувших переживаний.
Я режусь о них, как маленькое дитя, но не могу остановится.
Зачем ты так терзаешь меня, моя забытая малая Родина?
На могилах стаканы, на стаканах хлеб, но кто-то другой говорит за меня. Сил уже нет говорить. Я совсем не помню, когда  предал тебя, моя малая Родина?
Разорвалась душа на куски, на лохмотья и на молекулы. Все,все,ты мне опять надоела! Я ухожу от тебя, моя мертвая малая Родина!
…Мы едем с тобой в тесном купе. Мы очень разные. Мы не похожи.
Ты смотришь в газету купли-продаж. А мне очень хочется пива.
Наверное, ты очень любишь себя, ты с виду, такая холодная.
Мужчины сходят от тебя с ума. И значит ты мне заменишь на сегодня пиво.
Дин Сухов.(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Серый бегемот-царь красных обезьян.

художник Kazuhiko Nakamura. Трицератопс.
художник Kazuhiko Nakamura. Трицератопс.

Мой древний город, укутавшись пледом траурных туч, угрюмо молчит.
В его каменном взгляде застыли холод и безразличие.
Склонив свою некогда гордую голову, он покорно ожидает неизбежной гибели.
Вдалеке гремит гром и блещет молния. То идет тот кто поглотит Утро нового дня!
…Беру сухую глину и ложу ее в глубокий таз. Просеиваю речной песок и добавляю его к сухой глине.
Заливаю смесь холодной водой и неторопливо и монотонно замешиваю крутой раствор.
Закуриваю сигарету и жадно вдыхаю сладковатый дым. Моя грудь ходит ходуном от усталости.
Трудно быть творцом неведомого, но желанного.
Беру опасную бритву и делаю глубокий надрез на кисти.
Сцеживаю добрую струю рубиновой крови в вязкий раствор.
Остригаю острыми ножницами клок седых волос и аккуратно ложу в разбухающую глину.
Кидаю и лью свои свежие экскременты в почти готовый раствор и снова продолжаю его вымешивать.
Закуриваю очередную сигарету и сажусь передохнуть на траву.
Мои пальцы немного подрагивают от усталости и возбуждения.
Осталось лишь придать форму моему невиданному творению.
Оглядываясь по сторонам, начинаю вполголоса читать одно из темных заклинаний «Магии Абрамелина».
Так прошел весь день и только когда опустилось солнце, я наконец закончил свою работу.
Душевное удовлетворение-награда за упорный и тяжелый труд.
Передо мной стоит Он,тот кто мучил меня во снах и просил меня выпустить Его наружу.
В награду за это Он обещал оставить меня в покое.
Не об этом ли я мечтал пол-жизни? Конечно об этом, конечно я мечтал только об этом.
Теперь мне все равно, что Он собирается делать.
Главное теперь Он оставит меня в покое и я буду отныне спать как младенец.
А в каждом сне ко мне теперь будут являтся не гниющие трупы людей и животных, а голые живые девицы с букетами цветов в руках.
Они будут рассказывать мне о далеких странах и разных чудесах, а я буду их целовать и гладить по гладким упругим бедрам.
Уходя, Он ничего мне не сказал, только пробуравил тяжелым мрачным взором и молча вышел из моего дома.
Мой котенок, вздыбившись, сидел все это время под столом и в его глазах отражался мой последний ночной кошмар.
На дворе страшно завыл матерый охотничий пес Шерхан.
И мое сердце неожиданно проткнули тревожные игла подозрения. Неужели Он соврал мне?
Неужели Он, уничтожив всех, снова вернется ко мне?
Я больше не вынесу такой жизни! Может мне теперь спрятаться от него во снах?
Я знаю одно хорошее место. Правда,до него очень далеко идти. Непроходимые горы, густые леса и глубокие реки станут моими труднопреодолимыми преградами.
Но я все равно попытаюсь спасти себя. Моей наградой будет тихий домик у озера,  наполненного талой кристально-чистой водой горных ледников.
Здесь я переживу приближающийся Апокалипсис.
Здесь я полностью очищусь от мирской скверны и излечусь от болезни по имени Смерть.
..Мой древний город, укутавшись пледом траурных туч, угрюмо молчит.
В его каменном взгляде застыли холод и безразличие.
Склонив свою некогда гордую голову, он покорно ожидает неизбежной гибели.
Вдалеке слышатся приближающиеся шаги Титана. То идет Бегемот-царь красных обезьян!
Дин Сухов.(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Фальшивые слезы Доли Бастар.

художник Люсьен Фрейд
художник Люсьен Фрейд

Когда я смотрю на тебя, то начинаю вновь верить, что дети цветы жизни.
Ты так чиста и непосредственна в бликах солнечных зайчиков.
Мне совсем не хочется, чтобы лопались твои розовые воздушные шарики.
Но пусть лучше это буду я, чем тот, кто погубит тебя немного позже.
…Юность полыхнула, не оставив шансов на возвращение.
Мы ведь сами хотели ее сжечь, как недооцененный шедевр!
Свежесть выпускного вечера, окутанная целомудренной романтикой, плавно перешла в затхлость ночей, продажных кабаков и борделей.
Там добровольно спились и за бесценок отдались дешевым иллюзиям мои наивные надежды.
Где же мне теперь найти пожелтевшую кинопленку прожитых лет и прокрутить ее обратно?
Это моя персональная чаша Грааля, господин Либенфельс, не удивляйтесь!
Неужели я не заслужил шанса, отпить из нее пару капель сентиментальности?
Глотки пьянящего прозрачного воздуха наполняли мои мысли ветром близких перемен.  Да, я слышал их призывный манящий голос.
О,этот божественный стон гормонов,он, поистине, не сравним ни с чем!
Помнишь, как мы с тобой укрывались от дождя под мокрой крышей школьной библиотеки?
Я тогда в первый раз показал тебе свои глубоко спрятанные чувства.
И я до сих пор благодарен тебе за то, что ты не оскорбилась при виде их.
До сих пор помню твой затуманенный теплый взор и шепот пунцовых губ.
Ты сказала мне: Поздно! Да, правда, через месяц ты вышла замуж за какого-то крепыша с кулаками.
Где ты теперь, мое первое любовное откровение? Твою квартиру давно уже облюбовали казеная похоть и бездушие.
И врятли теперь я скажу кому-то то, что принадлежит только тебе!
Распахнув двери надоевшего детства, мы восторженно бросились в обьятия пестрого мира.
Как страстно мы целовали его прекрасное бесполое тело! Только теперь я понял, что это был его тощий грязный зад, а не лик героя моего романа.
Может поэтому меня всегда тошнит в подворотнях, когда я вспоминаю свой первый опыт в постели.
Стыд пришел ко мне только после того, как я бесстыдно раздал свою юность говорливым проходимцам и призракам из Ниоткуда. Откуда мне было знать о том, что это могло случиться и со мной!
Моя наивная юность учила меня тому, что мир вертится только вокруг меня.
Теперь же я изо всех сил вцепился сломанными ногтями в ободранный бок земного шара и боюсь сорваться с непокоренной кручи. Куда мы ползем, подобно подбитым птицам?
Слышишь троекратный салют в честь погибших романтиков 90-х?! Ведь ты тоже родом оттуда!
…Когда я смотрю на тебя, то начинаю вновь верить, что дети цветы жизни.
Ты так чиста и непосредственна в бликах солнечных зайчиков.
Мне совсем не хочется, чтобы лопались твои воздушные шарики.
Но ты ведь сама желаешь скорее стать жертвой слепой неизбежности!
Дин Сухов.(Проба пера-3).Сны на Тибете.

Отрезанная голова сельди на скомканой вчерашней газете.

художник Здислав Бексинский
художник Здислав Бексинский

Моя соседка сука боится умереть молодой. Есть причина-очередной конец Света.
Она только что разбогатела и хочет сполна насладится закромами модных магазинов.
Сегодня ночью ей снился юный свежий мальчик, которого она очень хотела.
А сегодня утром, о горе,она узнала про календарь майа!
…Где же ты Света и зачем ты засоряешь наши мозги?! Мы ни за что не отпустим тебя с праздника, пока ты не удовлетворишь все наши желания. Теперь я понимаю Гитлера, когда он убивал Эрика Ганнусена!
Не смотря на мелкий дождик, в принципе, все прекрасно. Сегодня в нашем роддоме появилась на свет новая партия маленьких кричащих человечков. Значит еще не все потеряно. Значит ты еще с нами Света!
Половина этих маленьких обосраных человечков скоро превратятся в больших засранцев. Кто-то из них выберет тропу созидания и станет убеждать нас в своей нужности, значимости. Кто не мечтает стать папой Римским и Березовским?!
Кто-то из них выберет тропу разрушения и попытается вычистить этот затхлый мирок от либеральных заповедей. Всегда мечтал быть «зеленым беретом» или политиком-киллером!
Но всех этих амбициозных, любимых мамами таракашек, обьединит бесконечный Инь-Янь. Имя ему-идиотизм!
Эволюция идиотизма пока еще не достигла своей критической точки. Долой аборты, рожайте мамы дураков!
Пока есть дураки на свете, для них всегда найдется Павел Глоба.
Мы все время пытаемся утопится в молоке утопии, но мы не горим, не расщепляемся и не тонем.
Так мучайтесь же сволочи,в своем Зазеркалье! Травитесь, давитесь, смейтесь и плюйтесь. Сношайтесь, плодитесь, деритесь и проклинайте. Это ваш крест, звезда, серп и молот. Свастика, руны, иероглифы и печати Аллаха. Хрен вам, а не уровень новый сознания.Это вам не японский презерватив с запахом свежей клубники!
Ваше сознание-философы Рима и Греции. Ваше сознание-Египет и Мессопотамия. Ваше сознание-Вавилон и Атланты. Ваше сознание-на берегах острова Пасхи. Ваше сознание-покоится в водах Бермуд, Босфора и Кубы. Ваше сознание-в обломках Стоунхэнджа и в Риме. Ваше сознание- в башне Дьвола и в базе 211.
Ваше сознание- в Библии, Торе, Коране и Римском праве. Ваш конец Света- в Капитале, Меин кампфе и в Конституции Сталина. Ваш конец Света-в финансовых пирамидах и банках. Ваш конец Света-бесконечная реинкарнация.
Так о каком же тогда конце Света мне твердят вокруг идиоты?
…Моя соседка сука боится умереть молодой.
Она считает себя центром мира и пока не готова стать мученицей.
Сегодня ей ночью снился сон о том, как на нее упал астероид.
А сегодня утром, о горе, она узнала,что опять беременна.
Дин Сухов. (Проба пера-3) Сны на Тибете.

Чудесная реинкарнация каверзного Печорина.

художник Барандаш Карандашич
художник Барандаш Карандашич

Все вокруг кричат, что жиды продали Россию.
А что в это время делали те, кто отчаянно кричат об этом?
Пили, блин, водку или же помогали этим самым жидам?
Не пора ли уже всем давно заткнуться?!
…Смотришь в телевизор и видишь сплошь умников с университетским прононсом.
Каждый из них знает, как мне сделать жизнь еще краше.
Только почему-то на выходе одни серые краски!
Один сука модник гламурнее другого.
Пользуясь ветренностью смутного времени каждый пытается подпрыгнуть повыше, но неизменно оказывается в унитазе.
Все что-то бегают,суетятся, срут друг другу в уши. Тоска зеленая и даже пить не хочется.
Становится только еще тоскливей. Солнце мое порадуй меня своим беспечным светом и теплом!
Я буду молча радоваться тебе и это все что мне сейчас нужно!
Соседи мои упорно ждут Апокалипсиса. Закупают муку и сахар, куски идиотов.
К моему великому изумлению, они купили себе последнее издание Библии в золотом переплете и …и цитируют вслух по вечерам отдельные главы! Воистину кабздец воскрес!!!
Мой сарказм никогда не умрет от голода, питаясь такими пикантными тухлыми блюдами.
Правда у него проблемы со вкусом. Мои деды росли на картошке и наедали такие рожи!
Соседи соседей давно хотят обьединится и удавить своих богатых соседей.
Они не верят в личный конец Света, но активно поддерживают версию о грядущем Апокалипсисе своих соседей.
Предпосылки на лицо: соседи соседей по ночам мастерят пластиковые мины и пояса Джихада.
Бабки на лавочках не довольны поведением и модой поколения NEXT.
Конечно, в их время не разрешали коротких юбок до жопы.
А главные ценители их жоп уже давно кормят червей на погосте.
Виват,мои грудастые красавицы! Ловите мой воздушный поцелуй!
Неужели я скоро тоже стану такой же сморщеной жабой и буду отравлять жизнь молодым цветам жизни?
Моя вторая жена говорит, что это так. Теперь когда думаю об этом, то неизменно напиваюсь.
Пьяным не страшен никакой Апокалипси!
Мой друг бывший бандит и боксер. Он не верит никому и любому даст в морду бесплатно.
Единственные его кумиры: нефоры исполняющие хард-кор. В этом мы с ним схожи.
Стоны хард-кора и бокс немного скрашивают серую картинку бля-бытия.
По выходным мы сидим с ним в центре города на парапете и тихонечко потягиваем холодное пиво.
Все наше внимание сконцентрировано на красивых женских ножках и иностранных «тачках».
В наших ушах матерится и сходит с ума хард-кор.
Над нашими головами мягко шумят подстриженные деревья и светит ласковое июньское солнце.
Мы только что оттаяли после долгой затяжной зимы и короткой грязной весны.
Мы никому не верим и нас все устраивает в этом говеном, но таком родном мире.
…Все вокруг кричат, что жиды продали Россию.
А что в это время делали те, кто так отчаянно кричат об этом?
Пили, блин, водку или помогали этим самым жидам?
Вот такая запутанная сука бля-политика!
Дин Сухов.(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Плоть бога распиленная на кусочки луной.

художник Томаш Сентовски
художник Томаш Сентовски

Бабочка садится на мою ладонь и пьет из нее дождевую воду.
Ей нужно не так уж много в отличии от меня.
Бабочку не мучают ночные кошмары и угрызения совести.
Она утоляет свою жажду, независимо от моих душевных терзаний.
…Утром проснулся и открыл окно. Но солнце не появилось на этот раз. Может забило на весь белый свет? Я свистнул три раза, пытаясь привлечь внимание соседа сверху. Но что-то вдруг упало сверху. Теперь снизу оно напоминает красный блин. Не дождавшись ответа, я опять лег в постель и попытался закурить сигарету. Пять спичек сломалось, а шестой уже нечем было поджигать. Я сьел целиком сигарету. На душе стало горько и она пошла блевать в туалет. Я попросил прощения у того, кто живет по ночам в моей ванной. Меня вырвало прямо ему на колени. Но почему он еще здесь, на часах давно семь? Хотя они часто мне врут. Тем более я вчера их долго бил по голове. Врут, суки!
Но куда же делось это гребаное солнце? Я ищу по дому свои тапочки и ключи. Безуспешно, тот кто живет в ванной надел их ночью на себя и теперь, наверное, до сих пор сидит в них, грустный и облеванный.
Я терпеливый человек, подожду пока он отойдет в мир иной.
Натянув носки на ноги, долго вожусь с ключами в прихожей. Ключ неожиданно стал очень большой и не хочет помещаться в скважину. Тоже мне квантовая эрекция металлов!
Спускаясь по лестнице, все время подскальзываюсь и запах в парадной довольно скверный.
Улица молчит. Все в кромешной тьме. Подхожу к соседу сверху, что теперь перевоплотился в кровавый блин на асфальте. Всегда завидовал людям способным на широкие поступки. Но от своего соседа никогда такого не ожидал.
Сверху на меня что-то падает. Это мои тапочки! У того кто живет в моей ванной проснулась совесть. По всем признакам скоро наступит утро. Но я должен полностью убедиться, что это именно так.
Захожу за угол. Там сидят три тощие длинные тени. Они лениво ковыряют в зубах грязными ногтями и о чем-то усиленно думают. Заглянув в их большие фиолетовые глаза, я наконец понял, кто сьел солнце и почему в моем городе до сих пор темно. Я молча вздохнул и понуро поплелся домой. Когда-то это должно было случится. Ведь эти три тощие длинные тени давно уже слонялись на нашим улицам и кричали о конце Света. А мы в это время лежали и обреченно смотрели на солнце.
Возвращаясь домой, я поймал себя на мысли,что более мне здесь делать нечего. Мысль породила тревогу и голод. Я доел последние сигареты и зашел в парадную.
Из города ушли все кроме меня. А тех, что остались, сьели три тощие длинные тени. Они залили их кровью и слезами всю лестницу. Как я только я этого не услышал и почему я все еще жив? Может потому, что я давно живу в своих снах?
В ванной я снимаю с себя дряблую шкуру и отдаю тому, кто живет здесь по ночам. Теперь он хозяин моих ключей и тапочек. Он закрыл за мной дверь и пошел спать в мою кровать.
А я обмотавшись белой простыней, выхожу на крышу и пытаюсь заснуть стоя.Если солнце вернется, я первым встречу его, завернутый в белую простыню, последний житель моего города.
…Бабочка лежит на моей ладони, в каплях дождевой воды.
Ей нужно то, что пока есть у меня.
Бабочка оживет в моем ночном кошмаре. Она станет моей совестью.
И она сполна утолит свою жажду из источника моих разочарований.
Дин Сухов.(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Скрытые архивы Анненербе.

художник Martin Hoffmann
художник Martin Hoffmann

Долгим было мое путешествие по окраинам вселенского Разума.
Был я пахарем, воином и Каином продающим и проклинающим.
Дети-мысли, зачатые мной, перапачкали пеленками грязных откровений  чистую постель Вселенной.
Они оставили после себя лишь горы серого пепла и горькие дожди соленого моря.
То было время моего краткого величия и падения.
…Какие неожиданные находки и черные тайны похоронены в моей памяти.
Вооружившись киркой медитации выковыриваю этих подводных червей из ила мутного моря.
Кольчатые, склизкие, холодные твари!
Слепые и обезличенные мною мутанты, но они еще жалят и ранят острыми шипами и душат меня жадными щупальцами, пережеванных и выплюнутых мгновений.
Они, как только чувствуют присутствие зачатков совести и сострадания, как тут же их бесцветные, студенистые тушки наполняются свежей кровью воспоминаний.
Они требуют, взывают и умоляют продлить им жизнь любым способом!
Опять мне шлют письма дряхлые юноши и перезрелые девочки, помешанные на ностальгии!
Неужели я никогда не смогу забыть высохшие цветы Вавилона?
Стены его уже давно покрылись плющом и трещинами.
По его пустынным улицам гуляет голодный черный пес по имени Бездна.
Он жадно пожирает куски времени, безразлично наблюдая за моими терзаниями.
Сколько раз я зарекался не облекаться в скафандр садомазохизма и не опускаться на дно мутного водоема памяти.
Сколько дневников и писем я сжег, чтобы хоть на время утолить свою душевную боль и уйти от погони прошлого. Но видно эта скользкая гадюка до конца моих дней будет отравлять ядом мое туманное будущее.
И умирая от кровавого поноса и рвоты, я прокляну свою сентиментальность и романтизацию тупого Бытия.
Я уже почти позабыл лица всех обманутых мною. Я уже почти освободился от кабалы вечной вины.
В моем доме почти очистился воздух от гниющих в шкафах трупов.
На их костях я возродил райский сад благородных устремлений.
Я почти залил выженную пустыню юношеского нигилизма чистым спиртом и слезами раскаянья.
Прости моя выжатая печень, за потерянное здоровье и третьесортную гастрономию!
Так зачем сегодня я снова признался в любви и почитании маркизу Де Саду, Мэрилен Мэнсону и Алистеру Кроули?
…Долгим было мое путешествие по окраинам вселенского Разума.
Был я пахарем, воином и Каином продающим и проклинающим.
Дети-мысли, сироты мои лишенные покоя и дома,мучительно умирают от невежества и страха незнания.
Наступила эпоха моего персонального самоуничтожения!
Дин Сухов.(Проба пера-3). Сны на Тибете.

Черные лебеди гуру Гурджиева.(Пятый путь к совершенству).

художник Martin Hoffmann
художник Martin Hoffmann

Однажды курил на лавочке в единственном парке родного города.
Цветущие тополя роняли белый пух на мою бедную голову. А местные соловьи услаждали мой тугой слух изысканным пением.
Мимо меня сновали чудики, опутанные проводами. Их глаза были похожи на телевизоры. И они тоже были по своему счастливы.
…Моя мама всегда говорила, что я плохо кончу. Только она так и не уточнила: в этой жизни или на том свете? Ведь иногда я живу так, как будто бы уже умер. И мои бесконечные поминки скоро посадят мою печень.
Если я хочу посмеяться, я ищу молодых студенток. И мы вместе смеемся, пока не набегут слезы.
Если я хочу заплакать, то беру в руки гитару.Она питается моими печалями и отдает мне глубокую радость.
Я всегда боялся высоты и падения. И поэтому никогда не забираюсь высоко. Я и так пал достаточно низко,что пора заявить о покорении вершины гордости.
Ненавижу расизм и негров,но мои ежедневные персонажи достаточно серые и безобидные для революции.
И их хватает только на то, чтобы кричать матом в темных парадных. Но Ленин ведь тоже не сразу родился с наганом! Мы уважаем свои порывы!
Иногда мы собираемся вместе и травим байки о том, как страшно отомстим миру. Он должен нас запомнить надолго. И когда мы уйдем после нас будет долго пахнуть. Серой или дерьмом?
Сочные девушки помогают нам почувствовать прилив крови к мозгу. Они больше нас знают о жизни, но отдают предпочтение глупому смеху и сексу. При них мы смелеем и наша трусость притворно вздыхает. Воспряньте нытики и «лузеры»! Покоряйте девушек и самоутверждайтесь!
Однажды мне все опротивело и я накинул петлю на шею. Пока я прощался с жизнью, рядом со мною мочилась собака. В ушах моих гудели гимны романтики, а эта падаль смотрела на меня, словно бы я был насекомое.
Это скрепило меня и сдружило с жизнью. Вспоминая собак, мне не хочется умирать никогда, пока на свете живет последняя псина.
Набираю в ладони сопли депрессии и умываюсь ею с ног до головы. Я устаю сам от себя и от того мира, что создал вокруг меня телевизор. Меня отрезвит свежий ветер, порожденный цветом раненой сакуры. Он снимет мою вечную лунную болезнь.
Но я еще не готов купить наган и начать революцию. Мои персонажи глупы, но достаточно благоразумны. Они организовали закрытый клуб дуриков, переживших насилие в детстве и зрелости. Их обидели все, только все об этом не знают.
Клуб анонимных дуриков наша последняя пристань. Здесь можно все и не обязательно быть альпинистом. Наш профсоюз состоит из утоплеников!
Мы блаженные «лузеры» и чемпионы по «литрболу». Символ нашего общества повешенный телевизор. Мы знаем кто истинный враг мира и почему мы такие уроды. Но сказать это вслух, значит заявить о большем. Мы пока, что не Ленины и мавзолей нам не по карману.
Днем мы пьяные спим под кроватями, прижав подушки к опухшим от «траха» ушам. Наши окна завешены грязными простынями.Это цвет солидарности всеобщей проституции. Никто не узнает, что мы живем во снах без МТВ и рейтингов.
Там за окном Телевизор ездит верхом на Звере, а вокруг него, в свете красных фонарей, танцуют миллионы чудиков. Да здравствует сто процентный кастинг! Слава мудрому цифровому эгрегору!
Мы смеемся над ними,но мы хуже их всех! Мы пьяные трусы, изнасилованные телевизором!
Ночью мы вылезаем наружу и тянем, как крысы, разреженный воздух носами. Нет, пока нас не было ничто не изменилось.
Телевизор все также ездит на Звере, а за ним ползут миллионы чудиков. Мы можем лишь посмеяться сквозь слезы и с горя нажраться водки. Прощай, оружие! Почем презервативы, товарищи?! Моя душа заражена сериалами, пропишите мне курс бицелина, доктор!
…Однажды курил на лавочке в единственном парке города.
Цветущие тополя роняли белый пух на мою бедную голову.
Мимо меня сновали чудики и опутывали кого-то проводами.
В их глазах отражался повешенный телевизор. И мне было понятно их счастье!
Дин Сухов.(Проба пера-3).Сны на Тибете.

Тридцать четыре замедленных кадра улыбки октября.

художник John Jude Palencar
художник John Jude Palencar

Когда я бреюсь по вечерам, то всегда выключаю свет в ванной.
Вы всегда такие стеснительные, мои скромные куколки.
Когда я вас целую сквозь зеркало, то зажимаю пальцами нос. Вы не очень-то вкусно пахнете, мои шаловливые девочки.
…Это было не больно, но и не очень приятно. Больше стало обидно от пустоты в замирающем сердце. Странно, как звенит тишина в пустой квартире. Из крана капает ржавая затхлая влага. С шипением падают секунды со стрелок часов. И я даже слышу, как почуяв мою кровь, шевелятся крысы в бетоне.
На крышу моего дома больше не воркуют голуби. Какой-то озорной бродяга  открутил им головы. Может это был я? Легко дарить смерть, когда ты молод!
На улице бушует осень. Моя последняя, холодная осень. Вчера я выходил на улицу и долго с нею прощался. Почему я всегда любил октябрь? За то, что он бил меня по щекам холодными мокрыми плетями? Или потому, что он надежно прятал мои темные тайны? Я решил уйти вместе с тобой, средний сын осени.
Помнишь тот самый парк, в котором умирали влюбленные? Здесь я читал свои первые стихи нимфеткам,а ты как обычно качался на обломке луны и посыпал нас желтыми листьями. Девушкам не нравились мои пустые стихи, как впрочем и мне не нравились. Я любил их смех, их запах, их свежесть. Это все для чего я писал свои кривые каракули. Скажи, как приятно срывать цветы, которые уже никто не полюбит! …
… Перед тем как уйти,я долго смотрел в их тускнеющие глаза и коченеющие бледные лица. А после, обернувшись в черный шелковый шарф, уходил не оглядываясь.
Возвращаясь домой, я ловил глаза встречных прохожих. Они бежали мимо меня, как тени. И я в их глазах всегда был безликой тенью. Я больше никогда не буду прохожим. Я скоро стану безликой тенью.
Из изрезанных вен капает теплая красная влага. Седые крысы ее слизывают с пола длинными языками. Я уже еле слышу, как бьется незаконченная строчка. Мое глаза больше не видят света. Кто-то вырвал их из моей головы. Может это был ты октябрь?
…Раньше когда я брился по вечерам, то всегда выключал свет в ванной.
Вы были такие скромные, мои наглые подлые куколки.
Когда-то я вас целовал, не смотря, что вы не вкусно пахнете.
А теперь вы зашили мне рот, мои злобные холодные девочки.
Дин Сухов. (Проба пера-3). Сны на Тибете.


опубликовано: 26 июля 2011г.

Раненая сакура Вселенной: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *