Поэзия

художник Михаил Абакумов. "Покров"
Людмила Абзаева

 

Романс Красные гроздья

Соком багровым наполнены гроздья
Русских рябин в порыжелых оврагах.
Красные гроздья, красная осень, 
В зареве дымном красные флаги.
Дальней шарманки печальные звуки
Робко рассыпались. Кончилось лето.
Скорбная повесть грядущей разлуки
Кем-то читается в шепоте ветра.

Страстью и страхом, мольбой и печалью
Дрогнут на клавишах тонкие пальцы,
В утренней зале застынут печатью 
Грустные звуки романса-скитальца.

Родины запах — горестный запах,
Он наделен удивительной силой.
Мы отойдем, но останутся плакать
Русские ветры на русских могилах.

Что же казниться и думать без толку,
Прошлое в спешке не сбросить, как платье.
Страшная суть окаянного долга
Будет бродить по пятам, как проклятье.

Где-то в другой ослепительной сини, 
Очень похожей на русские дали,
Ах, господа, пусть вам снится Россия,
Та, за которую вы умирали.

 

Из прошлого века

Как будто все так же, и мы вроде те же.
Вкус нового года, цвет нового снега.
И вроде встречаться мы стали не реже,
Но мы уже люди из прошлого века.

Из прошлого века Булат Окуджава,
Романтика строек, войны отголоски,
Из прошлого века большая держава,
Костры пионеров, непринятый Бродский.

Из прошлого века доносится эхом
Афганская боль моего поколенья.
Там мальчик из дома навечно уехал,
Чтоб мама состарилась в то же мгновенье.

Из прошлого века — молчанье и слава,
Трагических дней покалеченный профиль,
Чернобыльским ливнем в апрельские травы
Прольется бессмертная молодость многих.

Из прошлого века — малиновый август,
Надежда, смененная недоуменьем.
Как в опыте школьном с бумагой, где лакмус,
Проявится суть рассуждений и мнений.

И только рассветы по-прежнему сини,
И только утраты по-прежнему тяжки,
И только ребята все так же красивы
В Чечне ли, в России, но это не важно.

05.05.2002

 

Жизнь состоит из мелочей…

Жизнь состоит из мелочей:
Вещей, что куплены на случай,
Газет, потерянных ключей
И лотереи невезучей,

Из обновленных потолков,
Стены, увенчанной картиной,
Привычных стареньких духов
И чая с маминой малиной.

Жизнь — то, что есть она сама:
Привычки, ветреные встречи,
Обиды, нервы и слова,
Которые не только лечат.

Стремленье что-то предпринять
Оптимистично и отважно:
Приобретая то, что важно,
Неважное б не растерять.

 

Сестре Нине

Из памяти мудро и остро
Сном детства потянется след,
И в душу вольется наркозом 
Пронзительный русский сюжет:

Россия березовых далей,
Россия шумящих осин,
Россия весенних проталин
И долгих заснеженных зим,

И тройки, и русские песни,
И святки, и сладкий пирог,
И звезды в твоем поднебесье,
И отчего дома порог.

И именно эту Россию 
Хоть редко, но видим во сне.
Поля незабудок так сини
И в Вологде, и в Костроме,

Где сказками пахнущий вечер
Доносит из бани дымок,
Где с нами остался навечно
Пропахнувший речкой мосток.

Нависнувшей тучей расколот
Пылающий в небе закат,
Черемухи вянущей ворох
Натащит мальчишка, твой брат.

И этот плетень, и соседка
С уже поседевшей косой,
К окошку склоненная ветка
С немыслимо крупной росой.

И в душу не боль и не жалость 
Войдет, а скорее печаль,
Что нам только то и осталось,
Что память о детстве, а жаль.

 

Как откровенны эти имена…

Как откровенны эти имена
Моих детей — и дочери и сына.
В них старина, и смысл, и глубина,
Их сочетанье просто и красиво.

Другие рассыпаются, звеня,
Маня в чужие времена и страны,
А мне милей российская земля,
Где вырастали Марьи и Иваны.

Прошу судьбу не обмануть меня,
Храня в года коварные и злые 
Два имени, два чуда, два огня,
Два сердца — Дмитрий и Анастасия.

 

Не надо быть ни добрым, ни злодеем…

Не надо быть ни добрым, ни злодеем,
Чтобы впустить страданье на порог.
И мне казалось: я любить умею.
И мне казалось: жизнь — не пара строк.

И мне казалось: все придет с лихвою,
Что растопить дыханьем можно лед,
И даже если я чего-то стою,
То лишь настолько, сколько повезет.

Разбитые ступени лет прошедших,
Обиженные лица, груз потерь.
Нам жаль ушедших, вдвое жаль пришедших,
Напрасно приоткрывших эту дверь.

Дверь, за которой ложные заботы,
Навязчивые, лживые друзья.
В усталом увядании природы
Намного больше смысла бытия.

И это происходит не случайно,
Когда, устав на жизненном кругу,
Невольно приоткроешь чью-то тайну,
Ту, что не пожелаешь и врагу.

Но это — жизнь. Она неповторима
И быстро тает от дыханья лет.
И краски те, что осень подарила,
Прекрасней тех, что дал весны расцвет.

Пусть нет уже надежды на спасенье,
Усталость стала нам надежный друг,
А принципы стираются стареньем,
Но нет дороже этих слабых рук,

Что все еще твою сжимают руку,
Всегда тебя готовые спасти,
Обрекшие на вечную разлуку,
Не смевшие, спасая, увести.

 

Святое одиночество любви…

Святое одиночество любви…
Оно в своей тоске неутомимо
И в нежности своей неутолимо,
Оно — в душе, оно живет в крови.

Любовь всегда поделена на два,
Где губы, руки тянутся друг к другу.
У одиночества любви одна беда — 
Оно скользит по замкнутому кругу.

Не разомкнется этот странный круг
Обрывком фразы и дождем июля,
Где строгая надменность поцелуя
Печатью страха сковывает дух.

И у него особенный удел — 
Веселый нрав и вкуса утонченность,
Беспечный жест и взгляда отрешенность
И много-много бесполезных дел.

У одиночества любви своя цена.
Когда стремительно уходит лето,
Оно печальной осенью согрето
У своего высокого костра.

июль 2016

 

Повторись…

Повторись
       мой единственный сон,
Моя долгая боль души,
Через ливни и даль времен,
Через памяти виражи.

Повторись
       осторожность несмелых рук
И застенчивость робких фраз,
Где созвездий небесный круг
Обнимал в эти ночи нас.

Повторись
       шепот имени твоего 
Через тысячи дней разлук,
Обнаженной души тепло, 
Мне доверившей сердце вдруг.

Повторись
       затаенная нежность глаз,
Обещание долгих встреч, — 
Всё, что было с нами не раз,
Всё, что мы не смогли сберечь.

Повторись…
Пусть я снова в который раз
Обреченно ищу твой след
И исчезнувший, как мираж,
Миг, в который возврата нет.

Повторись…


опубликовано: 11 ноября 2016г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *