Всё тот же аромат клубники…

художник Давид Мартиашвили. "Старый Тбилиси"
Алексей Курганов

 

На Восьмое Марта в этом году по телевидению показали «Весну на Заречной улице». Сегодня фильмов про работяг на снимают ВООБЩЕ (у нашего ТВ сейчас другие, более « пламенные  герои»), а «Весна…» всё равно смотрится  замечательно,  по-прежнему с интересом. Опять же Рыбников. Про него и говорить нечего. Достаточно назвать фамилию —  и всё понятно. Супер-артист. А вот кто у меня сначала вызывал негодование, а в более старшем возрасте просто  смешил, так это его возлюбленная, учительница. Прямо такая фря, куда там! И грубого слова при ней не произнеси, и пьяным к ней не подойди, и свою бескультурность не покажи. А уж если за сиську её ущипнуть попытаешься  — разорётся как пожарная сирена! «Савченко, не надо!». «Савченко, вы пьяны!». Чего не надо-то?  Человек смену отвалдохал у своей огнедышащей  мартеновской печи, может, падает от усталости, может, у него от ожогов кожа с морды ошмётками слазиит – и что ж он теперь, после честно отработанного, сто грамм выпить не имеет права? Дура какая! Хотя к концу фильма она вроде бы малость поумнела. Поняла, что если будет и дальше продолжать вести себя так отвратно, то в девках и состарится. Не испытав счастья плотской любви и прилагающегося к нему счастливого материнства.

 

Я к чему развёл всю эту увертюру? А к тому, что у нас на улице одно время проживала некто Шурочка. Так вот эта Шурочка была точной  копией этой придурошной училки, хотя работала не в школе учительницей, а в обществе «Знание» (старшее поколение помнит эту контору) методистом. И не выматерись при ней, и на забор не посцы, и перегаром на неё не дыши. Вот такая это тётя колбаса. Ежу было понятно, что на нашей улице она не приживётся. Потому как у нас на улице все проживавшие – достойные представители рабочего касса, гегемона пролетарских масс. И к тому же любители русского языка и точно такой же литературы.

 

А Манька Фуфляева ей однажды по морде насовала. Маньке показалось, что она, Шурочка, Ваське (это мужик манькин) глазки строит. Вот и навешала трендюлей. Задолбала она Ваську своей неукротимой ревностью. Можно подумать, сама какая королева красоты! С бородавкой на лбу, чирьями на шее и гнилыми зубами. Прямо глаз не отвести от такой сногосшибательной красотки, восемь классов образования!

 

И на самом деле: прожила Шурочка у нас на улице лет пять или шесть – и смоталась. Квартиру ей дали в новом микрорайоне. Однокомнатную, потому как зарегистрированного мужика (то есть, мужа) у неё в тот момент не было. Да она вроде и дальше замуж не вышла. Хотя оно и понятно: какому мужику понравится такое образцово-показательное человеческое содержание? Может, где такие и водятся, но только не в нашей местности. У нас все нормальные. Все любят выпить-закусить, а потом песни поорать. С нецензурным содержанием. «Мимо тёщиного дома я спокойно не хожу…».

 

А сейчас она уже старенькая, но трудится. В палатке у вокзала работает. Продаёт жвачку, напитки, картошку сушёную, порнографические журналы, противозачатошные гандонные изделия. Я сегодня к ней заходил, пивка взял полторашечку. Привет, говорю, Шур. Как живётся, как торгуется? Отвратительно, ответила она. Кругом одна вопиющая бездуховность. Это точно, согласился я. Сплошные мрак и разврат. Гандоны свежие? Свежие, кивнула она. Только вчера завезли. «Гусарские». С ароматом клубники. Брать будешь?  


опубликовано: 14 марта 2018г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *