СТРАСТНАЯ И МЫ

Живаго Семен Афанасьевич. "Тайная Вечеря"
Александр Балтин

 

Тоскующий в рабстве Иосиф —
Прообраз Христа из глубин,
Из далей, какие мы носим
В мозгу, как причину причин.

Иерусалима роскошны
Пределы. Цветут небеса.
Пилату тут скучно и тошно,
От марева режет глаза.

Жара. Обличитель неистов.
Хранители сверх-сундуков
Пустых, не хотящие истин —
Сильны фарисеи, как ров.

Столпы саддукеи, и вместе
Бобры, что столпы подгрызут.
Их правда — и быть нею с в бездне.
Иуды сложился маршрут
во среду… Неделя размаха
истории — нету мощней.
Поверить, что создан из праха
обязан любой иудей.

…а если абиогенеза
теорию им объяснить?
В сознание странные врезаны
Мне мысли, как с оными жить?..

Громоздкое слишком творится —
Стоит в Иудее весна.
Ниссан, разрывающий мир сей
На два. Чаша с кровью верна —

А кто из Грааля способен
Своей причаститься душой?
О, Жан де Моле был подобен
идущим, из первых, тропой
за агнцем…
Мы кексы готовим,
используя формы, мы стол
накроем, надёжно усвоив
вкуснейший питанья глагол.

Хлысты, истерзавшие тело,
Сплетённый шипастый венец.
С крестом за Христом — это дело
Для нынешних сложно сердец.

В песок под крестом падал нищий,
Путь верный открывший в словах.
Но мы не хотим и не ищем
Такого — понятен едва.
Какие днесь нищие духом?
За вещи блестящие жизнь
Кладём, шире немощны думать,
Заложники скверны и лжи.
Давно было…
Пасху готовим —
Так сладко! ещё куличи.
Грядущих взыскуем годов мы,
Едва ль заслуживши лучи.


опубликовано: 5 апреля 2018г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *