РУКОПИСЬ, НАЙДЕННАЯ НА СОЛНЦЕ

Анатолий Кудрявцев. "Башня 'Путь мира'". Тушь, бумага.
НикАндр

 

Генсек: Полетите на Солнце.
Королёв: Сгорим же…
Генсек: Ночью полетите.

Анекдот. Россия. Последняя четверть ХХ века.

П Р О Л О Г

ЭПИГРАФ:
Старт необходимо задержать и перенести.
А лучше — совсем отменить.
И следы подготовки к нему уничтожить к чертям собачьим.
Но кто будет слушать Эпиграфа, —
erster-lezter,
бессменные-бессемянные,
умершие-очередники?
Никто.
Даже Паершa Тимершuнович Пеймурзuн.
Даже Чейнeш и Тандалaт.
Остались только
Лама Папaкла, Тхумaтра, Пачомaма и Толька.
Но с них-то какой спрос.
Вот поэтому Старт остаётся нетронутым,
а значит, и неизбежным…
Achtung!
Доложить о готовности личных вещей участников Старта!

УЧАСТНИК СТАРТА №1 :
К Старту готовы все мои личные вещи,
что плещут, клевещут, скрежещут
и верещат.
Снасти рыболовные:
страсти уголовные — мордасти поголовные.
Блюда и закусь:
Люда и «На-ко-сь!»
Выпивка полезная:
«Вам пивка, любезные?» —
«А мы водочки, для подводочки!».
Игры и тигры:
главная игра «Служение народу!» — дерьмо-игра «Берегите природу!»,
тигры полосатые — тигли порносайтые,
игрушки детские — тушки соседские.
Транспортные средства:
транспарантные наследства из транспонентного детства,
автобусы из глобусов,
троллейбусы из ребусов,
трамваи из ВАИ,
пролётки – улётки,
автомобили гудящие — крафтомудили гулящие,
стратостаты и стратостатки – супостаты и супа остатки,
самокат одноногий — срамокат демагогий.
Кружки мужские
различные, общественные и личные:
кружок «Посyдомодeльный» и кружок «Неподсyдномодaльный»,
кружок «Морaвиамедaльный» и кружок «Мoрдавиамудaльный»
кружок «Заразительного почтения» и кружок «Выразительного прочтения»,
кружок «Моржок»
и кружок «Накали утюжок!»
Секции спортивные,
но очень противные:
секция «Главного государственного спорта»
и «Запасного главного государственного».
Клубы
различные и не очень приличные:
элитный «Клуб любителей любителей»,
целлюлитный «Клуб истребителей потребителей»,
холодный «Клуб голодных» и голодный «Клуб холодных»,
ночной «Клуб Пи-знания», «Корчной-клуб непризнания».
Дворец Культуры имени Никого,
Дом Культуры им. Дворца Культуры.
Стихи:
«О театре, как об ондатре»,
«Об оптимистах- артистах»,
«О гадстве и лауреатстве»,
«О спектакле в театре им. Власти — «Кто воровастей?».
Экскурсионные туры:
«Дрессуры прокуратуры», «Шкуры дяди Юры»,
«Сюры режиссуры», «Гравюры — на бордюры!»,
«Маникюры для Минкультуры», «Шуры-муры Шуры и Муры»,
«Авгуры, прищуры, купюры и позитуры».
Три  прощальных поклона:
вверх-вниз, вправо-влево, вперёд-назад.

УЧАСТНИЦА СТАРТА №2 :
И мои все личные вещи готовы к этому, как его… к Старту!
И те, что блещут, и что трепещут.
И что морщaт.
Всякие церковно-погребальные штучки,
доводящие иной раз до ручки:
пустыри – монастыри, погосты – по ГОСТу,
надгробия – неудобия, захоронения – хоровые мнения.
Кружки женские
по интересам, и скучные, и со стрессом:
кружок «Благолепки»;
кружок  «Койки и житья»;
кружок «В кружок»; кружок «Танца «жок»;
кружок «Остальных танцев»;
кружок «Выходи на бережок!», «Засей лужок!», «Почеши пирожок!»,
«Здравствуй, дружок!»
и кружок «Булочка – чужая улочка».
Секции наивные,
но «креативные»:
«Ценители «Идиота»» — это просто что-то!
Стихи:
«О запретной страсти», «О сладкой сласти» и «О возрастной напасти».
Три  прощальных поклона:
туда-сюда, сикось-накось, поперёк.

ЭПИГРАФ:
Achtung!
Доложить о том, что пришлось забыть.

УЧАСТНИК СТАРТА №1 :
Я забыл забыть
все литпроизведения моего друга-гения,
а также большую белую шапку пивной пены,
два больших глотка из блюдечка и чайничек тёплого разливного из ларька;
вобщем, всё пиво, какое было.
А ещё я совсем забыл забыть
только одну-всю закусь к пиву:
солёную-копчёную-вяленую рыбёху; обоих раков и крабов;
икру квашеную (взвешенную) и молоку крашенную (бешенную),
обе-три колбаски из одних кальмарчиков и весь один пирог без осьминогов –
всё свежее, полуподвальное, нежное, девятибалльное;
Я начисто не забыл забыть только Тольку.
Всё остальное я терпко-натерпко забыл.

УЧАСТНИЦА СТАРТА №2 :
Я не забыла забыть ничего,
кроме одной муз.композиции,
в виде  петиции с репетиции,
для моей подруги Летиции из полка милиции,
и ещё одного кондитерского изделия из миндально-кокосовых корживчков,
густо смазанных кремовой массой, с превалированием варёной сгущёнки.
Всё остальное я крепко-накрепко забыла.

ЭПИГРАФ:
Achtung!
Слово для прощального напутствия предоставляется
знаменитому французскому писателю драматургии Валерию Новарине.
Похлопаем.

V.N.:
«Рука подымается, уста раскрываются, тело вздыхает».

ЭПИГРАФ:
Спасибо, тов. Валера Новаринэ!
А теперь, в качестве сюрприза на Старте,
в нашем праздничном концерте поучаствует гость из дальнего района
Народный коллектив поселения высокой культуры
«Родное Прикуршавелье»!
Руководители исполнения –
лауреаты войскового смотра-конкурса
«С песней — по шизне интересней»
регианнального фестиваля «Аты-баты-раздолбаты» им. Батыя,
наши именитые инородные заслуженные артисты
Иван Петрович Ты и Пётр Иваныч Я.
Исполняется штрюня «Мы не пошли» (песенка-прощание).
Первое исполнение после реанимации.
Соло на баяне Бояна за кулисами события.

«МЫ НЕ ПОШЛИ»
(штрюня)

Мы не пошли на вокзал
и не поехали в аэропорт.
Мы не взнуздали коней
и не впрягали в телегу волов.
Не оседлали мы велосипедные сёдла.
На самокатную доску
мы не поставили ногу –
правую или другую толчковую.
Не заводили мы багги
карты, болиды, мопеды
и мотоциклы.
Ключи зажигания
не повернули в кабинах
«камазов», гружёных другими
автомобилями: «волгами»,
«ладами» или «самарами».
Мы ишаков не стегали
прутиками.
Не пинали
злобной ногою покрышки «победы»
и «москвича», кем-то толково
роткнутых тоненьким шилом.
Мы перерезали бритвой
канат из нейлона, державший
на привязи аэростат,
и он улетел в покрытое тучами небо
без нас.
мы даже коляски,
ржавевшие на чердаке потихонечку,
но до сих пор сохранившие
запахи наших пелёнок
и попочек не захотели
втискиваться.
Но зато и скафандры,
зашторе-заштопа-зашоренные
напяливать мы не решились,
глядя в Плисецке на старт одноразовый.
Всё это не подходило
для первого шага и вздоха и взгляда,
с которыми мы начинали
капельные путешествия слов
и интонаций.
И — uн — тонaций.
И — uнто — нaций.

ФАРГИПЭ:
Achtung!
К торжественному рапорту!
Вышестоящим Инстанциям!
О полной готовности к Старту!
Рва-а-а-а-няйсь!
Су-у-у-м-мирно!
Дын, дын, дын, дын!
Дын!
Главнокомандующие Лидеры Главных стран!
Старт к запуску готов!
Мастер-наставник Управления Последним Моментом Эпиграф рапорт сдал!
Рапорт принят?..
Так точно, понятно!…
Товарищи лидеры остальных средних и мелких стран!
Слушайте, какой праздничный ответ дал мне Сводный хор Лидеров Главных стран! Зачитываю:

«ИЧП “Лидер”
при администрации Администрации.

СВОДНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ УКАЗАНИЙ И РАСПОРЯЖЕНИЙ
за это число того месяца иного года
и рыбного дня укороченной недели.

Указом Утреннего совещания Лидеров Главных стран во время раннего и лёгкого завтрака, за великолепную сдачу торжественного рапорта, вы, господин Эпиграф, награждаетесь незамедлительным отстранением от руководства Последним Моментом.
Указом Полуденного совещания за вторым, утяжелённым завтраком, вы торжественно и благородно увольняетесь с нулевым входным отверстием для выходного пособия по безбалботице.
Указом Дневного совещания за расширенным обеденным столом, вы милостиво разжалываетесь без бесконечного обалдожалования.
Указом Сумеречного совещания во время полдника после «тихого часа», вы абсолютно безвозмездно сокращаетесь прекращением вашего отмщения.
Указом Вечернего совещания за аперитивом-перекусоном, вы справедливо ограблены по всей глубине ваших льгот.
Указом Ночного совещания за поздним обнаруженным ужином, вы безукоризненно переименовываетесь наоборот вплоть до наоборот, отныне вы – никакой не Эпиграф, а простой Фаргипэ, с категорическим запретом поизносить последние две буквы с придыханием.
Указом Предрассветного совещания во время тоста на прощание – «шок не посошок», вы превращаетесь в попу Гая и, в качестве таковой, пристёбываетесь навсегда к предстоящему путешествию на Солнце.
Указом Завтрашнего совещания во время вчерашнего испытания дизентерийного питания, данные указы будут год назад изданы одним изданием и разосланы на вечное временное хранение до той поры «пока-пока».
Указом Отменённого совещания во время необъявленной голодововки, в связи с резким мягким изменением нашего лидерского настроя на успешное завершение я-зыковой перенастройки, новым никаким Эпиграфом назначается бывший простой г-н Фаргипэ, которому посмертно присуждается отмена высшей меры наказания за удачно проведённую катастрофу предыдущего Старта.
Указы произвести в действие мгновенно по истечении всего неограниченного срока их действия.
Шамбалагедонец. Только что, ноль секунд. До востребования.
Приступайте к исполнению, господин Фаргипэпиграф, если, конечно, вам всё понятно!»

Так точно, господа Лидеры, всё, конечно, понятно и приступаю к исполнению!
Achtung!
Включить первый отталкиватель от Родины!
Дрын-дыгыдын-дыгыдын-дыгыдын!
Дыгы-дыгыдыгы-дыгыдыгы-дыгыдын!..
Преобразование участников Старта в участников Полёта,
хотя и было осуществлено поспешно и потешно, но завершено успешно.
При этом произошло то, что взошло, и пока ещё ни до кого не дошло.
А именно:
случайно запланерированное побочное явление –
инкубертирование тов. Валеры Новарины в Новара Валерину.
Achtung!
Всем участникам Полёта собраться сюда и смотреть тоже сюда –
на попу Гая дяди Фаргипэ;
что значит: «почему?»,
да потому, что с тех пор, как было установлено,
что долгий пристально-немигающий взгляд на Солнце
содержит посильнодействующий наркотик,
вам смотреть больше нe на что, да и не за чем.
А наш Полёт всё равно проходит аномально и в соотверствии с заданием;
предполагаемая продолжительность Полёта предполагается продолжительной; маршрутная разблюдовка составлена ловко:
первая конечная остановка не на Волге, и, конечно, ненадолго.
В Полёте будут подытожены и немедленно к вам приложены
вопросы реферебрендума и прокладительные наплитки,
а также свободные коммерческие выборы кучера Полёта .
Послушайте во рту первую новость на борту:
кучером снова единогласно и единодушно избран Кучер;
с одногласным и однодушным Кучером
был тотчас же проведён предварительный сговор о заключении контракта
на поставку нескольких куч буквы «ер».
Следующая новость приятная:
на обед будет обед, надеемся, не во вред.
Ещё новость: назначен Вахтерный.
И, наконец, отвратительная новость:
все детерминантные растения, высаженные в оранжерегороде,
сразу после Старта превратились в индетермиантные,
и ушли на каток-библиотеку горнолыжного абонемента.
В результате, что жрать будем, — хрен его знает, может, на всю дорогу не хватит.
Эта русская лаборантка была, права, сказав свои три национальные поговорушки:
«чем посеешь — тем пожнёшь»,
«не можешь сеять – не моги»
и «сеять – сей, а на грабли не дуй».
Ничего не поделать, политическая мода на «мелких»
как-то загадочно влияет на ботаникомистику, лингвистику и ерундистику;
конечно, не на всю сразу, но – по листику.
Только что мне сообщили,
что тех, кому поручили, с грехом пополам, наконец, замочили
и скоро сообща передадут о «чили», но не о стране а о перце.
По вине блатной дверцы снабженцев-многоженцев,
его запасы на борту кем-то стали ограничены, т.е. – намагничены
и не пригодны в пищу.
Выход усердно ищут,
особенно руководство, оно активно водит руками
и, если найдёт, то уйдёт, как всегда вперёд и задом наперёд.
А нет – так нет.
Залетим на Тибет, попросим Тхуматру и он даст мантру.
Пришёл факс – упал бакс. И, как говорят, окончательно, но включительно.
Есть комментарии из Татарии,
но для вас неинтересные, потому что медресесные.
Вы ничего не поймёте, а волну погоните и пургу надуете.
Мы передавали последние новости на борту,
но, несмотря на их простоту и очаровательную пустоту,
нажимайте вот на эту кнопочку и на ту.
С вами был ваш Фаргипэ,
но это не имя, а звуковое сопровождение события.
P.S.
Поступило видеосообщение Новару Валерине под девизом:
«Дверь широко отворена. Целую. Твой Новарина».
Включаю.

V.N.:
«Поскольку вы находитесь на театральных подмостках,
развеществите то, что вы пережили».


опубликовано: 9 октября 2006г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *