экзистенция

архив за день: 11.10.2006

Скульптор Чейз Уинфилд

Наталья Тучина

Послание огромной любви к русским людям от последнего российского императора
Скульптор Эндрю Уиифилд делает статую последнего русского царя Николая II,  чтобы передать русским людям послание любви от последнего императора.

Телефонный звонок. Чейз Уифилд. «Я закончил ее. Готово!» Я слышу, что его голос дрожит от волнения. «На этой неделе начнет сохнуть и потребуется еще примерно месяц, прежде чем я смогу поместить ее в печь для обжига и сушки. Мне, не терпится
показать её вам».

ЧейзУинфилд - скульптор. Он говорил о своем .....Читать дальше →

случай

проза

Рассказы

Алексей Курганов

Гидрометеоцентр сообщает…
- Нет бОльшего наслаждения, как говорить о странных привычках некоторых наших знакомых. –
Фазиль Искандер, «Праздник ожидания праздника»
Человек, как никакое другое живое существо, раб своих привычек. Вот, например, Луспекаев Прохор Кузьмич, мой знакомый из дома напротив, пожилой мужчина, приятный во всех отношениях. Каждое утро в семь часов он выходит из своей комнаты в общий коридор и спешит к окну, на котором со стороны улицы закреплён градусник. .....Читать дальше →

поэзия

Ангел равнодушья

Александр Балтин

Часовые механизмы –
Будто сверху города.
Лабиринты мозга – признак
Сложности людской. О да…

И простец донельзя сложен!
Мой с собою монолог
На мою тоску умножен –
Тщусь понять, что значит Бог.

И метели в лабиринте
Града очерк меховой.
Проще было жить в Египте,
Осознаешь ты, блажной. .....Читать дальше →

поэзия

Логика любви

Александр Балтин

На логику вещей ссылаясь,
Не знаешь о другой, увы –
В какой, сознаньем растворяясь,
Узнал бы логику любви.

 
* * *
Зевота шаха может быть чревата
Для каждого, увы… И ближний круг
Поёжится – за то, что жил богато
Грядёт расплата – страшная, как дух
Недобрый… .....Читать дальше →

эссе

ВЕРБЕНА НА ВЕТРУ

Александр Балтин

(заметки о Нике Турбиной)
1
Говоря об общем, о тенденциях, владеющих человечеством, поэт вполне может вывести формулу своей судьбы, даже не желая того.
Написав – Люди теряют память, как зонтики в метро… - Ника Турбина: самая знаменитая девочка-поэт Советского Союза – вряд ли предполагала, что крыло забвения: чёрное и страшное для поэта, коснётся её, что написанное ею, столь востребованное, когда она была в школьном возрасте, окажется мало кому интересным в период взрослости. .....Читать дальше →

проза

Особо опасный

Владислав Кураш

Poszukiwany groźny przestępca…

 

 

В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье, Балтика и Татры. Самое страшное было позади. Впереди была полная неизвестность.

Прямо с вокзала я направился к Олегу. Он снимал комнату в двух шагах от центра, на Иерусалимских Аллеях. Олег разрешил пожить у него первое время, пока не устроюсь, и обещал помочь с жильём и работой. По дороге я зашёл в Carrefour и купил бутылку виски. .....Читать дальше →

проза

Киты и Герострат

Александр Балтин

КИТЫ И ГЕРОСТРАТ
Жёлтая была тетрадь, ученическая, с глянцевитой поверхностью и стандартной разлиновкой: имя, фамилия, класс.
В ней и писал рассказ про китов – про китов, выбрасывающихся на берег: О! он вводил психологию в их громоздкие мозги, делал китов оскорблёнными на действия человеков, рубивших китовые туши на берегу, он, вспоминая Мелвилла, накручивал на хвост старика-кита сгустки линей…
Почерк был крупный, и колесатые буквы сами катили его рассказ, и палочки их не мешали своими вертикальными взлётами.
-Да, это у тебя сильнее получилось, чем про Герострата, - говорил его друг-одноклассник, сочинявший стихи.
Они шли по аллее сквера, и опавшая листва была скреплена слюдяными брызгами первых заморозков. .....Читать дальше →

проза

Хрен на грядке, или Похождения профессора Похершухера

Алексей Курганов

Голова болит, спина не гнётся, а во рту стадо кошек наложило большую вонючую кучу. Знакомые ощущения. Зато вечером было очень весело. Сколько же мы вчера выпили?
- Это какой-то апофейёз, - простонал-проборомотал Саня. – Сколько же мы вчера выпили?
Я пожал плечами. Вопрос был, конечно, интересным. Даже, можно сказать, философическим. На такие вопросы не бывает конкретных ответов.
- А что за бабы были?
- Валька из плодоовощного. Потом Розка Похершухер…
- Какая? – удивился Саня.
- Похершухер. Она в ресторации на Маркса-Энгельса работает популярной певицей. «Чёрный ворон, чёрный ворон, чёрный ворон…». .....Читать дальше →

Учредители: Mirabo, A. Secret, А. Кудрявцев
Дизайн и разработка: Oleg Mirabo, A. Secret
© 2006 Санкт-Петербург






При использовании материалов, ссылка на сайт EXISTENZ.RU обязательна.
existenzfuter