Миниатюры

художник Светлана Родионова. "Водка и селёдка"
Алексей Курганов

 

«Обмылок», или Картинки с нашей выставки

 

Во дворе – крики: Валька Фуфайкина ругается с Дуськой Махоркиной, чтобы та не вертела ж.пой перед её, валькиным, мужиком, Витькой.
— Перед кем? – деланно удивляется Дуська. Упирает руки в бока и начинает демонстративно хохотать. – Перед твоим обмылком? Ой, держите меня восемь человек!
Валька сурово поджимает губы, цепенеет скулами и вцепляется ей в волосы. Дуська не теряется, вцепляется в валькины. Не выпуская друг друга и нагнув головы, они начинают кружиться по двору в интересном, яростном танце, напоминающем испанскую корриду. Обоюдный крик стремительно набирает децибелы. Вообще, очень забавное зрелище. Стоит посмотреть.
«Обмылок» (таких ещё называют «метр с кепкой») в это время ходит вкруг уличного стола, за которым мужики «забивают козла». Его в игру не допускают по причине полнейшей непригодности к этой замечательной игре. Взгляд у «обмылка» тосклив и зануден, и он от обиды на человеческое непонимание время от времени лезет корявыми пальцами в ноздри и выдёргивает оттуда волосы. Это яростное выдёргивание символизирует его глубокий внутренний протест.
Из-за поворота появляется Манька Судейкина с полиэтиленовой сумкой в руке. Из сумки что-то подозрительно капает, но Манька то ли не замечает, то ли замечает, но не волнуется. А чего волноваться? Капает и капает. И хрен с ним ( с ней. С покупкой, то есть. Которая капает.).
Она подходит к дерущимся, останавливается и с интересом наблюдает происходящее. Проходит минута, две… Наконец, то ли силы у сражающихся иссякают, то ли волосы не выдёргиваются, а может, им просто надоедает.
— Чего уставилась? – рявкает пока что не остывшая от схватки Валька. Дуська в это время поправляет причёску. Вальке поправлять нечего. У неё короткая стрижка.
— В «тридцатый» залом завезли, — сообщает новость Манька и в подтверждение сказанного приподнимает сумку. (Кто не знает: залом это селёдка. Жирная и вкусная. Астраханская. Прелесть.)
— Народу много? – спрашивает Дуська.
— Пока никого, — отвечает Манька.
Валька и Дуська отряхиваются, приводят себя, как они говорят, «в божеский вид», зовут «обмылка» и все втроём идут в «тридцатый». Надо торопиться, пока не разобрали. С отварной картошечкой или под стакан этот самый «залом» — самое оно.

 

Мой сосед – ведущий политолог

 

Великолепное октябрьское утро. Выхожу на улицу, вижу – Васька Собакин. Сидит на лавочке, ароматно отрыгивается.
— Здорово, — говорю ему.
— Здорово, — отвечает Васька и опять на весь двор – ры-ы-ы-ы-ык!
— Чего нажрался-то?
Рожа у Васьки расплывается в довольной улыбке.
— Пельмениев покушал (он так и говорит: не пельменей, а пельмениев. Эстет!).
— Опять «Богатырских»? – проявляю я осведомлённость в васькиных пристрастиях.
Он кивает.
— Опять килограммовую пачку умял в одно своё могучее едало?
Он опять кивает и снова улыбается. Минут две сидим молча, наслаждаясь прекрасной погодой.
— Не слышал, как там Трамп-то? – спрашивает он вдруг.
— Кто? – я не сразу соображаю, о ком речь.
— Трамп.
Теперь я соображаю, о ком речь.
— А он тебе чего – родственник?
Васька непонятно кряхтит.
— При чём тут родственник… Сразу родственник.., — слышу в ответ бурчание. – Просто интересуюсь. Не знаешь?
— Чего?
— Как он?
— В порядке, — успокаиваю я его. – Про тебя спрашивал.
— Про меня? – удивляется Васька (чувство юмора у него – ноль целых хрен десятых. Всё принимает за чистую монету).
— Кого спрашивал?
— Меня, кого… — отвечаю я. – Спросил: как там Васька-то? Пельмени всё жрёт? Небось, не пустые! Небось, с майонезием! Настоящий богатырь!
Наконец, до Васьки доходит, что я его разыгрываю. Отворачивается, что-то недовольно бурчит себе под нос.

Утро. Выходной. Пойти пивка, что ли, попить? И перед пивом остограммиться? В «Васильке», а?


опубликовано: 5 ноября 2017г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *