Кутюрье Российской империи

Александр Ралот

 

Этот день таки настал. Деваться некуда, и мы едем в гости. Редкое для нашего семейства событие. Признаюсь честно, друзей у нас немного, причём, у каждого члена семьи-свои. У дочки собственная тусовка. У супруги- её подруги, новые и старые (не по возрасту, а по времени знакомства). А у меня- всевозможные литераторы, редакторы, корректоры, которые в общем- то и не друзья вовсе, а скорее- коллеги. Но сегодня исключение. Всем троим надлежит присутствовать на званом ужине в знатном доме.
По случаю предстоящего события, женская часть нашей семьи, а именно: супруга и доча стоят у раскрытого шифоньера и сосредоточенно покусывают губы.
— Дамы! Нижайше прошу поторопиться. Ехать нам довольно далеко, а опаздывать сегодня, сами понимаете — моветон.- Я деликатно постукиваю по циферблату наручных часов.
— Тебе хорошо, напялил костюм, нацепил галстук столетней давности и всё. Папик собран. Всего минута делов, — парирует юное создание, прикладывая к себя платье с огромными цветком на плече.
— Ну, извини. Мадам Ламанова нынче своих нарядов, увы, современным модницам не предлагает.
— Ламанова? Никогда о ней не слышала! Зайцева знаю, ну ещё Юдашкина. А что, у нас в городе разве был её бутик? — с этими словами доча сосредоточенно рассматривает сиреневый брючный костюм в блёстках.
— Я что-то слышала про неё,- вступает в разговор моя половина. — Кажется, она давно жила, ещё в начале прошлого века. Вот только не помню, эмигрировала, или просто до революции не дожила. И что? Шикарные платья шила? Неужто, лучше французских? Так почему же после себя учеников не оставила? Есть же у нас дома моды имени модельеров-мужиков и её, именной, сейчас стоял бы на Арбате или на Спиридоновке.
— Девочки, вы, наконец, определитесь со своими нарядами? — не вступая дискуссию, меняю тему разговора. — Обещаю,отвечу на все ваши вопросы. Только поторопитесь, пожалуйста. Я в гараж, машину прогревать. Надеюсь, четверти часа вам хватит.
Дочь показала мне кончик языка и метнулась к зеркалу.- Это означало: « Интересненько. Хочу знать всё! И в подробностях!»
— Разве ты не видишь? Мы уже почти готовы. Какие духи предпочитала твоя Ламанова? У меня есть такие? — Супруга сидела за туалетным столиком и перебирала флакончики с брендами известных парфюмерных фирм.
— «Коти»- буркнул я.
— Кажется, о ней ты пишешь очередной рассказ. Будь добр, захвати папку с иллюстрациями. Скажу честно, заинтриговал. Сравним её наряды с современными. Как известно, новое это хорошо забытое старое. Ступай. Мы скоро.- Жена взяла в руки малюсенький флакончик с легко узнаваемым логотипом.
В машине мои дамы стали с интересом рассматривать старинные фотокарточки.
— А вот это очень даже ничего. Я бы такое с удовольствием надела. В театр, или в ресторан. Папа, а когда ты нас с мамой в ресторан пригласишь?
— Вот как только гонорар за книгу получу- так сразу.
— Ну, раз так,- в ресторан, или в театр мы в ближайшее время не идём. Ладно, уж,
ограничимся рассказом про эту дизайнершу Ламаному. Ты обещал.

***

— Если вы, дорогие мои модницы, возьмёте газету начала двадцатого века, то почти наверняка встретите и её фамилию. В те, не очень далёкие времена она была знакома в Российской империи почти каждому. Бренд «платье от госпожи Ламановой» был так же узнаваем, как и знаменитые «булки Филиппова» или «коньяк Шустова».
Надежда Ламанова по своему происхождению из потомственных дворян. Однако, родители к моменту её появления на свет обеднели настолько, что день ото дня ждали полного разорения.
На двадцатом году своей жизни Наденька осиротела. Мало того, на её попечении остались четыре младших сестры. Девушка поступила на работу в дом трудолюбия. В то время существовали такие заведения- приюты для неимущих граждан. Кроме того, Ламанова училась в школе кройки и шитья. Именно там она окончательно поняла: придумывать новые, неповторимые модели дамских платьев- именно то, чему она хочет посвятить всю свою жизнь. Спустя некоторое время, талантливую ученицу пригласили на должность ведущей закройщицы в знаменитое ателье Войткевич, аж в Санкт-Петербург.
Клиентки элитного заведения мгновенно оценили вкус нового модельера. Да к тому же, своей. Из дворян. Надежда обладала способностью любую женскую фигуру, вне зависимости от возраста, представить в самом выгодном свете. Могла убрать с глаз долой лишние объёмы. Играючи изменить видимые пропорции. Понятное дело, что её услуги стоили не дёшево. Она первой в нашей стране разделила понятия- простой портной и модельер. Слово дизайнер в то время просто не существовало.
Модницы того времени шушукались передавая из уст в уста- «Нынче наряды надобно заказывать исключительно у мадам Войткевич. Там появилась новенькая закройщица. Она замучает вас до полного изнеможения бесконечными примерками, но зато вы в конце-концов, получите наряд, как будто из самого Парижу».

***

— Я бы на её месте, обладая таким талантом, послала бы эту самую Войткевич куда подальше и открыла своё собственное ателье. А что? Клиентская база наработана. Имя известное. Слава по всей стране идёт. Чего же на чужую тётю горбатиться?- перебила меня дочь.- Талант обязан приносить хорошие дивиденды.
Я кивнул в знак согласия и продолжил.
— Надежда, по всей видимости, в силу своего возраста, рассуждала точно, как и ты. Девушке уже исполнилось 24 года. К этому времени она накопила достаточно средств, чтобы открыть собственную мастерскую, но не в столице, а в Москве.
Весьма состоятельные клиентки испытывали душевный трепет от общения с модельером. Так, Лидия Щукина, жена миллионера, писала в своём дневнике: «Остался месяц до поездки в Париж. Кузина отвела меня к ней. Я не спала всю ночь, так волновалась. Захочет ли Надежда Петровна меня принять?
— О! Почти четверть века девушке стукнуло. Имеет собственное дело. Пора уже и замуж собираться. Ты, как всегда, молчишь о личной жизни. Что за манера! Талантливая, деловая, уникальная. Наверное, ухажёры за ней табунами ходили. — Супруга, оседлала своего любимого коня и требовала освещения этой стороны жизни Ламановой. Причём, немедленно.

***

Конечно, была в её жизнь любовь. Настоящая, преданная, всепоглощающая. И что не часто встречается- взаимная.
— Ну, ну не томи. Наверное, какой- нибудь князь, герцог, или барон?- дочка томно закрыла глаза.
— Нет, доча. Не угадала. Надя вышла замуж за актера-любителя Андрея Каютова. И прожили они долго и счастливо целых сорок пять лет. Правда, детишек им бог не дал. Воспитывали младших сестёр. Ну и девушек по найму, работающих в мастерской. Те, в свою очередь, называли хозяйку «мама Надя».
— Выходит, что жена содержала мужа- актёра? И была счастлива с ним?- Произнесла супруга с некоторой ноткой горечи в голосе.
— Скорее, наоборот. Я же говорил вам, что Андрей был актёром- любителем. А в свободное от театральной жизни время трудился юристом в московском отделении крупного страхового общества «Россия», и через несколько лет занял в нём кресло управляющего, с более чем приличным доходом. Именно он познакомил молодую супругу со своими друзьями актерами. В том числе, и с восходящей звездой Константином Алексеевым. Вы, наверное, знаете его под сценической фамилией Станиславский.
— Послушай, ты нам фото её платьев дал посмотреть. Я так понимаю, некоторые из них до наших дней дожили. А выкройки, наброски, эскизы наконец, после неё остались? — Жена передала дочке несколько карточек.
— Увы, милые мои модницы, должен вас огорчить. Надежда Ламанова эскизов не оставила. Она попросту не умела рисовать.
Свои творения она создавала непосредственно на фигуре клиентки.
Перед началом работы долго ходила вокруг заказчицы. Так сказать, изучала натуру. А затем брала ткань и шила методом «наколок». Где надо- создавая складки, скрепляя их булавками. Спустя несколько часов восклицала: «Аккуратно снимайте все это. Только прошу вас, очень осторожно. Эскиз вашего наряда готов».
— Пожалуйста, умоляю вас — вопрошала измученная в конец заказчица. —Сделайте милость, сшейте сами. Заплачу сколько скажите.
— Милочка, а кто вам сказал, что я умею шить? Это полное враньё. Согласитесь, архитектор лично сам никогда не кладёт камни. За него эту работу выполняют совсем другие люди. Вот и у меня так. Наряд для вас будут заканчивать мои помощницы. За качество их труда, я отвечаю лично. Можете не сомневаться.

***

Муж познакомил Надежду с театральной богемой. Заказывать наряды в её ателье стали известные актрисы и жены режиссёров. Через много лет именно эти связи спасли ей жизнь.
До конца своей дней Ламанова дружила с людьми из мастерских художественного театра.
— Дорогой, насколько мне известно, близкое знакомство и дружба с актёрами, а тем более, с мастеровыми, не приветствовалась в высших кругах. Она что, совсем не боялась потерять высокопоставленных и весьма платёжеспособных заказчиц?
— Соглашусь с тобой. Женщина рисковала и очень сильно. Прежде всего с таким трудом созданной репутацией и положением в тамошнем обществе с возможной потерей клиентуры. Но Ламанова придумала смелый ход. Правда, для этого женщине пришлось в очередной раз проявить весь свой талант и смекалку. Она сшила костюмы для спектакля «Вишневый Сад». И её творения понравились публике сидящей в особых ложах, ну и в первых рядах тоже. Ввиду исключения Надежде милостиво было позволено и далее сотрудничать с актёрской братией. Меж тем, слава госпожи- модельера достигла вершины. Первые модницы империи, в том числе и особы царской фамилии выстраивались к ней в очередь. Особым шиком считалась заказать свой портрет известному художнику, но обязательно в платье от самой Ламановой.
— А в годы революции и гражданской войны она, наверное, стала шить наряды для жён красных комиссаров?- съязвила дочь.
— Случалось и такое. Но для начала, Надежда Петровна, как «поставщица двора Ея Императорского Величества» оказалась в Бутырской тюрьме. И ещё неизвестно, чем бы дело кончилось, если бы не заступничество Максима Горького. Дело в том, что жена писателя, а по совместительству ведущая актриса Художественного театра Мария Андреева, была постоянной клиенткой Ламановой. В эти тяжёлые годы ей давал работу только театр. Из остатков штор и гардин, из полотенец и одеял, она создавала умопомрачительные наряды для спектаклей «Принцесса Турандот» и «Женитьба Фигаро».
Шли годы. Закончилась страшная война. В середине двадцатых годов модели Ламановой, конечно, без неё самой,( а вдруг не вернётся, возьмёт, да и останется!) отбыли в Париж на всемирную выставку. Там платья, выполненные в русском стиле произвели фурор. Мало того, наряды «а-ля рюс» стали чрезвычайно популярными в Европе. Она получила Гран-при «за костюм, основанный на народном творчестве». И это при наличии жесточайшей конкуренции. Её творения соревновались не только с известными модельными домами Франции, но и с эмигрантами из России.
Мария Павловна Романова и князь Феликс Юсупов не от хорошей жизни были вынужденны заняться модельным бизнесом и открыли дома моды «Китмир», «Ирфе».

***

После успеха на выставке все газеты Советского Союза на первых полосах сообщили о триумфе советской моды. Забыв при этом упомянуть, что её- то есть моды,- в стране попросту нет. А есть единственный,уникальный человек -Надежда Ламанова.
— Папа, неужели обличённые властью люди в течение многих лет так и не обратили внимание на её способности?
— Ну, что тебе на это ответить, дочка? За пару дней до своей кончины она неожиданно заявила: «У меня осталось всего две капли «Коти». Взять их сейчас абсолютно негде. А без них я просто не смогу существовать».
В октябре 1941 года модельер должна была уехать в эвакуацию вместе со всей труппой художественного театра. Но руководство спешило. Старую женщину дожидаться не стали. Уехали без неё. Надежда Петровна села на скамейку в скверике. Из за всего пережитого с ней случился сердечный приступ. Как раз напротив здания театра, в котором она проработала много лет. Рядом с ней нашли маленький флакончик от духов. Он был пуст.

***

Я затормозил у нужного нам дома. Мои милые дамы вышли из салона. На глазах у обеих сверкали слёзы.
— Папа, у меня скоро день рождения. Ты помнишь?
— Конечно, доча.
— Роскошного платья, как носили раньше, мне не надо. Век, сам понимаешь, не тот. Подари мне, пожалуйста, духи, которые любила Ламанова, будь добр.


опубликовано: 20 ноября 2017г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *