Сладкие сны примерного семьянина (часть 2)

художник Vicente Romero.
Никита Николаенко

 



История 9 Вспоминая Будапешт

Всего каких-то десять лет назад он был стройный тридцатисемилетний мужчина, не отягощенный семьей и заботами о хлебе насущном. Заработки тогда давались ему так легко и просто, что у него сложилось ошибочное мнение, что это будет продолжаться до бесконечности. Имея свою небольшую фирму, и удачно прокрутив, именно прокрутив некоторые сомнительные дела, он получал неплохие по тем временам деньги, позволявшие ему вести сибаритский образ жизни, в частности, кататься на отдых в Венгрию. Почему в Венгрию? Он знал венгерский язык, уже тогда неплохо знал, вполне достаточно для общения на бытовом уровне. Это потом, когда от полученных денег останутся одни воспоминания, он освоит его настолько хорошо, что будет зарабатывать репетиторством и переводами себе на хлеб – а тогда, тогда и тех знаний было достаточно!
Но сначала, прежде всего – забота о здоровье, и по приезду в Венгрию он стал осваивать термальные бассейны. В Венгрии их вообще очень много, и в Будапеште, в частности. Город стоит на термальных источниках, и плескаться в горячей воде, добытой с глубины более тысячи метров – одно удовольствие!
Так и повелось. После завтрака в отеле, прогуливаясь по городу и осматривая по ходу достопримечательности, он отправлялся в одну из многочисленных купален. Найти их было не трудно – большинство осталось от времен господства турок, и легко узнавались по характерному куполу над ними.
Как в дальнейшем стало ясно, в некоторых из них собирались мужчины определенной ориентации, причем было их довольно много. Ну и насмотрелся же он там безобразий, пока разобрался что к чему! Интересно, кто эти люди в обыденной жизни? — думал он. Даже в бане, вид у некоторых был весьма солидный. Знают ли их жены, чем они тут занимаются? Попытки приставания пресекал жестко, и покидал такое место, не возвращаясь больше, несмотря на уверения персонала, что специально для него, в отдельном помещении, готовы сделать особый массаж, который ему наверняка понравится. Нет, его интересовали только женщины.
Наверное, каждый мужчина хочет познать как можно больше женщин, в общении с ними чувствовать себя уверенно и спокойно, зная, что даже самая красивая из них не является единственной. Помимо нее есть много других красавиц, которые были с ним. Ему запомнились слова одного знакомого, старше него лет на двадцать, сказанные ему когда-то давно, у моря, в Новом Афоне. Они тогда вдвоем ухлестывали за стройной девушкой. Постарайся познать как можно больше женщин, — учил его тогда тот, — что бы потом, когда станешь старше, не жалеть об упущенном времени.
На месте он быстро разобрался, что его венгерскую речь понимают, что Венгрия достаточно дешевая страна, не то, что соседняя Австрия, где все в три раза дороже. Понял, что привезенных денег ему вполне хватает на обеды в недорогих ресторанах, на походы в купальни и музеи, а девчонок, предлагающих себя – пруд пруди, и поставил себе цель познакомиться с ними поближе. Искать развлечения он начал осторожно – как бы ни нарваться на неприятность! Но, осваиваясь, действовал все решительнее.
Куда отправляться на поиски девушек, поначалу он, конечно, не знал, и просто бродил по городу, но эти поиски открыли ему много интересного. Да и девушек он нашел довольно быстро – ищущий да обрящет!
Гуляя, после водных процедур по улицам Будапешта, он смотрел на вывески, на магазины, прохаживался около кинотеатров и крупных гостиниц, и особое внимание, на первых порах, уделил термальным бассейнам, рассчитывая, что девушек можно будет найти там. В бассейнах он, действительно видел много молодых красавиц, но это были правильные девушки, не те, которых он искал. Стройные венгерки занимались фитнесом в спортзалах при бассейнах, и на заглядывающих в зал мужчин не обращали никакого внимания. Он еще посмеялся тогда – мужчины в бассейнах собираются с определенными целями, а девушкам остается только спортом заниматься!
Впрочем, в одном хорошем бассейне при большом отеле он нашел то, что ему было интересно – там предлагался тайский массаж. Пройдя длинными коридорами, и поднявшись на второй этаж, он нашел отделение, где он проводился. Встретила его миловидная женщина – венгерка. Что за массаж? – поинтересовался он, — кто его делает? Тайский, — ответила женщина, — делают его девушки из Камбоджи, через тонкое покрывало. Через тонкое покрывало? – он несколько озадачился, через покрывало ему не хотелось. – Сколько стоит? Она назвала цену – было не очень дорого. А можно взглянуть на девушек? – поинтересовался он. – Посмотрите, конечно, — и она крикнула что-то вглубь комнаты. На ее зов вышли одетые в белые легкие халаты две невысокие, вернее совсем маленькие и очень смуглые девушки. Понятно было, что они молодые, но черты лица у них были совсем необычные. Он ожидал увидеть девушек, похожих на знакомых по Москве вьетнамок, но эти сильно отличались от них. Вот на обезьянок они точно похожи! – мелькнуло у него. Дальше он принялся выспрашивать у женщины о тонкостях массажа, — добьются ли они его полного расслабления? Понимали ли камбоджийки венгерский язык, было непонятно, девушки молча, стояли рядом. Женщина отвечала уклончиво, и он решил повременить с таким экзотическим массажем, поблагодарил и отправился в горячие термальные ванны – второй раз за этот день.
Осматривая на следующий день город, он наткнулся на то, что искал. “Массажный салон” – гласила вывеска на здании, и рядом с буквами были нарисованы бабочки. Он поднялся на второй этаж по стрелке, указывающей направление, и подошел к двери, перегороженной металлической решеткой. На его звонок вышел предупредительный молодой человек. Я на массаж, — объяснил посетитель, хотя и так было понятно, зачем он пришел. Его любезно пригласили во вполне приличную комнату, и предложили сесть в кресло. Тут же появилась одетая только в нижнее белье рослая, но стройная девушка, а молодой человек куда-то исчез. Что, всего одна? – недовольно поморщился пришедший мужчина и, изобразив на лице большое сомнение, попросил девушку повернуться. Та, нехотя повернулась пару раз, и пришедший кивнул головой — подойдет! Он передал ей деньги, и девушка повела его за собой в соседнюю комнату. Там она вручила ему большое полотенце и маленький шампунь, какой бывает в гостиницах, предложила раздеться и идти в душ. И хотя он недавно был в бассейне, где по обыкновению, просидел два часа в горячих ваннах, возражать не стал, а, раздевшись и взяв полотенце, отправился в душ. Когда он вернулся, комната преобразилась. Тяжелые шторы закрывали окно, не пропуская дневной свет, а медленно вращающаяся лампа освещала светоотражающие звездочки на потолке и на стенах. Звездочки красиво блестели, большая постель была разобрана, и лежа на казавшемся в свете лампы белоснежном белье, его ждала обнаженная девушка. Оставив полотенце, он лег рядом. Они медленно гладили и целовали друг друга довольно долго, потом он подмял ее под себя.
Они еще долго лежали рядом, ему совсем не хотелось вставать, и девушка его не торопила, похоже, ей тоже было хорошо с ним. Потом, поднявшись, она выключила лампу, открыла массивные шторы, и комната сразу приобрела обыденный и скучный вид. Одевшись и поцеловав ее на прощание, он вышел на улицу. Приходи еще! – сказала она напоследок. Он кивнул, но знал, что не придет – дважды к одной девушке он никогда не приходил. Так, ситуация ясна, — довольный, сказал он себе, разглядывая витрину ювелирного магазина. Теперь после купален – к ним, к девчонкам, на оздоровительный массаж! Надо понимать, это не единственный салон на весь Будапешт. Конечно, это был не единственный салон, и очень скоро он в этом убедился!
Впрочем, иногда такие его походы заканчивались безрезультатно. В тот день он пообедал в маленьком, но уютном ресторанчике в подвале, пропустил, по обыкновению, пару рюмок палинки – мягкой венгерской водки, он предпочитал черешневую и, выйдя на улицу, обратил внимание на здание напротив. На первом этаже, у отдельного входа, висела табличка “пип-шоу” и рядом были изображены фигуры танцующих девушек. После некоторого колебания, он вошел внутрь.
Помещение, куда он попал, было необычное и представляло собой небольшую комнату, где за столом сидел худощавый цыган средних лет, оживившийся при его входе, и узкий коридор, ведущий куда-то вглубь, и огибающий по кругу, как потом узнал пришедший, круглую внутреннюю сцену, огороженную стеной с многочисленными дверьми. В помещении был полумрак, и он в растерянности остановился, не зная, куда идти дальше. Что желаете? – подскочил к нему мужчина, оказавшийся еще и очень маленького роста. Да вот, зашел посмотреть, — ответил посетитель, и зачем-то добавил еще что-то про осмотр достопримечательностей. Проходите, вот сюда, в одну из дверей, — и цыган кивнул на маленькие узкие двери, расположенные одна за другой по кругу вдоль узкого полутемного коридора, где едва разминулись бы два человека. А что там и сколько это стоит? – поинтересовался гость. – Посмотрите сами, а стоит недорого, — и он назвал такие сущие копейки, что отказаться было трудно. Выбирайте любую дверь, — добавил цыган.
Пройдя немного по кругу, пришедший мужчина открыл дверь и вошел в крошечную комнатку, где едва можно было стоять одному человеку. Только он успел заметить ведро с водой, стоящее в углу и рулон туалетной бумаги над ним, как открылось небольшое окошечко в стене, откуда хлынул яркий свет. Через окошечко, перегороженное стеклом, была видна маленькая круглая ярко освещенная сцена, на которой извивались две полностью раздетые худощавые и высокие девицы. Одна из них подошла к окошечку и, поднеся ладони к лицу, прислонившись к стеклу, посмотрела на него. Потом она что-то весело прокричала и, повернувшись спиной, стала извиваться перед ним. Затем обхватила другую девицу, и они, катаясь по полу, принялись изображать страстные движения. Продолжалось все это пару минут, после чего окошечко закрылось. Очень интересно! – недовольно поморщился посетитель.
Нет, это не для меня, — решил он и вышел в полутемный коридор, где его, чуть поодаль, уже поджидал цыган, понимающий, что надолго этот мужчина здесь не останется. Понравилось? – поинтересовался он. Нет, не понравилось, — ответил посетитель. У меня есть другое предложение, — сказал цыган, улыбаясь, — можно уединиться с одной или двумя девушками в небольшой комнате, и они покажут Вам интересное представление. Да мне не интересно на них смотреть, — последовал ответ, — меня интересует секс. Будет и секс, — ответил цыган. Какой? – спросил умудренный опытом посетитель. Цыган объяснил, какой. И все? – разочарованно переспросил гость. Теперь несколько замешкался цыган, видимо, в этом заведении большее не было принято. А как с ценой? – поинтересовался пришедший мужчина. Цена была такая же, как и в массажном салоне, она вообще была в таких заведениях одинаковая по всему Будапешту, как он потом узнал. Мгновение он раздумывал, потом, решив, что в уже известных ему салонах будет надежнее, ответил, — может быть, зайду еще, — и покинул заведение.
В другой раз, увидев на большом клубе знакомую ему надпись “пип-шоу” он, хотя и направлялся с утра в бассейн, остановил взятую напрокат машину рядом и зашел внутрь.
У барной стойки стояла стайка молодых девушек, одетых в какие-то блестящие костюмы, не скрывающие, впрочем, их прелестей. При его приближении к стойке девушки, шурша платьями и смешно семеня ножками, быстро переместились в сторону. Он было, с улыбкой, махнув им рукой, направился к ним, но они, также стайкой, отошли внутрь помещения. Он усмехнулся и вышел из клуба, где явно еще не настроились с утра на серьезную работу. Может вечером, в свете прожекторов, девушки и выглядели эротически, но сейчас увиденная картина напоминало утренник старшеклассниц, нарядившихся в дурацки карнавальные костюмы.
День бежал за днем – термальные купальни, массажные салоны, вкусный обед в корчме. Потом послеобеденный сон, вечерние прогулки по городу с обязательным посещением пивных. А еще были поездки по окрестным живописным городкам, дегустация вин в многочисленных винных погребках, походы в музеи, театры и кинотеатры, словом, помимо общения с плохими девчонками, жизнь он там вел насыщенную и интересную.
Впрочем, общался он не только с продажными девицами. С нормальной девушкой то же пробовал подружиться. Не очень, правда, утруждал себя этим, да и в самом деле – зачем себя утруждать, если его ждут недорогие девчонки! Всего-то пару — тройку попыток познакомиться и предпринял.
В один из дней он загорал на бортике небольшого двадцатиметрового бассейна, в отдаленном районе Будапешта – Римские купальни, назывался. Рядом с ним никого не было, и он время от времени залезал в бассейн, переплывал его, делая сильные рывки вперед так, что поднимались небольшие волны, и вылезал загорать снова на разостланном у самой воды полотенце. Скоро подошла девушка, и расположилась около него. Она была красивая, невысокого роста, интересная, с хорошей фигурой. Девушка лежала так близко, что хорошо были различимы редкие волосы на ее ногах, на внутренней поверхности бедер – венгерки в большинстве в то время не брили ноги, и иногда, густая растительность прямо выбивалась из под узких купальников. Смотрелось это непривычно, но на него действовало сильно возбуждающе, особенно, если купальники были белые, как сейчас на девушке. После непродолжительного рассматривания ее ног он не удержался и подошел к ней. Немного поговорили, то, что он иностранец и отдыхает, это было понятно, а на его вопросы она ответила, что служащая и сейчас вообще-то на работе, но у нее перерыв. Дальше она рассказала, что у нее есть молодой человек. Ну, есть, так есть, — он не стал настаивать, и отправился плавать себе дальше, больше не подходя к ней.
На вопрос служащего, открывающего шкафчики в раздевалке у бассейна, которому он щедро давал на чай, — познакомились с девушкой? – он ответил, что нет, что пока общается только с плохими девчонками. Но это нехорошо! – добавил он, изобразив печаль. Совсем нехорошо! – подтвердил служащий. Ничего, других-то нет, — подумал про себя приезжий.
В другой раз он попробовал познакомиться с симпатичной черненькой продавщицей из магазина рядом с домом, где снимал квартиру. Каждый раз, заходя в магазин за покупками, он уделял ей знаки внимания, расспрашивал о том, о сем. На подъезжающего к магазину на арендованной машине иностранца, говорящего по-венгерски, конечно, обратили внимание. И другая продавщица, высокая блондинка, сама реагировала на его появление, показывая, что не прочь познакомиться, но он так и не переключился на нее, и напрасно. С черненькой девушкой ничего не получилось.
Да еще была попытка подружиться с одной украинкой, приехавшей на отдых, с которой познакомился в бассейне, да они потеряли друг друга в городе, а сотового телефона тогда у него еще не было.
Ах, да – был еще один случай общения с подходящей венгеркой, но и тут он сплоховал. В доме, где он снимал квартиру на четвертом этаже, рядом с ним жила многодетная семья – он часто видел их. Молодая красивая женщина лет тридцати пяти, трое ее маленьких детей, играющих в коридоре, и ее довольно полный муж – тот днями пропадал на работе. Соседка была хорошо сложена, находилась в самом расцвете женской красоты, и он, конечно, посматривал на нее. В один из дней в его дверь раздался звонок, и на пороге стояла соседка, одетая в купальник. То, что в купальнике – это было нормально, в июле в Будапеште всегда за тридцать, и весь город ходит только в одних шортах, даже в центре, и туристы, и местные жители. Довольно высокая – с него ростом, округлые женские формы, близость упругого тела – все это, конечно, заставило его волноваться. С важным видом, записывая что-то в тетрадку, она потребовала с него денег не то на вывоз мусора, не то на что-то еще – это была обычная практика сбора денег с жильцов. Поскольку он снимал квартиру уже второй месяц, его тоже отнесли к жильцам, и пришли за деньгами. Да Вы проходите! – услужливо пригласил он соседку, но она, не переступая порога, напоминала про деньги, водя карандашом по тетради. Да проходите, проходите! – волновался он, — неудобно в коридоре разговаривать! Но она так и не вошла, денег, впрочем, он ей тоже не дал, сославшись на то, что ему нужно переговорить с хозяином квартиры.
Зато на следующий день, направляясь к стоящей под окнами машине, что бы отправиться по своему обычному маршруту, он увидел ее. Соседка явно дожидалась его, прохаживаясь рядом с машиной, и оживилась, увидев, как он вышел. Но он почему-то не пригласил ее с собой, хотя район был отдаленный, и что бы выбраться в город, надо было долго ехать на автобусе. Троих детей испугался, что ли?
В Венгрию он ездил в то время много, по два – три раза в год, и надолго, на месяц, не меньше, а бывало, что жил там и по три месяца, осваивая страну и язык. Иногда приезжал не один, а с подругой, но ее присутствие ничуть не мешало ему. Подругу всегда можно было отправить на полдня в купальни, в женское отделение, под марку заботы о ее драгоценном здоровье, или, вручив немного денег, отпустить гулять по Будапештским магазинам. А у него времени было достаточно.
Впрочем, иногда ее наличие рядом вызывало некоторые неудобства. Однажды, ведя машину по трассе на скорости где-то в глубинке, он не заметил, как сидящая рядом подруга взяла из бардачка показавшуюся ей пустой пачку из под сигарет, и на полном ходу выбросила ее в окно. Там у него была заначка, приготовленная как раз для плохих девчонок, крупными купюрами. Пришлось резко тормозить, а потом долго искать пачку в густой придорожной траве, а найденные деньги были, конечно, тут же конфискованы подругой. Да еще ему пришлось убеждать ее, что деньги на подарок ей и были приготовлены, и как хорошо, что она их забрала. В небольшом городке, куда они скоро подъедут, как раз есть хороший женский магазин. Впрочем, после этого он положил деньги на счет в Будапештском банке, и снимал их небольшими суммами, по мере надобности.
Конечно, находясь в Венгрии, он тратил свое время не только на девушек. Хорошо освоившись, брал напрокат машину, причем не через агентства, а у жителей города, находя их по объявлениям в газетах, у которых это было проще и дешевле. Машины были так себе, старенькие Опели, Фольксвагены, но работали исправно. Так же, по объявлениям, он снимал квартиры, что было гораздо удобнее, чем останавливаться в отеле. Он познакомился со многими людьми, завел необходимые связи. Ему очень полюбились термальные бассейны, в которых можно было часами предаваться упоительной неге. За одно посещение он менял парилки, заходя то в сухие, то с паром, купальни с различной температурой воды, от ледяных до таких горячих, что больше пяти минут не высидеть. Все это располагалось, как правило, в одном комплексе, оставшемся от времен, когда здесь стояли римские легионы или от времен турецкого владычества. Под куполами купален стоял приятный гул от неспешных разговоров посетителей, шум льющейся воды – все это так успокоительно действовало на него, что уходить не хотелось даже после двух – трех часов, проведенных там. Кстати, венгры и приходили туда, обычно на полдня.
Нравились ему так же небольшие пивнушки, где обычно играл оркестр из трех человек, выдававший лихие народные мелодии в стиле чардаша, под которые посетители лихо отплясывали. Пропустить там кружки три – четыре пива было святое дело. Нравилось путешествовать по стране, заезжать на машине в глубинку, видеть Венгрию не только со стороны, обращенной к иностранным туристам, но и изнутри, жизнь провинции и окраин. Он полюбил эту страну – бассейны на каждом шагу, множество замков, превращенных в музеи, поля и небольшие, но живописные горы, где часто можно было встретить диких зверей. Ну и девчонки, разумеется, то же нравились.
Знание языка позволяло ему рассчитывать на благожелательное отношение со стороны венгров. Характерный пример был такой. Как-то раз двое полицейских остановили его вечером на пустынной дороге, и на их вопрос, — почему управляете машиной в нетрезвом виде? – он ответил, — ребята, это еще что, у меня и прав с собой нет! Права он умудрился в тот приезд забыть в Москве, и почти три месяца катался по дорогам Венгрии без них. Полицейские тогда только развели руками и рассмеялись, а один из них, бросив на асфальт стеклянную трубочку, в которую минуту назад дул водитель, раздавил ее тяжелым сапогом.
Итак, возвращаясь к девочкам. В массажных салонах Будапешта было совсем неплохо, но их было не так много, как хотелось ему, да и цены там были довольно высокие. Должны быть и другие места, — рассудил он, — с развлечениями попроще. Надо расширить круг поисков.
Наконец, он нашел места в городе, где девушки стояли на улицах, причем, их было так много, и стояли они так часто, иногда через десять шагов, что идти приходилось через их строй. Это были районы старой, еще довоенной постройки с серыми и обшарпанными домами, большинство из которых были трех – пятиэтажными. Такие дома имели, как правило, небольшой внутренний дворик, открытые террасы смотрели на него, а за ними были двери, ведущие в комнаты. В эти комнаты девушки и приводили своих клиентов. Кстати, похожие дома он видел в Батуми, когда еще, будучи студентом, ездил туда со своей подругой.
Скоро он потерял счет девушкам, совершенно освоился и мог планировать себе развлечение на любой вкус. Я, наверное, уже и сам скоро от них не сильно отличаться буду! – с иронией думал он про себя. Некоторых девушек он уже узнавал в городе – Будапешт не сравнить с Москвой, он намного меньше, и знакомые лица попадаются то тут, то там. Девушки сидели в кафе, и то же посматривали на него, узнавая если не его, то одного из своих потенциальных клиентов. Он едва удерживал себя от соблазна помахать им приветственно рукой каждый раз, когда их видел.
Бывало, его походы к девчонкам не всегда проходили гладко, случалось, красавицы подставляли его в неприятную ситуацию.
Брать ту цыганку ему и не хотелось – невысокого роста, ничем не примечательное лицо, правда, в шортах, открывающих стройные ноги. Но девушка так решительно направилась к нему, и заговорила с ним, что он решил, — пойду с ней! Договорившись о цене, он направился за девушкой. Она быстро вошла в небольшой внутренний дворик, окруженный со всех сторон каменными домами с обшарпанной и отвалившейся местами штукатуркой. Заскочив в какой-то черный ход, стала почти бегом подниматься по узкой и крутой полутемной лестнице. Он еле поспевал за ней, порываясь спросить, — далеко ли еще? – но она быстро шла, вперед, не останавливаясь.
Идя за ней, он смотрел на ее близкие упругие ноги, на короткие, обтягивающие шорты, и эта картина и предвкушение предстоящего заставляла его идти за ней. Куда она меня ведет? – засомневался он, считая этажи, — уже пятый! Один человек сверху, один снизу, да достанут ножи – в таком узком проходе не повоюешь! На пятом, последнем этаже она быстро вышла на открытую веранду и юркнула в одну из дверей. Следом вошел и он. Это была обычная комната, такие он видел уже десятки. Тумбочка, кровать да стул – вот и все убранство. Разделись, легли, и он, перевернув девушку на живот, принялся гладить ее упругие ноги, так понравившиеся ему во время подъема за ней по лестнице. Дальше все шло как обычно, только девушка оказалась настолько болтливой, что щебетала, не останавливаясь ни на минуту. Лежа под ним, цыганка непрерывно болтала, пока, наконец, он не окрысился на нее довольно грубо, — ты можешь помолчать хоть пять минут! Девчонка, тая в уголках губ улыбку, замолчала, и он, довольный установившейся тишиной, спокойно закончил свое дело.
Когда он спустился по узкой и крутой лестнице вниз, он увидел то, что и ожидал увидеть. Во внутреннем дворике стояло пять человек цыган, молодые мужчины не старше тридцати лет, и с ними была большая собака – овчарка. Только он вышел в дворик, четверо из них остались у выхода на улицу, а один переместился так, что оказался у него за спиной. Приезжий, усмехнувшись, решительно направился через дворик прямо на четверку у выхода. Один из мужчин, задрав голову, смотрел на террасу на верхнем этаже, откуда цыганка подавала ему какие-то знаки. Идя на них, приезжий оценил ситуацию. Крупных и спортсменов среди них не было точно, наиболее рослый – пятый, находился сейчас сзади, шагах в десяти от него, у каменной стены. Он чувствовал себя уверенно – боксер, в хорошей форме, положить эту братию – большого труда не составит. Опасаться следует только ножа. Но он очень подвижен – и близко к себе не подпустит. Собака – не самая породистая, стоит смирно, хвостом виляет. Он уверенно прошел прямо между ними – один из цыган, задрав голову, все еще смотрел вверх, и вышел на улицу. Нож, что ли, с собой надо брать, в дальнейшем? – мелькнуло у него.
Он взял за правило после каждого удачного визита к девушке заходить в какой-нибудь бар и пропускать рюмочку Уникума. Это был черный бальзам, лечебный, как считалось, и медленно потягивая его, он еще раз переживал недавнее свидание, находясь под впечатлением от него. И в тот раз, после сомнительной встречи, он, вертя рюмку в руках, прикидывал возможные последствия драки.
Девушки, которых он выбирал, были разные, поначалу он предпочитал цыганок, но скоро убедился, что они ничем от остальных не отличаются, разве что, смуглее. А вот некоторые венгерки вызывали у него удивление своими волосами. Черные, как смоль, жесткие как проволока, густая пышная копна – иногда он гладил не тело девушки, а ее волосы. Каждая из них предпочитала свою позу для занятий сексом. Некоторые из поз ему не нравились, и тогда секса не получалось, несмотря на внешние достоинства партнерши, но он особо не переживал. За углом стояли десятки других девушек, стоящих тогда для него сущие копейки. Не получалось секса и тогда, когда девушка вела себя как безжизненная кукла, лежала без движения. Вопреки своим правилам, он дважды шел с одной девушкой, на вид красавица красавицей, но она так безучастно лежала под ним, смотря в потолок, что ему становилось не до секса – слишком нарочито выглядела эта безжизненность.
Иногда, отправляясь в недельный вояж по стране – посмотреть горы или позагорать на озере, он брал девушку с собой. С одной венгеркой он так сдружился во время поездки к горячему озеру – Хевиз называлось, что собирался даже поехать к ней в гости в ее деревню – пожить немного, девушка звала его с собой. Она рассказывала ему про своего годовалого сына, о том, как любит купать его в корыте, о своих родителях и о многом другом. Не сложилось тогда поехать к ней.
Он звонил ей потом из Москвы, хотел пригласить ее к Черному морю – туда он тоже успевал, тогда ездить. Я Илона, — ответил приятный женский голос. Да нет, не ты, — поправил он, и напомнил про свою знакомую. А, это та, у которой ребенок! – вспомнила девушка, — нет, она у нас больше не работает!
Вдоволь набегавшись по злачным местам, он успокоился и переключил свое внимание на поиски невесты для себя – была у него в те годы такая идея – перебраться в Венгрию насовсем. В поисках невесты он стал посещать клубы знакомств, узнал много нового и интересного, но это была уже другая история.
Продолжались его поездки в Венгрию около пяти лет, пока денежный поток не превратился в едва заметный ручеек, позволяющий едва сводить концы с концами, а потом и вовсе от некогда полноводного потока осталось лишь одно сухое русло.
Много позже, когда рядом с ним осталась только ворчащая жена, он, видя вокруг себя молодых и красивых девушек, не обращающих теперь на дядьку в потертой одежде и на старой машине никакого внимания, с печальной улыбкой, но, чувствуя себя вполне спокойно, смотрел куда-то вдаль, вспоминая Будапешт.
21 сентября 2007 года


опубликовано: 7 мая 2016г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *