Товарищ по партии

художник Gerhard Richter. Отражения людей в скульптуре "Конструкция с шестью стеклянными панелями"
Никита Николаенко

 



Часть 2    Через два шага (Роман)

Развод с женой он переживал очень тяжело, все ему не верилось, что она действительно уходит от него, а не пугает, как раньше. Все эти ее, — даю тебе два месяца, даю тебе месяц! Даже, когда он получил официальный штамп в паспорт о разводе, и после этого, еще долго продолжал считать ее своей женой. И она, вроде, первое время давала ему повод для этого, звонила, приглашала его, — приходи заниматься с дочкой! Но, отношения становились все более натянутыми, не было основного, что связывает мужчину и женщину, а без этого, даже забота о ребенке не сближала их.

— Ты ведь, не по-настоящему со мной разводишься? – все спрашивал он у нее, — это только ведь для того, что бы встать на очередь, на квартиру? Раньше она рассказывала ему, что развестись ей надо исключительно с этой целью. Но, сейчас жена отвечала, — напрасно ты так думаешь! – еще и усмехалась, при этом.
Сам развод прошел как-то быстро и буднично. К зданию суда они приехали порознь, жена выглядела взволнованной, а их даже не пригласили на судебное заседание. В холле суда девушка – секретарь, только спросила у него, — Вы согласны на развод?
— Согласен, — ответил он, посмотрев на жену, которая незаметно кивнула ему.
— Все, давайте паспорта, через неделю получите их в ЗАГСе, — ответила девушка.
— А я так переживала, а все оказалось так просто! – сказала жена, выходя с ним из здания, но, попросила ее не провожать.
В эту ночь ему снился странный сон. Снилось то, как она – его бывшая жена, конечно, собралась куда-то идти, а он идет за ней и следит, смешно прячась за прохожих. Она входит в какое-то большое помещение, где много молодежи, на институт похоже. Жена, прихорошившись перед зеркалом, поднимается по широкой лестнице на второй этаж, и он, крадучись, идет за ней. На втором этаже, у стеклянного входа стоит строгий вахтер, вокруг разговаривают, почему-то, на венгерском языке. А…, точно! Это какой-то прием, на которые, в далекой молодости, он много ходил вместе с матерью – крупным историком по Венгрии. Поприветствовав по-венгерски вахтера, он свободно проходит в большой зал, набитый народом, где стоят столы, на которых полно бесплатного угощения, как когда-то, но ему не до них, он ищет жену, — где она? Она, должно быть, спешит к тому доктору – ее коллеге. Какому доктору? Молодому, стройному и сильному мужчине, с которым она давно дружит. Они где-то здесь, — но где? Он не находит — наверное, они уже уединились где-то.
Через неделю он получил паспорт со штампом о разводе.
— Могу теперь отправляться на все четыре стороны? – поинтересовался он при получении паспорта.
— Можете! – кивнула ему женщина, оформлявшая документы.
Как раз в это время позвонила его знакомая сваха – Симпатичная, из солидного агентства, и весьма оживленно сказала.
— Слушай, я нашла тебе богатую невесту! Ты ведь, кажется, говорил, что разводишься? – уточнила она. Когда он успел доложиться ей об этом, Евгений не помнил.
— Да, — ответил он осторожно, — развелся, недавно, а что за невеста?
— Отличная женщина, сорока девяти лет, владелица нескольких цветочных магазинов! Но у нее только обязательное условие – жениться на ней официально, — быстро рассказывала Симпатичная, — записывай скорее телефон.
— Подожди – подожди! – остановил ее Евгений, — в моем понятии богатая женщина – это, хотя бы, полмиллиона долларов. Есть ли у нее такая сумма? Торгашей этих трясут все, кому не лень, я насмотрелся на них, когда руководил охранной фирмой, мои бойцы охраняли, в том числе и цветочные магазины. Ее ежемесячная прибыль – вряд ли больше десяти тысячи долларов, и то под вопросом. Это не так много! – обозначил Евгений, а про себя подумал, — еще неизвестно, сколько мне-то, с этого перепадет! А потом, я тебе говорил, что меня интересуют женщины не старше тридцати пяти лет, стройные и симпатичные, — напомнил он знакомой.
Напрасно ты так говоришь! – обиделась Симпатичная, — денег у нее достаточно, гораздо больше чем ты думаешь!
— Она и лишиться всего этого может в одночасье, — парировал Евгений, — подставят ее, или прекратят аренду магазинов. Ему не хотелось знакомиться с женщиной в возрасте, тем более, сразу после развода, и он подыскивал предлог, что бы этого не делать, причем, скорее, для себя, чем для Симпатичной.
— Так ты будешь записывать телефон? – спросила Симпатичная.
— Не, не буду, — ответил Евгений, — не подходит она мне. Даже если, с ее десятки – ежемесячного дохода, мне и будет перепадать тысчонка – другая, то это для меня немного значит. Свои задумки я с этих денег все равно не решу.
— Ну, как знаешь, — ответила Симпатичная, — стремиться к большему, держать высокую планку – это хорошо, это всегда похвально. Кто знает, может, и в самом деле найдешь себе подходящую подругу, пусть и не такую богатую, как ты обозначил – я желаю тебе удачи в этом деле!
— Ты, пока, девчонок молоденьких не забывай мне присылать, только без коммерции! – напомнил Евгений. Есть такие девчонки? Симпатичная на вопрос не ответила, а, попрощавшись, прекратила разговор.
Прошло уже два года с того момента, как он вернулся из Англии. Стоило ему на следующий день, после купания в холодной воде океана, позвонить в Москву, он не удержался – позвонил прямо из стоящего на площади перед заливом автомата, из которого уже звонил когда-то, как услышал, что жене очень плохо, что она попала в больницу.
— Заболела она, довел женщину, — ответила теща, — плохо ей стало, после твоего отъезда! Это решило все – бросить любимую женщину, попавшую из-за него в больницу, он не мог. Ну что же, так тому и быть! – решил Евгений, — не удается убежать от проблем, значит, буду пробовать решать их там, дома.
— У меня жена заболела, возвращаюсь, нельзя ли улететь сегодня? – спросил он в аэропорту, в Хитроу, и женщина на вахте оформила ему вылет в тот же день, не взяв даже положенной в таких случаях доплаты. В огромном аэропорту, в одном из залов, где он дожидался вылета, рядом с ним устроилась оживленная группа молодых девушек с рюкзаками за спиной, говоривших по-английски, и Евгений с грустью поглядывал на них, подспудно понимая, что видимо, закончились его беззаботные перелеты по интересным странам в поисках отдыха и развлечений.
— Подлетая к Москве, он с тоской смотрел через иллюминатор вниз, на землю, узнавая хорошо знакомые места. В этих краях была дача его жены, он много раз проезжал эти поля и будь у него парашют, он, без колебаний приземлился бы на нем на знакомую и такую желанную землю, не дожидаясь посадки самолета. Внизу, на вечернем солнце, блестела вода большого канала, рядом с ним тянулось шоссе, по которому катились такие маленькие сверху машинки, еще дальше лежал старый город, где они с семьей любили гулять, а от него до дачи было уже рукой подать.
По прилете в Москву выяснилось, что все не так уж плохо, что жена сейчас на даче, а не в больнице, но это уже не имело для него никакого значения, он был рад, что вернулся. В тот же вечер Евгений сказал Деду, — не получается у меня без денег уехать, да и без жены мне трудно, здесь попробую заработать, а если и буду в дальнейшем уезжать, то только с деньгами, что бы наверняка. На минуту он отвлекся, и вспомнил дешевые английские приюты, где ему приходилось останавливаться, полупочтенную публику, жившую в них, и поморщился – нет, такое жилье не для него!
Дед давно уже махнул рукой на повороты его решений, — поступай, как знаешь! – ответил он Евгению, — но если бы я в твои годы попал бы в Англию, то нашел бы, чем там заняться, меня бы оттуда ни за что не выставили! Былые матросские замашки Деда! – усмехнулся Евгений, вспомнив о его старых фотографиях, на которых тот был в форме матроса — разудалой молодой человек!
Узнав, что жена на даче, Евгений, несмотря на вечер, засобирался к ней.
— Отдохни с дороги! – отговаривал его Дед, — выспись, а завтра, с утра и поедешь!
— Да нет, мне так легче будет, сейчас поеду, — ответил Евгений, с печалью думая о том, что такой привычной и удобной Волги, которую он продал перед своим отъездом, теперь у него нет, и добираться ему придется на электричке, а там, как придется, на перекладных.
Уже была глубокая ночь, когда он доехал до дачи – там все давно спали, но как приятно было ему увидеть свою жену в ночной рубашке, вышедшую встречать его. Он и не заметил, как сильно привязался к ней за эти годы.
— Ты точно в Англии-то был? – спросила жена, и он, достав паспорт, показал ей штамп с датой пересечения границы – еще десять часов назад он был в Лондоне.
На следующий день он выкатил из сарая видавший виды Москвич тестя, который когда-то, еще, будучи директором охранного предприятия, арендовал у него и использовал для посылок охранников по своим делам. Машина была хотя и старая, но вполне на ходу, его знакомый механик со стоянки, Иван Иванович, в свое время занимался ее ремонтом основательно. Ну вот, я и снова с машиной, — повеселел Евгений, обходя казавшийся ему таким маленьким, после Волги Москвич. Снова арендую его у тестя, за небольшую плату, разумеется, останется только техосмотр пройти, да застраховаться, но это я потяну, это мне вполне по силам!
Где он будет брать деньги, Евгений еще не знал, но не сомневался, что они появятся, он уже привык их где-то зарабатывать. Тесть против аренды не возражал, напротив, обрадовался – сам он за руль давно не садился, а получать какие-то копейки вдобавок к своей маленькой пенсии, был не против. Заплатив по возвращении с дачи две тысячи, Евгений получил новый техталон.
Ничего особенного за эти два года, как он вернулся, в его жизни не произошло, он продолжал вести тот же образ жизни, какой установил себе до своего отъезда. Постоянно не работая, и имея массу свободного времени, лето он проводил в поездках на дачу к жене, да загорая на городских прудах, а остальное время занимался своим венгерским языком, переводил, писал. Писать он стал много, пока за новый роман не брался, а писал в основном, рассказы, старясь к увиденному добавить свое мировоззрение, – этим хоть как-то смогу воздействовать на ситуацию вокруг себя, — решил он, — а если удастся пристроить первый роман, то возьмусь и за второй.
Поскольку все свое время, кроме творчества, Евгений занимался языком, то настолько уверенно стал себя чувствовать, что разместил в Интернете объявления о репетиторстве. Как-то сами собой стали появляться ученики, в основном молодые девушки, пошли какие-то деньги, и он радовался, что нашел-таки способ хоть как-то зарабатывать себе на хлеб. Вкупе с гаражом, который он сдавал, денег на скромную жизнь вполне хватало.
Он привел в порядок Москвич — Иван Иванович, хоть и без энтузиазма, но помог в этом, и бодро разъезжал на нем. Как-то потихоньку, Евгений возобновил дома тренировки – не боксерские упражнения, конечно, а так, уклоны, нырки – зарядка, словом. По привычке, он много двигался — гулял по окрестным проспектам, и стал замечать, что немного подтянул свое пошатнувшееся в разборках последних лет здоровье. Он стал строже следить за своим питанием, полностью перешел на зеленый чай, а из алкоголя оставил только сухое красное вино, да водку, основательно разбавленную лимонным соком.
С женой, по-прежнему, после развода отношения у него были сложные. Росла любимая дочь, с которой Евгений приходил заниматься английским, и отводил по утрам ребенка в школу. Расходы возрастали, а тех денег, что он зарабатывал, хватало только на хлеб. Несмотря на развод, он любил жену по-прежнему, и она, подергавшись, кажется, немного успокоилась.
— Никуда твоя любимая жена от тебя не денется, несмотря на развод, — говорила ему его старая подруга Татьяна, — когда Евгений, время от времени, приезжал к ней и ее мужу на дачу в гости — подергается, подергается, да успокоится! Кому нужна твоя серая мышка, когда вокруг молодых девок полно!
Татьяна оказалась права, как-то незаметно, их отношения с женой стали более ровными, и скоро, его бывшая теперь жена сменила свой гнев на милость. Хотя ее, по обыкновению, надолго не хватало, ссорились они постоянно, но Евгений уже привык к этому, и относился к ссорам гораздо спокойнее, зная, что вслед за ними наступает перемирие.
Поддерживать отношения с Братцем, с помощью которого он рассчитывал ранее разбогатеть, участвуя в продаже его огромных земель, Евгений перестал совсем, убедившись в бесплотности этой затеи, да и тому не нужны были лишние связи. Растущую в цене землю Братец отлично распродавал и без него. Ездивший к нему, изредка, Дед, только и рассказывал, что про постройку очередного камина или бассейна у того в огромном поместье. Сам Братец появлялся, как обычно, только тогда, когда что-то нужно было ему – взять, в очередной раз, деньги у Деда, забрать большие английские словари, для подросшего сына, который куда-то поступал. Впрочем, словари ему Евгений не отдал.
— Передай ему, — попросил Деда, — мне они самому нужны, я с ними работаю! Это было правдой, так как переводческие конторы иногда присылали для перевода венгерский текст, к которому прилагался и английский, для верности.
Еще за это время, Евгений довольно хорошо освоил Интернет, и ему уже не приходилось, как в былые времена, бегать на почту, что бы отослать письма на вакансии по факсу, теперь он вел переписку по электронной почте.
Матвей, его приятель – директор фабрики, которому он оставил свой роман перед отъездом в надежде, что тот пристроит его в какой-нибудь журнал, конечно, ничего не сделал, прочитал только – времени было мало, да и похоже, не верил Матвей в то, что с рукописью что-то удастся. Но за это время, Евгений и без него существенно продвинулся с творчеством, и освоение Интернета сильно помогло ему в этом. Поняв, что на помощь от Матвея ему рассчитывать не придется, он сам стал ездить по редакциям, предлагая свою рукопись. Но ее нигде не приняли, хотя некоторые редакторы говорили, что роман им понравился. В редакции одного журнала рукопись, вроде собрались напечатать. Позвонивший осведомиться о результате Евгений услышал от секретаря, — все в порядке, рукопись подошла, в течение полугода опубликуем. Но что-то потом у них переменилось, и ему отказали. Уставший бегать по редакциям Евгений, разместил роман в открытом доступе в Интернете, на крупном литературном сайте, обещавшем сохранение авторских прав. Кроме этого, он разослал свой его в электронные журналы, с просьбой рассмотреть, — не подойдет ли?
Интернет он стал использовать не только для продвижения рукописи, но и усиленно занялся поиском подруги с его помощью. Довольно быстро он разобрался с правилами сайтов знакомств, и разместил на нескольких, наиболее крупных свои анкеты с фотографиями. Фотографии закачать ему помог сын Татьяны, заехавший как-то к нему по дороге. Отзывы на его объявления были, но все не то, что нужно.


опубликовано: 27 марта 2016г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *