Товарищ по партии

художник Gerhard Richter. Отражения людей в скульптуре "Конструкция с шестью стеклянными панелями"
Никита Николаенко

 



Часть 3   Возврат долгов (Роман)

Долги пора отдавать, нехорошо жить с долгами-то! Это не вызывало сомнения. Коротко стриженый подтянутый мужчина пятидесяти четырех лет удобно устроился в кресле и протянул руку за чашкой крепкого чая. Уважал он чаек с лимоном. Отдать хорошо бы, пора! Только вот как? И успею ли рассчитаться со всеми сполна? Долгов-то накопилось – не счесть! Вопрос был не праздный. Озадачившись, Евгений – так звали мужчину, тяжело вздохнул и заерзал. Действительно было, над, чем задуматься! Силы-то уже не те! Без передышки работал ведь столько лет, отдохнуть не мешало бы! Сил бы набраться!

Действительно немало испытаний свалилось на его голову за последнее время. Прямо сказать — не сосчитать! Впрочем, все посчитано! – тут он едва усмехнулся. Придет время – будет, что предъявить недругам! Его взгляд стал жестким и колючим и, глядя в одну точку, мужчина  застыл на мгновение. Потом он снова улыбнулся, но нехорошей такой улыбкой, натянутой, поерзал немного в кресле и, успокоившись, продолжил чаепитие.

Итак, долги! Что потребуется для успешной расплаты? – повторил он вопрос. Время, деньги и здоровье конечно! – это не вызывало сомнения. Эх, здоровье! Укатали сивку крутые горы, достали-таки обстоятельства! – пожалел себя Евгений. Кстати, как будет правильно – поганый режим воров или режим поганых воров? И так и так будет правильно! Тут он снова улыбнулся, но на этот раз искренней и  широкой улыбкой. Вообще-то поводов для веселья у него было мало.

Почти семь лет минуло с того счастливого момента, как ему едва-едва удалось избежать тюремных нар после неудачной попытки продать колбу с ртутью оперативникам. Нашел, кому продавать, у них давно все схвачено! – запоздало укорял он себя. Разбогатеть захотел быстро! Не получилось! Да еще сопротивлялся при аресте. Вспомнить страшно. Брр! Хорошо еще, что старик отец вовремя осознал опасность и бросил все силы на выручку из беды непутевого сына. Денег отдал тогда немало, а главное здоровье свое подорвал окончательно. Эх, старик! Был бы он жив, наверное, многих ошибок удалось бы избежать! Думы об ушедшем отце задели мужчину за живое. Впрочем, все, что господь не делает – все к лучшему! – успокоил он себя, по обыкновению.

Только вот – так ли было на самом деле? Тяжело пришлось, несомненно, это вспоминать легко. За одной напастью свалилась другая, а там еще и еще…. Что же тут хорошего, что судьба испытывает меня на прочность, не давая времени на передышку? Я ведь не железный, устал уже, сколько можно! А еще раньше, будучи директором охранного предприятия, от обвинений экономического характера отбивался! Скучать не приходилось! А каким законопослушным гражданином считался когда-то! В кого превратили, сволочи! Невеселые мысли вновь завладели его сознанием.

Тогда Евгений поднялся с кресла и, заложив руки за спину, медленно прошелся по комнате. Остановился у окна и посмотрел вдаль. С высоты двенадцатого этажа хорошо было видно город. Осень стояла на дворе! Дела! Дела как сажа бела! Дочь поступила в институт, учится, вроде, но…. Что так разволновался? – укорил он себя. Пока все в порядке, учится ведь, потихоньку. Помогло, немного успокоился. Пора подумать о перспективах.

Итак, перспективы. Какие? Туманные перспективы и весьма расплывчатые, — признался он себе. Несомненно, есть и достижения, да что с них толку! Еще бы! Десять лет занятий творчеством после ухода с поста директора не пропали даром. Но где результаты? Подумаешь, писатель! Да, есть уже и слава, к которой он когда-то так стремился, и каждая новая публикация ускоряет движение к цели. Да только вот, где она, эта цель и как долго до нее еще добираться? Выдержу ли такой темп работы, доживу ли? Тут он снова погрустнел, жалея себя любимого. Все сам, да сам! Здоровье!

Последний вопрос беспокоил Евгения не на шутку. Дочь ведь теперь под его присмотром! А тут еще появилась непонятная боль в правом боку, которая периодически напоминала о себе. Что это – начало неизлечимой болезни или просто издержки профессии писателя? Какая там профессия в таких условиях! – переполнявшие его эмоции хлынули через край. Призвание – да! Безработный писатель – вот кем ты сейчас являешься в глазах окружающих людей! – напомнил себе Евгений и растянулся в широкой улыбке. Нравилось ему улыбаться по поводу и без повода. Веселого впрочем, в его рассуждениях по-прежнему было мало.

Что с того, что пришла слава! Заботы, одни заботы! Полное безденежье, дочь на руках, которую мать выставила из своей квартиры в самый неподходящий для него момент. О дочери предстоит заботиться теперь на полном серьезе. Восемнадцать лет скоро девушке!

Как раз в эту минуту дочь заглянула в комнату. Папа, тебе срочное задание! – произнесла она, стоя в дверях. Какое задание? – откликнулся он с готовностью. Погладь мою блузку, через пять минут я убегаю! – попросила она на ходу, бросила блузку на кресло и, не дожидаясь ответа, упорхнула в свою комнату. Тоже вот, задание! Попробуй не выполнить! Достав утюг, Евгений принялся за мало освоенное дело. Но даже во время работы он не мог отвлечься. Мысли! Тревожные мысли цеплялись крепко. Оно и понятно. Бытие отражает сознание! Через пять минут с глажкой было покончено и дочь, схватив блузку, убежала, как обычно забыв поблагодарить заботливого папашу. Он слегка улыбнулся, но на этот раз мягко и тепло. Выросла наследница!

Оставшись один, он вернулся к своим мыслям. Заботы! Тогда, после камеры казалось, что самое трудное уже позади, что дальше ему будет намного легче. Не тут-то было! За одной напастью свалилась другая, а там еще и еще…. Тяжелая болезнь старика подтачивала и силы Евгения. Один он остался на поле боя. Состоятельный братец сразу же отошел в сторону, предав отца да и его, Евгения в придачу. Тяжело уходил старик, много сил отдал Евгений, поддерживая его, на лечение возил, пока старик мог передвигаться. Потом наступил дележ квартиры. Каких трудов стоило Евгению выкупить долю у братца – одному богу известно! Финансовые трудности начались сразу же после выкупа доли. Чтобы прокормиться, Евгений сдал в аренду комнату двум девушкам. Гадкие к слову оказались девушки! С того времени он уяснил, что заключать договор больше нельзя, ни к чему это собственнику.

Поначалу казалось терпимо, но вскоре в отвоеванную квартиру жена отправила их дочь, невзирая на то, что с деньгами у него был полный провал и что там проживали уже чужие девушки. Знала ведь, прекрасно об этом, но не смутилась ничуть! Наоборот, использовала момент.  Почему, так? Время прошло, девушки съехали. На радостях Евгений не торопился подыскивать новых жильцов, рассчитывал на случайные заработки. А денег как не было, так и нет. Сколько еще можно жить без денег! Одному-то еще туда-сюда, перебиться можно, а вот с дочерью труднее…. Ей-то каково приходится…. Девушка на выданье ведь, уже!

Неожиданный телефонный звонок прервал глубокие размышления. Это звонят из диспетчерской по поводу установки счетчиков на воду, — монотонно пробубнил женский голос. Не вдаваясь в объяснения Евгений, положил трубку. Вот гады, еще беспокоят по мелочам! Нет, не тех людей на счетчики ставите! – поморщился только. Достали уже своими услугами! А то, что в подвалах домов живут труженики узбеки и пользуются и водой и электричеством – это какие счетчики считают? Или не считают? Или считают, но по другим расчетам? Разные правила для разных людей?

Кстати вспомнились и те люди, которых, по его твердому убеждению следовало бы поставить “на счетчик”. О, времена, о, нравы! Непросто будет навести теперь порядок. Запущено все! Слишком хорошо они освоились, уверовали в свою безнаказанность. Евгений давно уяснил себе, что все свои проблемы он сможет решить лишь вкупе с проблемами общества. Как начнут бить воров, так и мне сразу полегчает, а пока эта сволочь с жиру бесится, не будет жизни, таким как я, честным труженикам. А чтобы ускорить процесс, мне и  следует вносить свою лепту в общее дело, невзирая на трудности. Не одному мне не по душе нынешние порядки. Не один я такой! Тут его даже передернуло. Может быть, так оно и было на самом деле. Только что это за вывод? Не поспешный ли? Что это — результат серьезного анализа или досужие рассуждения забытого богом обывателя? Ответ ему еще предстояло получить.

Не исключено, что было от чего ему волноваться. Почувствовалось брожение в обществе. Слабое пока еще, еле заметное, на уровне бытовых разговоров и пересудов, но в отличие от того что творилось раньше, стало похоже что нагревался весь котел. Долго ли еще ждать, когда закипит, забурлит варево? Что-то часто я стал задаваться общими вопросами! – отметил он про себя. Впрочем, писатель и должен озадачиваться глобальными вопросами, волнующими общество. На то он и писатель.

От глобальных проблем Евгений вновь вернулся к своим мелким бытовым заботам. Как продержаться? Писателю ведь надо много работать, чтобы поспевать за событиями! А когда работать, если мелочные заботы сковали движение по рукам и ногам? Денег бы кто подбросил! Где спонсоры? Читателей уже десятки тысяч, если не сотни и ни одного  благодетеля! Непорядок! Впрочем, и писателей и поэтов сейчас хватает. Работать надо больше, тогда поспеешь за событиями, — подбадривал он себя. Простой вывод, да вот, на практике…. Работать, как та девочка! Это ему припомнилась юная танцовщица. На картинку он наткнулся случайно в интернете и досмотрел запись до конца. Девчонка по имени Яна так лихо отбивала степ, опережая даже мелодию чардаша, что Евгений сразу стал ее поклонником, а ее мастерство взял на карандаш. Вот как надо работать! Так с кондачка не сплясать! Работа!

Работы у него действительно хватало. Писательских забот накопилось – не сосчитать, только и успевай поворачиваться. Только переписка с редакторами чего стоила! Уже пятьдесят русскоязычных журналов по всему миру уже публиковали его произведения, да еще со столькими же журналами Евгений обменивался регулярными посланиями, рассчитывая рано или поздно попасть на их страницы. Но все это казалось скорее развлечением, чем работой, хотя и занимало немало времени. А ведь, еще нужно подготовить сам предмет для разговора – повести, романы и рассказы, должны быть написаны, напечатаны, отредактированы, разосланы по редакциям. Потом, отредактированы снова. Где взять силы? И без бытовых забот трудное дело, а уж, с заботами…. И как я только успеваю поворачиваться! – скромно вопрошал он самого себя. Этот ответ, впрочем, был ему известен.

А, тут еще жена! Правильнее сказать, теперь уже бывшая жена, Лена. Осознание этого факта беспокоило Евгения гораздо больше других сторон его жизни. Как же так, бывшая жена? – задавался он вопросом. Двадцать лет прожили вместе, делили и радости и невзгоды, как могли, поддерживали друг друга всю дорогу. И вот – на тебе! Где же я ошибся, почему допустил такое развитие событий? Эта мысль занозой сидела в его душе, беспокоила при резком движении, так просто боль не уже отпускала. Почему так получилось? Подросший пасынок, мальчик Ромка захотел жить в отдельной квартире? Не мальчик, конечно, а балбес двадцати пяти лет. Ни работать, ни брать кредит на покупку жилья сын жены не собирался. Зачем? Можно ведь прожить и так. Можно поменять замок в двери и спрятаться за спину мамочки с криками – мама, бабушка! А мамочка и сказала Евгению – хватит обижать моего сына, не приходи больше! И дочь свою забирай!  Красота! Ну и, теща сволочь, конечно, поддержала начинание. Выходит, что и здесь задолжал крупно, тоже предстоит еще рассчитаться! Как только, когда? Да и хватит ли сил объяснить паскудному пасынку, что тот был неправ? А Лена-то что себе думает! Эх, разве плохо мы жили? И так забот полон рот, а тут еще это…. Но, как говорится — сердцу не прикажешь!

Вспоминая былое, Евгений испытывал неподдельную тоску. Ведь эту женщину он когда-то любил, любил по-настоящему сильно. Однако тоска тоской, но мужчина понимал, что возврата к прошлому уже не будет, их паровоз ушел, уехал навсегда, остался только белый дым, да и тот скоро развеется без остатка. Горевать дальше нет смысла, надо найти в себе силы двигаться вперед и на этом направлении. Не много ли забот для одного человека?  


опубликовано: 27 марта 2016г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *