ЛХАКАРЧУН (часть 1)

Дин Сухов

 

Он пришел ко мне ночью, в тот момент, когда я беззаботно купался в океане своих ночных иллюзий. Демон грубо схватил меня за волосы и выволок на золотой песок, усыпанный высохшими нитями водорослей и хрупкими панцирями глубоководных моллюсков. Пытаясь вырваться из железных тисков черного Дингира, я громко застонал от страха и боли.

-Как ты мог позабыть обо мне Стэн? Это совсем не делает тебе чести, юноша! Неужели ты так  еще и не понял, с кем имеешь дело? – Низко наклонившись надо мной, черный демон заслонил собой небо. Он был темен, велик и ужасен в этом моем новом кошмарном сне и совсем не напоминал того тщедушного карлика плоть которого я недавно поедал.

-Господин Дин-Дингир это вы?! – Все что мог, ответил я могущественному демону.

-Не пытайся сделать из меня дурака, Стэн! Ты прекрасно знаешь, кто я и что я. – Сильно хлестнул меня мокрой ладонью по щеке Дингир.

-Да-да, вы мой господин и я это помню! – Заикаясь от непреодолимого страха, выдавил я.

-Не только твой господин, но и твой брат! Или ты забыл как ел мое сердце и пил мою кровь, Стэн? Я спас тебя от горькой участи стать сыном бедного торговца рыбой из Комаягуэла и ты согласился мне помочь перейти в твой мир. Я все сделал, как ты просил Стэн. Теперь очередь за тобой. Теперь ты должен помочь обрести мне новую плоть. – Опустившись подле меня на песок, примирительно произнес черный демон.

-Но ты, же и так часть меня. Как я могу отделить тебя от своего тела? – Стараясь не смотреть в ужасное лицо Дингира, испуганно пролепетал я.

-Ты прав: я часть тебя, и всегда буду связан с тобой одним целым. Но это не помешает мне жить в своем собственном теле. Или ты полагаешь, что должен один наслаждаться красотами своего мира, позабыв о своем новом друге?- Ехидно хохотнул черный демон, привлекая меня за шею к себе.

-Н-нет, конечно, я так не думаю! Что я должен сделать господин Дингир, чтобы вы обрели новую плоть? – Собравшись с духом, выпалил я.

-Вот это другое дело Стэн, совсем другое дело! – На мое плечо опустилась тяжелая холодная рука демона.- Во-первых, больше никогда не забывай о том, что я тебе буду говорить. Только от твоей покорности и внимательности будет зависеть не только твоя собственная судьба, но и судьба твоих самых близких людей. Хотя, сейчас у тебя нет никого ближе, чем я. Может, ты пока и не совсем это понимаешь, но это так, Стэн.

-Но причем здесь мои родственники, мы ведь договаривались только с вами, господин Дингир? – Зябко повел я плечами, чувствуя, как ледяной холод охватывает меня с головы до ног.

-Притом, Стэн, притом же что и ты! Все мы теперь связаны одной веревочкой и только от тебя будет зависеть насколько будет, крепка эта веревочка. Шутки закончились юноша. За все в жизни нужно платить Стэн!

-Я думал, что люди отвечают за свои черные поступки и платят такие долги только в Аду.

-Ты уже в Аду юноша! В самой его Бездне, ха-ха! – Запрокинув назад голову, громогласно рассмеялся черный демон.

-Нет, я не в Аду! Это мой очередной кошмар и только! – Выскользнув из рук Дингира, я вскочил на ноги и бросился в спасительную волну океана бессознательного.

Но бежать во сне и тем более в кошмарном сне оказалось занятием бесполезным, а в моем нелегком положении крайне опасным. Без труда настигнув меня, Дингир вырвал мое тело из скользких объятий волн и поднял за шею вверх.

-Ты что сдохнуть хочешь щенок?! Как ты смеешь обманывать меня? Неужели ты не понимаешь, что мне ничего не стоит сломать тебе шею и уже утром твой бездыханный труп найдет в постели твой отец? Или тебе совсем не жалко твоего отца, придурок? – Гневно рыча, плеснул мне в лицо зеленой ядовитой слюной черный Дингир.

-Я испугался, очень испугался, гос-господин Дингир. – Хрипя от удушья, выдавил я через силу.

-А мне кажется, что ты лжешь мне! Ведь если бы ты на самом деле серьезно боялся меня, то никогда бы, слышишь, никогда бы не решился на такую глупость!

Демон швырнул меня песок и, повернувшись ко мне спиной, о чем-то задумался. И пока он думал, я внутренне прощался со своей жизнью. Такого поступка он бы никогда не простил мне. Зло не бывает снисходительным. Оно не имеет человеческих чувств и руководствуется только скотскими законами природы. И как не пытается человек подчинить себе эти самые законы, они неизбежно оказываются сильнее его. В этом сне черный Дингир был для меня олицетворением самой природы: черным судьей, безжалостно решавшим мою жалкую судьбу. Он был сильнее и умнее меня, и не было никакого шанса переубедить его и заставить играть по своим правилам. И я понимал, что если он даже и пощадит меня, то его милость будет страшнее и циничнее чем сама смерть. Так оно и произошло. Черный демон сменил гнев на милость, и кривая мерзкая улыбка на его лице свидетельствовала именно об этом. Значит, я все-таки еще был нужен Дингиру, если он сразу не убил меня.

-…Хорошо, Стэн, я еще раз постараюсь поверить тебе. Но, но ты заплатишь за свою легкомысленную ошибку. Да, ты заплатишь за свой бездумный порыв и заплатишь сегодня.  Впредь тебе будет уроком как правильно себя вести в моем обществе. Ведь предавая меня — ты предаешь и себя, не забывай об этом, прошу тебя!

-Кто ответит за мою ошибку, господин Дингир? – Понурившись, вопросил я.

-Твой отец, за твою ошибку ответит твой родной отец, Стэн! – Выпятив вперед мощную грудь, взревел Дингир.

-Нет, нет только не отец, господин Дингир, только не мой отец! Ведь он и так тяжело болен. – Умоляюще протянув руки к черному демону, жалобно взмолился я.

-Ну, если не твой отец, то пусть тогда за тебя ответит твоя возлюбленная Ева. – Пытливо посмотрел мне в глаза Дингир.

-Нет, только не Ева, господин Дингир!!! – Отчаянным голосом закричал я, бросаясь в ноги своему мучителю.

-Ха-ха-ха, ну тогда отец, решено! …Так, все хватит этих сентиментальных отступлений, теперь вернемся к тому, с чего начали. – Дингир приподнял мой подбородок указательным пальцем и пронзил меня строгим взглядом. – Ты сегодня же должен вылепить мою новую плоть. Ты слышишь, Стэн сегодня же! И не заставляй меня делать тебе больно. Ты сам отворачиваешься от меня, твоего кровного брата, что может неизбежно привести тебя к трагическому финалу. Запоминай: вечером ты проникнешь в старый бенедиктинский монастырь и найдешь там комнату с алтарем. Ты умный юноша и не мне тебе объяснять, что такое алтарь! Так вот, под алтарем находится тайник. Он закрыт куском гранита. Подними кусок гранита и извлеки из тайника запечатанный глиняный сосуд и холщовый мешочек с землей. Эта земля с могил моих семидесяти двух братьев, погибших мученической смертью. После, дождавшись полуночи, смешай священную землю с водой из сосуда и замеси крутой раствор. Затем ты должен вылепить мой образ из этого раствора и в завершении смазать его своей кровью. И не забывай, что в твоих венах течет не только твоя, но и моя собственная кровь. Поэтому не жалей ее: вскрой себе вену и сцеживай кровь пока в мой образ не вселится жизнь. И самое главное, ничего не бойся и делай, так как я тебя прошу. Помни, все, что ты теперь будешь делать, послужит в будущем нашему общему благополучию. И если все пойдет, так как я задумал, то скоро мы обретем такую власть и могущество, что ты будешь благодарить и славить мое имя всю свою жизнь, а жить ты сможешь вечно!

-Я все сделаю, как вы меня просите, господин Дингир. Но как же мои близкие: вы не причините им вреда? – Осторожно спросил я, надеясь на отсрочку приговора для своего больного отца.

-Все теперь зависит только от тебя Стэн, только от твоего полного послушания и благоразумия. Ты меня понял, Стэн, ты меня понял?! – Гипнотизируя меня ледяным жестоким взглядом, наставительно произнес черный Дингир.

Мрачный образ демона вдруг стал таять в воздухе подобно утреннему туману, разрываемого на клочки когтями свежего ветра. Спустя несколько мгновений черный Дингир полностью исчез,  оставив после себя только глубокие следы в золотом песке. Ошарашено осмотревшись по сторонам, я сделал робкую попытку встать на ноги. Но они меня совсем не слушались. Тогда я припал грудью к пахнущему йодом горячему песку и быстро пополз к спасительной воде. Морская волна, окаймленная грязно-белой пеной, упруго ударила мне в лицо и, мягко взяв за руки, повлекла за собой в глубокую бездну сна.

—————————————————————-

…Утром я был разбужен сильным шумом, доносившимся из коридора. Вскочив с кровати, я распахнул дверь спальни и столкнулся нос к носу с Сарой.

-Молодой господин у вашего отца снова случился сильный приступ! – Всплеснув руками, со слезами в голосе вскрикнула она.

-Как, не может быть? Вчера весь вечер он веселился, шутил от всей души, и ничто в его поведении не говорило о том, что ему может быть плохо. – Испуганно пролепетал я, чувствуя, как холодный пот выступает на моем лбу.

Черный Дингир сдержал свое слово. Все свое недовольство и гнев он решил, как и обещал, выместить на моем бедном отце. Получалось, что только я  был ответе за страдания, причиненные моему отцу всесильным демоном. И что только по моему малодушию и наивной трусости  мой родной отец может лишиться жизни.

-Вам плохо, молодой господин? – Донесся до меня далекий голос старой служанки отца.

Вынырнув из плотного тумана отчаяния, я вяло бросил в ответ:

-Нет, Сара, со мной пока все нормально. Где Агни? Ты вызвала доктора, Сара?

-Доктор Кристиан только что приехал. Он осматривает твоего отца.– Услушал я голос Агни де Бусьон. Она вышла из спальни  отца,  дверь, которой находилась напротив моей спальни.

-Агни, как все это произошло? – Порывисто бросился я к встревоженной художнице.

Дрожащей рукой, поправляя на голове всколоченные волосы, Агни посмотрела на меня грустными заплаканными глазами:

-Это случилось около получаса назад. Я уже не спала и собиралась вставать, как твой отец неожиданно захрипел и забился в конвульсиях. Это было похоже на то, как если бы его душил кто-то невидимый. …

-Душил кто-то невидимый! Мне нужно немедленно увидеть отца. – Весь похолодел я внутри и машинально схватил Агни за хрупкие пальцы.

-Доктор попросил пока его не тревожить. Стэн, Стэн отпустите меня немедленно. Мне же больно, неужели вы не видите?! – Отстранившись от меня, запричитала французская дива.

-Ах, да, да, простите меня мадам! Но, прошу вас, продолжайте! – Отпустив тонкие холеные пальцы любовницы отца, смущенно попросил я.

-Дрюон стал очень бледным, а на его лбу выступил холодный пот. Я схватила с тумбочки пузырек с нитроглицерином и попыталась разжать его зубы, чтобы положить ему таблетку под язык. Мне это удалось не сразу. После я сразу же позвонила лечащему доктору Дрюона. Первый приступ тоже произошел в моем присутствие, но в тот раз мне не было так страшно, так как я еще не знала что это. Теперь же я понимаю насколько это все серьезно. Твоему отцу Стэн предстоит серьезное лечение и как мне кажется, отныне ему нужно забыть о многих радостях этой жизни. – Судорожно провела рукой по лицу Агни, и устало привалилась к стене.

-Может, пока доктор занят, вы позавтракаете? – Робко предложила Сара, в растерянности глядя мне в глаза.

-Да какой уж тут завтрак, Сара! – Понуро произнес я, пытаясь унять собственное сердцебиение. Я чувствовал себя убийцей, которого застали на месте преступления. Только теперь до меня дошла вся опасность намерений моего призрачного мучителя из снов. Фантастический кошмарный сон превратился во вполне осязаемую кошмарную реальность, бежать из которой было намного труднее, чем из пут неприятного сна.

—————————————————————-

Черный Дингир нашел мое самое слабое место и решил действовать наверняка. Теперь я был в его полной власти, а власть его, как я уже понял, была поистине безмерной.

-Если мы будем здесь стоять и киснуть от горя и печали, то твоему отцу не станет от этого легче, Стэн. Доктор Кристиан хороший специалист и я просто уверена, что все будет в полном порядке. А пока, я предлагаю спуститься в столовую и выпить по чашечке горячего кофе. – Вымученной улыбкой попыталась разрядить гнетущую атмосферу Агни.

-Пожалуй, вы правы, Агни. Я тоже верю, что все будет хорошо. – Улыбнувшись ей в ответ, произнес я, пряча за своей наигранной оптимистичностью тяжелый душевный испуг.

…Ожидание доктора показалось мне томительными годами ожидания приговора в камере предварительного заключения. Вяло помешивая ложечкой в кофейной чашке, я тупо смотрел перед собой, пытаясь прийти в себя. Спутанные мысли, словно перепуганные крысы, метались по трюму моего тонущего корабля, и их мерзкий визг возвещал перигей их скорой смерти. На стенах, украшенных панелями золотистого дерева, мерно стучали часы, отмеряя секунды до начала Апокалипсиса моего персонального мира. Каждый их удар был каплей чистой крови, бегущей из вен жизни моей души. Остывающее кофе в моей чашке напоминало мне Тьму, окутавшую мой разум и лишившую меня воли. Свиваясь плотными кольцами в бесконечную спираль, она сгущалась вокруг меня, окутывая непроницаемым мраком и слепотой.

Первой общее молчание нарушила Агни, неподвижно сидевшая до этого на высоком стуле напротив меня. Ее тонкий печальный силуэт подчеркивал всю трагичность ситуации, в которой мы сейчас оказались. Грациозно надломившись в мою сторону, она со страданием посмотрела на меня своими прекрасными изумрудно-зелеными глазами:

-Стэн не мучай себя так. Все обойдется, вот увидишь.

-Не обойдется Агни, не обойдется. Теперь никогда не будет, так как было прежде. – Не глядя на художницу, обреченно обронил я.

-Почему так пессимистично, Стэн?! Это так не похоже на тебя. – Недоуменно воскликнула Агни и, достав из пачки тонкую сигарету, нервно закурила.

Я исподлобья посмотрел на нее. Тихо всхлипывая, Агни роняла прозрачные слезы в кофейную чашку. Ее тонкие пальцы мелко тряслись, и сигарета то и дело выскальзывала из ее рук, осыпая пеплом ее розовый шелковый халатик. Мне стало жалко ее. Зачем я сказал ей это? Какое я имею право переваливать свои личные проблемы на хрупкие плечи этой пусть и далеко не беззащитной, но все же женщины? Какая ее вина в том, что я предал свою душу и подставил под тяжелый удар своего родного отца? Она была ни в чем не виновата в том, что любила моего отца. И, по-видимому, Агни любила его больше, чем любил его кто-либо на этом свете. Себя я не включал в это число. Разве можно было назвать любовью к отцу мое личное отношение, проявляемое в течение минувших десяти лет? Конечно же, нет!

Я был молодым эгоистом, возомнившим с некоторых пор, что весь мир вертится только вокруг меня. Я играл со своей жизнью, не воспринимая всерьез всего того, что происходило вокруг меня. Я населил свой мир эфемерными эгрегорами и придал им слишком большое значение, вдохнув в них некий смысл. В моем мире жили только те персонажи, которые лишь мне доставляли полное удовлетворение и защищали меня от той скуки, в которой, по-моему, пребывало, большинство  моих знакомых. И тот факт, что именно я попался на удочку демона Дингира, говорил как раз о той внутренней изоляции, на которую я сам обрек свой собственный мир. Мир, наполненный мифами и сказками. Мир, сокрытый от взгляда постороннего чужака, а такими чужаками в моем мире были все, кто хоть раз пытались проникнуть за его границы.

Вчера Стэн был закрытой шкатулкой, заполненной диковинными сказочными секретами. Сегодня Стэн превратился в «ящик Пандоры» переполненный кровожадными чудовищами пришедшими из самой Бездны. И если сам Стэн не желал выпускать их наружу в реальный мир, то сами чудовища очень даже хотели поохотиться в новых неосвоенных ими угодьях, в которых обитали невинные души праведников и черные как смоль бездушные плоти грешников.

Еще вчера Стэн думал, что он единоличный хозяин собственной жизни и властелин собственного мира, от воли которого зависело благополучие всего, что его окружало.

Но уже сегодня Стэн понял, что он всего лишь мелкая пешка в мировой космогонии, от воли которой не может зависеть не только благополучие окружающих, но и его собственная жалкая жизнь.

Его хрупкий мир, населенный вымышленными и мифическими персонажами становился все призрачнее и смешнее с каждой минутой. Она —  его «фантастическая армия непобедимых» постыдно бежала с поля боя, бросив на произвол судьбы своего напыщенного самоуверенного предводителя.

И тем все более угрожающей становилась ситуация для него и его близких в реальном, не вымышленном мире. В живом мире, который подвергся серьезной опасности, рожденной в не менее живом бездонном океане бессознательного.

За всем этим стоял Стэн – голый наивный король, вовремя не заметивший коварства и зла своих жестоких подданных-мыслей.

За всем этим стоял Стэн — наивный идеалист и  жертва своих невинных фантазий, принявших облик глубоководных чудовищ из кошмарных снов.

Из невеселых мистических размышлений меня вывел голос доктора Кристиана:

-Молодой человек с вами все в порядке?

-Да, да, конечно, не беспокойтесь сэр! – Вздрогнув от неожиданности, отозвался я.

-Что с Дрюоном дорогой доктор? – Нетерпеливо воскликнула Агни, заламывая на груди тонкие руки.

Доктор, нахмурив белесые брови, долгим внимательным взором посмотрел на страдающую французскую диву и наконец, произнес:

-Угостите меня кофе, пожалуйста.

Сара заботливо поднесла доктору чашку горячего Arcaffe Gorgona и бесшумно вышла из столовой. С наслаждением сделав крупный глоток, доктор Кристиан весело блеснул глазами и ободряюще улыбнулся Агни:

-Мадам вы заставляете меня сейчас волноваться больше, чем я волновался за жизнь сэра Дрюона!

-Отчего же сэр Кристиан? – Непонимающе уставилась Агни на улыбающегося доктора.

-То, что произошло с сэром Дрюоном, настоящие пустяки по сравнению  с той бурей, которая бушует в вашей душе. Не изводите так свое бедное сердечко ведь все уже в порядке! – Почесав короткими толстыми пальцами густую белую бороду, воскликнул доктор Кристиан.

-Ну, слава богу! – Шумно выдохнул я, откидываясь на высокую спинку стула.

-Все в порядке и нам уже можно навестить сэра Дрюона, дорогой доктор?! – Сквозь слезы радости, тихо пролепетала Агни.

-А вот это пока увольте! Больному нужен покой и только покой. По крайней мере, пока я не вернусь. – Доктор озабоченно посмотрел на свои золотые часы и продолжил. –           Инфаркт миокарда это вам не шутки! Сэр Дрюон, как только ему стало немного легче, сразу же стал пренебрегать моими рекомендациями по лечению. В прошлый раз я настоял на его госпитализации, но известное упрямство сэра Дрюона взяло вверх над благоразумием, что естественным образом  привело к печальному исходу. При таком образе жизни, который вел больной, рано или поздно прогрессирующий атеросклероз венечных артерий приведет к обширному инфаркту. Вы понимаете меня, мадам Агни?

-Конечно, конечно доктор, я прекрасно понимаю, о чем вы говорите. – Подавленным голосом отозвалась Агни, смущенно поправляя на себе короткий халатик. В общей суматохе и беспокойстве за здоровье сэра Дрюона, она совсем забыла переодеться.

-Отлично, что вы меня понимаете. …Хм, как хочется курить! – Хлопнул себя по карманам серого пиджака доктор, вспоминая, куда засунул свои сигареты.

-Я принесу вам сигары отца, доктор! – Срываясь с места, крикнул я.

-Не нужно так беспокоиться молодой человек. Не стоит, в самом деле. – Удержал меня за руку доктор Кристиан и усадил на свое место. – Я скоро пойду и покурю на свежем воздухе. Так вот, начнем с сигар вашего отца, молодой человек. Отныне никаких сигар! Кроме этого никаких возлияний вин. Пусть это будут даже самые лучшие и дорогие французские вина. Не знаю ни одного случая, когда чрезмерное употребление красного вина излечило хотя бы одно больное сердце и это факт. Хотя вы можете и не согласиться с этим, но это уже ваше собственное дело. Отныне не только больной должен выполнять все мои предписания по лечению, но и вы, его самые близкие люди. Ваша активная поддержка и влияние просто необходимы сэру Дрюону, если он вам дорог. Хорошей профилактикой послужит употребление свежих фруктов: авокадо, арбузов, винограда, а также свежевыжатых соков. С прогулками на чистом воздухе, я думаю, проблем не будет. И старайтесь поменьше волновать больного. Старайтесь не затрагивать темы, которые  могли бы нарушить его душевное равновесие. Вот так-то!

-Когда можно будет навестить отца, доктор Кристиан? – С надеждой посмотрел я на бородатого великана.

-Я вернусь в пять вечера, а после решим. Ну, а пока я сделал укол морфина сэру Дрюону и теперь он должен немного поспать. После, когда ему станет легче, его непременно нужно отправить в Magnet hospital и сделать электрокардиограмму. Меня беспокоит периодичность приступов больного. М-да, ну, мне пора! Если что звоните мне на домашний номер. У меня сегодня прием двух пожилых дам и кое-какая бумажная работа, поэтому я неотлучно буду находиться дома. – Доктор встал со стула и протянул мне широкую ладонь.

-Доктор Кристиан, вы говорите, что если что-то случится до вашего прихода, то звоните. А как мы это узнаем, если вы не разрешаете нам навещать отца? – Пожимая мясистую ладонь доктора, озабоченно спросил я.

-В самом деле, да, вы можете навещать сэра Дрюона, но ни в коем случае, слышите меня, ни в коем случае не беспокойте его по пустякам! Хорошо? Я не прощаюсь с вами. – Доктор почтительно кивнул головой Агни и вышел из столовой.

-Конечно доктор. Мы будем ждать вашего прихода. – Облегченно вздохнула Агни, провожая потеплевшим взглядом уходящего великана.

…После обеда нас навестил помощник управляющего отеля отца Яков Филлипсон. Он не стал долго задерживаться у нас и, справившись о здоровье больного, сразу же уехал. Сэр Филлипсон был хорошим помощником управляющего, и он не хотел, чтобы ухудшение здоровья его патрона также отразилось и на его бизнесе.

Утром я позвонил Еве и рассказал ей о случившемся. Она тут же изъявила желание приехать к нам домой, чтобы морально поддержать меня и Агни. Но я успокоил ее и попросил не беспокоиться по данному поводу. Кроме этого я решил перенести нашу с ней встречу на завтра, о чем ей сказал с тяжелым сердцем. Наши отношения с Евой сейчас находись в той фазе, когда влюбленные  с трудом переносят любую разлуку. И если бы на то была моя воля, то я бы первым побежал сейчас к ней. Моя душа трепетала и истекала кровью от тоски по любимой девушке, но разумом я понимал, что до тех пор, пока я не выполню то, что обещал ночью черному Дингиру, я не вправе приближаться к ней. Кто знал, на что еще был способен этот кровожадный мерзкий ублюдок? И если бы вдруг что-нибудь произошло еще и с Евой, для меня бы это стало непереносимым ударом. Я был виноват в беде, случившейся с отцом и, думая об этом,  чувствовал, как схожу с ума. Нужно было что-то делать и делать немедленно! И если черный Дингир настаивает на том, чтобы я вытащил его «с того света», я это сделаю, а после буду думать как уничтожить его на своей территории. Все-таки здесь пока не инферно и воля человека имеет здесь большее значение и силу, чем в тонком мире.

Мысленно я настраивался на борьбу со Злом, заигрывая с которым позволил ему поставить себя в незавидное положение. В то же время страх и отчаяние душили меня, превращая в низкое малодушное животное. Но переживания и опасения за жизнь дорогих мне людей все же понемногу пересиливали во мне страх и я, сцепив зубы, с нетерпением и трепетом ждал наступления ночи. Ждал и надеялся, что может все еще обойдется, и мне не нужно будет убивать животное, которое шевелилось внутри меня. Надежда умирает последней, но и она не дает право закрывать глаза на действительность, порожденную нашими необдуманными поступками и деяниями. Надеяться должен тот,  кто имеет право на эту надежду. Я же этого права не имел, по причине своего глупого невежества и кому как не мне было об этом знать лучше всех.


опубликовано: 14 августа 2011г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *