ЛХАКАРЧУН (часть 1)

Дин Сухов

 

-Да, что особо рассказывать. Я из Лондона из семьи рабочих. Учебу бросил рано и сразу пошел работать в лондонский порт. Особых увлечений у меня никогда не было. Так, кроме работы, тусовался со своими одноклассниками. Играли в футбол, дрались с «узкоглазыми» и арабами, терпеть их не могу. Естественно квасили немилосердно в местных пабах с девками легкого поведения. Кстати, я большой фанат стретфордских «Манчестер Юнайтед». Болел как-то за них на одном из матчей в семьдесят пятом. Они как раз тогда по итогам сезона 74/75 в Первой дивизион вернулись. Помню, побили мы там одну борзую братву, так мне в той драке  передний зуб один сучонок выставил. – «Панцер» наглядно продемонстрировал всем новый зуб, отсвечивающий стальным блеском. – Вот, пришлось новый вставлять. Здесь я уже год. Работаю грузчиком в порту. Мне нравится: красиво здесь, воздух, пляж. Да и самое главное, «узкоглазых» и арабов почти нет. Одним словом культура! Думаю, если бы я остался в Лондоне, то меня бы уже давно посадили или прирезали враги.

— У  тебя так много врагов «Панцер»?

— Да есть немного, хе-хе. – «Панцер» извлек из кармана джинсов пачку «Dunhill Fine Cut blue» и закурил. –  Советовался тут на днях с Тибетцем: может мне пойти в армию? К примеру, в САС,  а почему бы и нет? Там нужны такие крутые парни как я. Как ты думаешь, а, Стэн?

-Решай сам, я тебе не советчик. Хотя, я тоже слышал, что САС это круто. … «Панцер», могу я тебя попросить не дышать на меня. Извини, просто не выношу запаха табака. –  Отгоняя от себя  клубы  сигаретного дыма, поморщился я.

-А как насчет «волшебного дымка», а чувак?! – Раздался над моим ухом смешливый высокий голос.

Я обернулся и увидел долговязого чернокожего парня с густой копной афрокос на голове. Его смеющиеся слегка на выкате глаза бесцеремонно заглядывали прямо мне в душу. В это мгновение у меня появилось такое ощущение, как будто кто-то шумный и непоседливый забрался ко мне внутрь и громким голосом пытается меня разбудить. Я сразу понял, что этот странный парень далеко не такой как все. От него веяло такой чистой энергией и не лицемерной доброжелательностью, что я сразу же проникся к нему симпатией.

-Я Маркус, а ты, наверное, Стэн, я угадал, чувак? – По — дружески хлопнул меня по плечу Маркус и, подтянув стул от соседнего стола, шумно плюхнулся в него. – Так, народ, я сегодня спел все, что хотел. Пора и честь знать!

—————————————————————-

В  «Nuclear sub» мы пробыли до самого закрытия, а после Маркус предложил нам прогуляться до заброшенного бенедектинского монастыря и покурить там «забойного волшебного дымка» для крепкого сна. Оказаться на чистом воздухе после душного помещения паба, для меня показалось верхом блаженство. На улице уже вечерело и на лазурном покрывале неба выступили первые точки далеких звезд. Багровый диск солнца, достойно выдержав суточное искушение манящей прохладой океана, теперь медленно погружался своими округлыми боками в темнеющую бездну. Там в глубине небесное светило найдет уютную колыбель и, забывшись глубоким сном, будет нежиться в ней до самого утра.

Останки древнего монастыря мирно покоились на вершине одной из скал, опоясывающих бухту. Ориентиром для нас был каменный мол, начинающийся от основания самой высокой скалы, и заканчивающийся полутораметровым возвышением, увенчаным сверкающим сигнальным огнем, что служил ориентиром для кораблей. Поднявшись вверх по старой каменной лестнице, мы очутились на широкой прямоугольной площадке, поросшей редкой травой и кустарником. Две трети ее занимали руины монастыря, спрятанные за полуразрушенной кладкой забора.

— Мрачноватое место! Никогда здесь раньше не был, если честно. – Слегка присвистнул я, опасливо разглядывая  бесформенную тушу монастыря, зловещей тенью возвышающуюся над нами.

-Совершенно согласна с тобой Стэн: место и вправду немного брутальное. – Взяв меня под локоть, дрожащим голосом прошептала Ева.

-А мне здесь нравится. Не знаю почему, но мне это место напоминает мой родной кингстонский  район Тренчтаун. Там тоже всяких развалин хватает. – С ностальгией в голосе, выдохнул Маркус и извлек из кармана тугой целофановый пакет.

-Ты с самой Ямайки Маркус? – Обратив внимание на обьем пакета, спросил я.

-Да чувак! Я родился на Ямайке в Кингстоне. Именно в том районе, где родился и великий Боб Марли и я этим очень горжусь, в натуре. – С гордостью посмотрев на меня, ответил Маркус.

-Короче, мы зачем сюда приперлись: чтобы вспоминать о твоем вонючем Дрочтауне или курить «дурь»? – Нетерпеливо посапывая, рыкнул на Маркуса «Панцер».

-Обожди немного старичок. Скоро, уже скоро начнется наше долгожданное путешествие в страну бога Джа. — Ободряюще засмеялся Маркус. – Кто что предпочитает, чуваки и чувихи: есть первоклассный «шарас» и улетный «киф».

-Конечно «шарас»,  не трави ты нам душу, панджаби! – Воскликнул Тибетец, обнимая за плечи Маркуса и «Панцера». — Ты как, Стэн, с нами?

-Еще бы, куда я от вас. – Положительно кивнул я головой.

-Ты как, Ева, будешь? – Тибетец перевел взгляд на девушку.

-А ты еще сомневаешься, Тибетец? – Притворно обиженным голосом, отозвалась Ева.

-Тогда поехали ребята! Держитесь крепче на поворотах! – Маркус передал каждому по туго набитой папиросе и первым «взорвал» свою «торпеду». Все остальные тут же последовали его примеру.

-А-а-а, хорошо-о-о, продрало до самой задницы! – С наслаждением выдохнул ароматный дым музыкант. — Чуваки, а вы знаете, что мы курим?

-Знаем, самую класную «дурь» на свете: бханг, в натуре! – Чертыхаясь в складках «волшебного» тумана, прогудел «Панцер».

-Ни фига вы не знаете! Вчера с Луны на Землю вернулся советский космический спутник «Луна 24». Но вернулся он не пустой. …- Провел Маркус пальцем по звездному небу.

-Ну и что за подарок привез этот спустник «советам» с Луны, уж не розового ли Лунтика? – Пьяно хохотнул «Панцер», сильно шатаясь на ногах.

-Не угадал, чувачок. Он привез с Луны пробы грунта, взятые с глубины двух метров, так — то. – Понизив голос до шепота, ответил Маркус.

Я сразу «прорубил» что будет какой-то прикол и потому, заранее придерживая ладонью живот, приготовился к веселому сумасшествию.

-А причем здесь «дурь» которую мы курим, старик? – Делая глубокую затяжку, просипел Тибетец.

-А притом, что на глубине двух метров местный абориген Лунтик припрятал серебристый пакетик, набитый классным лунным Cannabis. Но ему не суждено было его покурить, потому что его выкопал советский луноход и привез на Землю. – Продолжал рассказывать Маркус медленным голосом.

-Так ты что, спер что ли его у самих «советов»? – Ошарашенно произнес «Панцер» и, не удержавшись на ватных ногах, бухнулся спиной на землю.

-Какой ты догадливый «Панцер»! Да, именно эту траву мы сейчас и курим чуваки. Это самый настоящий лунный Cannabis! – Торжественно возвестил Маркус, воздев руки к небу. – О великий бог Джа, я уже на пути к тебе.

-Спасибо тебе Лунтик! – Отозвался снизу «обдолбленный» «Панцер».

-Большое спасибо тебе Лунтик! – Задыхаясь от приступов гомерического смеха, наперебой закричали мы с Евой.

Тибетец же, не особо проникшись шуткой Маркуса, сел на край каменной площадки и о чем-то глубоко задумался. Отойдя немного от смеха я, шатаясь, подошел к Тибетцу и сел рядом.

-Ты что грузишься Тибетец? Тебя хоть немного вставило? – Толкнув его плечом, осторожно спросил я.

-Да, Стэн, так вставило, что я неожиданно почувствовал себя птицей. – Сосредоточенно глядя вниз на сверкающий сотнями огней, порт, отозвался Тибетец.

-Маркус тоже сейчас куда-то летит. К какому-то богу Джа или что-то типа этого. – Оглядываясь, я с глуповатой улыбкой на лице наблюдал за танцующим по площадке ямайским rude boy. Ева, также пребывающая в глубоком трансе, пыталась подражать бессистемным движениям Маркуса. Она громко смеялась, и казалось, была очень счастлива.

-Эфиопский бог Джа это прототип христианского Иисуса Христа. Ямайцы верят, что когда они искупят все свои грехи перед ним, он вернется за ними и уведет их из современного Вавилона в Рай. А земной Рай по их представлениям находится именно  в Эфиопии. – Прочитал мне короткую лекцию о боге Маркуса, Тибетец.

-Не знал, что Иисус был чернокожим? —  С легкой иронией в голосе, заметил я.

-Да ну их всех на фиг! Каждая жаба хвалит свое болото. Бог един для всех на Земле. И нет никакой разницы: черный ты или белый. – Фыркнул Тибетец, зябко поводя широкими плечами.

-Хотел тебя спросить Тибетец…

-А ты любопытный Стэн! – Сверкнув глазами, усмехнулся Тибетец. – Я редко откровеничаю с малознакомыми людьми, но ты мне нравишься, Стэн. Так уж и быть, валяй, спрашивай, я сегодня добрый.

-Спасибо за доверие. … Сегодня в обед я заметил на твоей руке странную татуировку. Она что-то означает?

-Хм, хороший вопрос! Это главная мантра Ченрази «Слава драгоценности лотоса». Она гласит: Ом Мани Падме Хум.

-И кто такой этот Ченрази?

— Авалокитешвара-великий и сострадательный Повелитель, зрящий зоркими глазами. – Ровным бесстрастным голосом произнес Тибетец.

-Круто, а что значит эта главная мантра? – Не унимался я.

-Смысл ее настолько глубок и столько в ней заложено мудрости, что мне не хватит и часа, чтобы подробно рассказать о ней. Скажу лишь одно: на Тибете верят, что каждому человеку при жизни просто необходимо знать ее, чтобы не заблудится в Бардо. Постоянное повторение этой мантры как при жизни, так и после смерти способствует завершению круга смертей и рождений и открывает путь в Нирвану. Так что если после смерти я ненароком попаду в Ад, то повторив эту мудрую мантру я, возможно, спасу свою душу. А если я вдруг позабуду ее, испугавшись видений и мук Ада, то моя заветная татуировка всегда напомнит мне о ней.

-Здорово, получается так, что простому человеку достаточно всего лишь запомнить эту мантру и после не париться мыслями о наказании за грехи на том свете, я прав? – Удивленно вопросил я Тибетца.

-Не совсем так: все зависит от того насколько чиста твоя карма. Самый наш главный судья это наша собственная совесть. Чем больше мы порождаем грязи в мире, тем страшнее нас ждет наказание за наши поступки. По моему собственному мнению, эта мантра помогает праведному не отчаяться в трудную минуту. Она питает его душу священной силой, заложенной в ее коротком содержании.

-Странно: Маркус верит в бога Джа, ты почитаешь Авалокитешвару, а мои предки полагаются на мудрость древних легенд южноамериканских инков. Они верят в то, что мир создал небесный Творец Виракоча (Великолепное (сияющее) основание и Бездна-Хранилище всех вещей).

-Упомянув три имени главных богов трех великих цивилизаций, ты упомянул единого небесного Творца. Просто, все называют его по — разному, но имеют в виду одно и то же. Ты понял Стэн?

-Конечно, понял!

-Ребята, а о чем это вы тут разговариваете? Можно мне к вам? – На мои плечи легли мягкие ладони Евы.

-Конечно, детка, присоединяйся. Что там с нашим Маркусом? – Тибетец нехотя встал на ноги и, кряхтя, потянулся.

-Маркус общается с богом Джа, а тот ему диктует новую музыку и тексты песен. – Смеясь, показала Ева на сидящего на камне Маркуса. Он медленно раскачивался в такт, одному ему доступной космической музыке и что-то бессвязно бормотал.

-М-да, привалила парня лунная «пыль». – Задумчиво протянул Тибетец и взглянул на часы. – Мне пора домой. Завтра я выхожу в море: какой-то толстосум захотел насладиться местной рыбалкой. Так что мне осталось спать не больше пяти часов. Вы как, со мной?

-Забирай «Панцера» и Маркуса, а мы следом. – Кивнула Ева на лежащее неподвижно на земле, тело молодого английского «кокни».

-О, кей! Эй, брат, просыпайся, вставай, уже утро! – Тибетец толкнул ногой в бок спящего «Панцера» и направился к скрюченному на камне Маркусу. – Эй, чувак, попрощайся скорее со своим другом Джа, и пойдем домой.

-Не трогай Джа, чувачок. Это моя надежда на лучшие времена. Это все что у меня есть, Тибетец. – Вяло ворочая языком, не сразу ответил Маркус. Но, все же послушавшись Тибетца, он встал с камня и, заплетаясь непослушными ногами, последовал за ним. За Тибетцем и        Маркусом по-солдатски задирая ноги в ботинках, протопал пришедший в себя «Панцер».

-Эй, Стэн, Ева пойдемте домой, а то глядите, ненароком заберут вас призраки мертвых, живущие в чертовом монастыре. – Остановившись около нас, предостерегающе погрозил нам пальцем «Панцер».

-Идем, идем «Панцер»! – Обнимая меня рукой за талию, отозвалась Ева.

Сквозь куртку я почувствовал, как бьется сердце в груди Евы. Возбужденный ее близостью и доступностью, я почувствовал приятное головокружение.

-С тобой все в порядке, Стэн? – Ева положила мне голову на плечо и взяла за левую руку.

-Все хорошо, Ева. – Провожая взглядом исчезающих в темноте парней, мягко ответил я.

-Ты какой-то напряженный! – Игриво хохотнула Ева и потерлась носом о мою щеку.

-Да нет,  с чего ты так решила? – Смущенно ответил я Еве, чувствуя, как с каждой секундой растет во мне волна желания.

-Ева, скажи, о каких таких призраках сейчас говорил «Панцер»? – Задал я Еве неожиданный вопрос.

Отстранившись в сторону, Ева внимательно посмотрела на меня и вдруг громко засмеялась:

-Ты что дурашка, боишься призраков?

-А ты нет? – Обижено насупился я.

-Ладно, не обижайся на меня, красавчик. Говорят, что во время войны в этом монастыре была немецкая диверсионная школа. В сорок пятом году здесь высадился английский десант и уничтожил всех диверсантов. Все бы ничего, ведь тогда во всем мире шла страшная война, но спустя два года, после того как на остров стали приезжать новые поселенцы, здесь начались странные вещи. – Ева встала и медленно зашагала по направлению к освещенному серебристым светом Луны заброшенному, монастырю. Я словно завороженный, тихо последовал за ней.

-Что именно за странные вещи? – Заинтригованно обронил я.

-По ночам жители нашего городка якобы видели здесь яркий свет. Некоторые считали, что там все еще скрывались не добитые диверсанты из уничтоженной школы. По просьбе генерал-губернатора и жителей святого Иакова, монастырь не раз проверяла полиция, приезжавшая с Олдерни. Но она так никого и не обнаружила в руинах монастыря. Но и это еще не все. Кто-то однажды заметил, что на руины избегают садиться птицы и как огня боятся собаки. – Продолжая двигаться к  монастырю, зловещим голосом вещала Ева.

-Откуда здесь могли появиться собаки, здесь же высоко? – Не поверил я.

-Туристы иногда приходят сюда со своими четвероногими друзьями. Некоторые психи специально водят их сюда, чтобы убедиться в том, что это правда.

-А внутрь кто нибудь из них заходил?

-Ты что! Местные за милю обходят это место, а заезжие туристы крайне хлипкий и пугливый народ, чтобы так рисковать. – Пренебрежительно бросила Ева.

-Ну, вы же ходите сюда, и как я уже понял, это одно из ваших любимых мест отдыха!

-Мы, Стэн, не такие как все и нас местным фольклором не испугаешь. – Ева присяла на корточки, и взяв в руки гранитный камешек, с размаху швырнула его в полуразрушенную стену, опоясывающую монастырь.

Камень с глухим стуком ударился о кладку и, отскочив, упал в кусты. Через секунду до моего слуха донеслось странное шипение и мне показалось, что через кусты метнулась какая-то тень.

-Что это? – С ледяной дрожью в голосе, вскрикнула Ева и бросилась  мне на грудь. Я вытащил из кармана джинсов зажигалку «Zippo» и, чиркнув кремнем, вытянул вперед напряженную руку. Тьма, отброшенная ярким языком пламени, сгрудилась за освещенным кругом. В середине круга, подслеповато щуря глаза, на нас смотрел крупный белый еж. Недовольно сопя, он поводил по воздуху мокрым носом, и громко чихнув, быстро исчез из поля зрения.

-Ой, Стэн, ты знаешь, я так испугалась. – Дрожа всем телом, прошептала Ева и преданно посмотрела мне в глаза.

-Не бойся, это был всего лишь безобидный белый еж. Видишь, как быстро мы разгадали тайну монастырских призраков. Оказывается, роль призрака все это время исполнял ворчливый белый еж. – Мягко гладя Еву по волосам, произнес я спокойным голосом. Меня неудержимо влекло к ней и все, что я видел это только манящий взгляд ее сверкающих серебром глаз.

-Поцелуй меня Стэн! – Распахнув влажные раковины пунцевых губ, страсто выдохнула Ева и крепко прижалась ко мне всем телом. …

—————————————————————-

В город мы вернулись, когда на востоке уже начинала алеть заря. Расставшись с Евой на Church street, я оставил автомобиль на близжайшей стоянке и, добравшись до дома отца, как подкошенный рухнул в постель. Проспав до одинадцати часов, я еще немного повалялся в кровати с открытыми глазами, пока меня не пригласила к обеду Сара.

Наскоро приняв душ и одевшись в легкие черные брюки и шелковую рубашку, я спустился на первый этаж в столовую. Там за накрытым столом уже сидел отец и его ненаглядная муза Агни де Бусьон. Они радостно поприветствовали меня, приглашая, присоединится к lunch. На обед Сара подавала суп  c трюфелями, ростбиф традиционный с йоркширским пудингом и жареным картофелем и на десерт вареный пудинг с изюмом «пятнистая собака».

Без особых церемоний я сел за стол и с большим аппетитом принялся за еду.

-Как вкусно! Мне кажется, что я никогда не пробовал такого вкусного мяса. – Уплетая за обе щеки жареную мраморную говядину, пробубнил я.

-Да, Сара настоящий ас своего дела. Не смотря на то, что Сара йоруба по происхождению, готовит она не хуже лучших английских шеф-поваров. – С удовольствием наблюдая за моей трапезой, хвастливо заявил отец.

-Я присоединяюсь, дорогой Дрюон, к твоему восхищению кулинарными талантами Сары. Поистине она готовит не хуже моего знаменитого соотечественника гениального шеф-повара и ресторатора Поля Бокюза. Мне в прошлом году посчастливилось принять участие  в торжественном президенском приеме в Елисейском дворце, по случаю награждения великого Поля Бокюза орденом Почетного легиона. После приема состоялся грандиозный обед, на котором, между прочим, подавали суп из трюфелей, приготовленный самим Бокюзом. Блюдо получило название V.G.E — в честь, участвовавшего на приеме, президента Франции Валери Жискар д, Эстены. Я тоже удостоилась чести попробовать его и с этих пор являюсь одной из горячих почитательниц кулинарных талантов великого мастера.

А этой весной в Вене, я посетила старейший ресторан-трактир «Griechenbeisl» на Fleischmarkt-11, где  мне довелось попробовать восхитительный ростбиф с луком по-швабски. Австрийцы называют его-цвибельростбратен и, как правило, подают к воскресным обедам. – Запивая мясо красным «Grand Vinde de Chateau Labour» урожая 1961 года, присоединилась к нашему разговору Ева. – Кстати, сэр Дрюон, как вам мой любимый сорт вина из Бордо.

-О, дорогая ты меня балуешь!  В прошлый раз ты привозила из Франции восхитительное розовое вино «Cabernet d,Anjou» из отборных луарских сортов винограда, а в этот раз не устаешь меня удивлять лучшими винами из Бордо. – Любуясь рубиновым цветом напитка, восхищенно воскликнул отец.

-Я уже говорила тебе однажды Дрюон, что хочу приобрести себе винодельческое хозяйство, где нибудь между Серраном и Вуврэ и я это сделаю. Да, я знаю, что это обойдется мне в довольно кругленькую сумму, но зато на старости, я точно знаю, что не умру от меланхолии и нужды. – С надеждой во взгляде посмотрела французская дива на отца.

-Кажется, я догадываюсь, о чем ты, Агни. Намекая на мои древние французские корни, ты предлагаешь мне стать твоим компаньоном на близжайшие сто лет, я правильно тебя понял, дорогая? – Заметно волнуясь, ответил мой отец.

-Ты правильно понял меня дорогой. – Слегка улыбнулась Агни.

-Хорошее предложение и мы еще вернемся к нему, моя дорогая муза. – Обдав Агни пламенным взглядом, засмеялся отец и вдруг обратился ко мне. – Да, сынок, ты не хочешь поделиться  с нами впечатлениями от вчерашней прогулки? Нам было бы интересно послушать тебя.

-Почему бы и нет. – Оторвавшись от тарелки с едой, сказал я отцу. – Вчера я немного посидел в  местном пабе и там познакомился с девушкой.

-С девушкой?- Обрадованно всплеснул руками отец.

-С девушкой отец, а что это тебя так удивило? Или ты думаешь, что я знакомлюсь только с парнями?

-Да нет, что ты Стэн. Просто я рад за тебя. А как зовут девушку, если не секрет, и откуда она?

-Не секрет, девушку зовут Ева, и живет она на Church street.

-Ева Свенсон?! Я хорошо знаком с ее родителями. Они вполне достойные люди и дочь у них умница. Она, кажется учиться в Бирмингеме, если я не путаю?

-Да, это так.

-Свенсоны владеют тремя первоклассными отелями в городе и кроме того еще десятком парусных швертботов и двумя крейсерскими яхтами. По  силе влияния в туристическом бизнесе на Saligia Свенсон-старший нисколько не уступает мне. К примеру, у меня в собственности всего одна крейсерская яхта и пять парусных швертботов.


опубликовано: 14 августа 2011г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *