ЛХАКАРЧУН (часть 1)

Дин Сухов

 

Незнакомцы, неспешно приблизившись, остановились напротив меня и один за другим вежливо представились:

-Я, Хем Нетер, «пророк Бога» и главный служитель храма Света.

-Я-Мер Уннут, распорядитель  часов и наблюдатель за звездами.

-Я-Ами Уннут, толкователь часов и наблюдатель за звездами.

-Я-Ур Хену, «обладатель священных сил Хеку» и целитель телесных болезней.

-Я-Уаб Сехмет, «белый маг» и целитель болезней души.

,-Я-Ур Маа, толкователь событий, сновидений и небесных знамений.

-Я-Кхер Хеб, храмовый писец и хранитель священных книг храма Света.

Это были древние египетские жрецы самых высоких рангов.

-А я, …я, Стэн. – Оробев от неожиданности, не нашелся я, что больше сказать.

-Мы знаем кто ты такой, пришелец из грубого мира. – Бесстрастным ровным голосом, произнес Ур Маа, толкователь событий, сновидений и небесных знамений.

-И мы также знаем, почему ты оказался в тонком мире. – Добавил таким же ровным лишенных всяких эмоций, голосом Хем Нетер, «пророк Бога» и главный служитель храма Света.

— О, великие мудрецы, простите меня за мое невежество и излишнюю нескромность, но я бы очень хотел, чтобы вы помогли мне вернуться обратно. – Чуть не падая на колени, взмолился я.

-Тебе не понравилось в нашем мире?- Глядя мне в глаза пронизывающим насквозь взглядом, спросил меня Ур Хену, «обладатель священных сил Хеку» и целитель телесных болезней.

-Нет, что вы, что вы, мне очень понравился ваш  великолепный город и это самое удивительное и прекрасное, что я видел в своей жизни! Но поймите меня правильно, я еще только начал осмысливать свою жизнь в грубом, как вы говорите мире, и у меня там еще очень много дел. – Неуклюже попытался я оправдаться перед очами всевидящих небесных жрецов.

-Да, как человека мы понимаем тебя. Там на Земле у тебя есть родители и девушка, в которую ты, кажется, влюблен. Было бы нечестным лишать тебя главных земных радостей. Тебе еще и, в самом деле, рано думать о Вечном, так как ты, просто, не готов к этому. Та культура, в которой ты вырос, совсем не способствует укреплению духа и правильному выбор ценностей, полезных для бессмертной души. Ты простой, заурядный человек, зараженный мелкими суетными страстями. И даже зная то, что тебя вводят в обман фальшивые ценности твоего призрачного мира, ты добровольно принимаешь их и наслаждаешься ими.-  Сказал мне Уаб Сехмет, «белый маг» и целитель болезней душ.

-Не судите меня строго, о, мудрые небесные жрецы. Не такой уж я плохой и пустой как вы, наверное, думаете. Я могу быть лучше и чище, но в моем мире нужно жить по его правилам, чтобы выжить, простите меня за прямоту. – Немного волнуясь, ответил я мудрым жрецам.

-Да, правила твоего мира жестоки и неумолимы. Не такие уж мы бесчувственные, чтобы не знать и не видеть этого. И поэтому мы не судим тебя. И поэтому мы поможем вернуться тебе в тот мир, из которого тебя похитило Зло в обличье черной птицы. – Ответил мне Мер Уннут, распорядитель часов и наблюдатель за звездами.

-Но зачем она это сделала? – Задал я жрецам главный вопрос, который мучал меня все время пока я был в загробном мире.

— Черные жрецы из клана Семидесяти двух посвященных хотят, чтобы ты возродил к жизни их спящего хозяина Дингира. Они уже недавно попытались сделать это с помощью человека, но к их досаде, этот человек не подчинился полностью их воле. – Начал мне обьяснять жрец Ами Уннут, толкователь часов и наблюдатель за звездами.

-Я знаю, о ком вы говорите! Этим человеком была моя подруга детства Элия! – Осенила меня неожиданная догадка.

-Да, это была молодая девушка. Она из-за собственного любопытства и невежества угодила в силки, раставленные черными служителями Дингира и этим погубила свою душу. – Продолжил свой рассказ жрец Ами Уннут.

-Они убили ее?! – Невежливо перебил я священного жреца храма Света.

-Нет, это было бы для нее пол-беды. К несчастью, она сама наложила на себя руки, не в силах справится со злом в одиночку. – Терпеливо ответил на мой вопрос Ами Уннут.

-И она теперь вероятно, кормит «камнями грехов» мерзкого зеленого осьминога в пустыне! — Обхватив себя руками за голову, коротко простонал я, охваченный жалостью к погибшей Элии.

-Да, она там и теперь ей долго не видать нашего прощения. Никто из людей не вправе прерывать нить собственной жизни, связанную не им. Только единый Бог может решить, кому и сколько жить на земном свете и кому и как покидать его.

-Это жестоко, это очень жестоко, по-моему! – Не в силах сдержать захлестнувшие меня эмоции, громко скрипнул я зубами. – Она ведь была совсем одна и никто, никто не мог ей помочь.

-Каждый человек сам должен побороть свое собственное Зло и избавить свою бессмертную душу от грехов. Никто не сделает за него того, что он должен сделать сам. – Не обращая внимания на мои порывы и стенания, терпеливо ответил мне Ами Уннут.

-Вы хотите сказать, что, то Зло, с которым столкнулась Элия, было неизбежностью или роком?

-Люди не могут избежать борьбы со Злом, но только от них зависит конечный результат этой битвы. Из этого и строится вся ваша судьба. Бог лишь начертал для вас путь, но вы можете пройти его и укрепить свою душу добрыми делами перед следующими перевоплощениями и путешествиями в тонких, более совершенных мирах или же затмить ее черными делами, избегая борьбы со Злом или встав на его сторону.

-Вечная борьба Добра и Зла, я понимаю, о чем вы говорите, о мудрые жрецы. Но что теперь будет со мной и что мне делать? – Обреченно склонил я остывшую голову перед верховными небесными жрецами.

-Мы поможем тебе выбраться отсюда, но для этого ты должен стать смелым и непреклонным перед лицом угрожающей тебе опасности. – Сказал мне Кхер Хеб, храмовый писец и хранитель священных книг храма Света.

-Я сделаю все, что вы мне скажете, о мудрые небесные жрецы! – Стараясь смотреть жрецам прямо в глаза, взволнованно ответил я.

-Ты должен покинуть город завтра и идти все время на Восток. Тебе нужно пройти сквозь Мертвый лес. Старайся не сбиться со воего пути и идти все время прямо. И чтобы тебе не встречалось во время твоего пути, не отвлекайся и иди вперед. К вечеру ты должен дойти до опушки Мертвого леса, на которой растет гранатовое дерево Жизни. Там тебе уже не будет угрожать опасность. Ты должен обязательно добраться до дерева и сделать все, что тебе скажет большой Серебрянный змей. Это очень важно для тебя и если ты сделаешь все, что он скажет тебе, то ты вернешься обратно в свой мир. Есть только одно условие, и оно может тебе не понравится… – Внезапно замолчал жрец Кхер Хеб и внимательно посмотрел мне в душу.

-Что за условие? – Напрягся я, предчувствуя, что путь мой будет не таким гладким, как мне сначало показалось.

-В свой мир ты вернешься в теле маленького несмышленного ребенка и есть вероятность, что ты больше никогда не увидишься со своими нынешними родителями. – Ошарашил меня «приятной» новостью небесный жрец Кхер Хеб.

-Что, как так? Не может быть и что мне теперь делать? – С отчаянием в голосе закричал я, внезапно позабыв, перед кем сейчас стою. – Что мне теперь делать прикажете, о небесные жрецы. Вы же очень могущественные, я же вижу. Если вы лично знакомы с единым Богом, то неужели вы не можете сделать так, чтобы все вернулось на круги своя?

-Мы не в силах изменить законы мироздания и находимся здесь не для того чтобы творить Хаос, в угоду своим и чужим интересам. Мы поставлены здесь затем, чтобы сохранять единое Равновесие. —  Не меняя ровного тона, ответил мне жрец Кхер Хеб.

Покружившись по двору в приступе невыносимого отчаяния, я, наконец, опустился в бессилии на колени подле, переливающегося всеми цветами радуги, священного огненного шара. Завороженный его феерическим магическим сиянием, я совершенно успокоился и ответил бесстрастным голосом:

-Хорошо, я все понял. Чему быть того не миновать. Если уж суждено было этому случиться, то я подчинюсь воле небес. Кто знает, может, я вернусь в свой мир новым воплощением бога Атагучу?

-Ты вернешься чистым и непорочным дитем человеческим. – Ответил мне Хем Нетер, «пророк Бога» и главный служитель храма Света. – Завтра в Вечном городе состоится очередная церемония Возвращения душ. После окончания церемонии, мы по традиции отпускаем наши души, которые перевоплотившись в разноцветных бабочек, следуют по воздуху в сторону Востока. Там у гранатового дерева Жизни, большой Серебряный змей окунет кончик своего хвоста в застывшую гладь Серебряного озера и ненадолго отворит двери Вечных ворот. Те, из душ, которые не погибнут во время перелета до Гранатового дерева, переселятся в земной мир, однажды уже покинутый ими.

-А что за опасность будет им угрожать во время этого полета? – Спросил я жреца Хем Нетера.

-Наш главный враг здесь это черный клан Семидесяти двух посвященных. Именно черные жрецы этого проклятого Богом клана каждый раз стараются уничтожить освобожденные души, выпущенные из стен Вечного города. Это и есть то самое Зло, о котором мы тебе говорили. – Ответил мне жрец Хем Нетер.

-А что мне делать до завтра? – Чувствуя окончание нашего «познавательного» разговора, поднялся я с колен.

-Хранитель, займись, пожалуйста, судьбой этого молодого человека. – Обратился Хем Нетер к скучающему в сторонке ворону Черчиллю. – Познакомь его с Открывающим путь, так как именно, он будет завтра сопровождать его.

-Слушаюсь вас, ваше мудрейшество! – На французский манер угодливо расшаркался пустынный ворон перед главным служителем храма Света.

-Надеюсь, мы увидимся с вами завтра, молодой человек, на священной церемонии Возвращения душ. – Слегка кивнул мне головой  жрец Хем Нетер и сопровождаемый остальными шестью верховными  небесными жрецами, плавно заскользил в сторону большого зала.

Чувствуя невероятную усталость и чугунную тяжесть в голове, я еле стоял на ногах.

-Ну что же, как я вижу, вы совершенно вымотаны трудной дорогой и внутренними переживаниями. Пойдем-те я напою вас чудесным цветочным нектаром, прекрасно восстанавливающим телесные и душевные силы. А после я познакомлю вас с вашим Проводником. Он отличный малый и надеюсь понравиться вам. Пойдемте, молодой человек! – Поманил меня за собой ворон Черчилль к выходу священного храма.

—————————————————————-

..Немного попетляв по бесконечным лабиринтам Вечного города, мы вышли на огромную площадь, покрытую красочными мозаиками,  с изображениями впечатляющих сцен битв кентавров с латифами и  фрагментами амазономахии и мифической гигантомахии. По обеим сторонам площади застыли ровными рядами сотни золотых статуй древнегреческих воинов с длинными копьями и круглыми щитами. Прямо перед нашим взором расположился гигантский античный храм  в виде сильно удлинненого периптера, покатую кровлю которого поддерживали шесть рядов толстых колонн по пятнадцать в каждом ряду. Передний дорический  фриз храма был оформлен метопами, содержащими различные горельефы из жизни богов. В тимпане фронтона над самым входом особенно выделялась статуя греческой богини Афины Парфенос.

Пересекая пустынную площадь, я вдруг услышал мелодичный женский смех и плавные, подобно журчанию ручья, звуки лиры. Остановившись, я напряг свой слух и  недоуменно окликнул Хранителя.

-Что это Черчилль?

Ворон, щелкнув коротким крепким клювом, указал крылом на сад, благоухающий розами, расположенный сразу же за левой шеренгой золотых греческих солдат.

-Но кто там так заразительно смеется?- Вымученно улыбнулся я, прислушиваясь к звукам веселого смеха.

-А, это музы развлекаются. Кстати, они нам и нужны. Точнее не мне нужны. Скорее они нужны вам, молодой человек. – Уточнил Черчилль и снова поманил меня за собой.

Пройдя сквозь строй задумчивых золотых солдат, мы погрузились в душистые заросли розового сада. Здесь были розы со всех концов и уголков света. Это были самые любимые цветы моей матери и мой отчим Рэйли, прекрасно зная о ее слабости, почти каждый день дарил ей самые красивые и дорогие розы. Здесь, к примеру, росли благородные белые розы Alba с душистым незабываемым ароматом, махровые сильноплетистые розы Ayrshire розовой окраски, французские розы Bourbon старинной формы и с сильным ароматом, розово-лиловые Boursalt с гибкими побегами красного отлива, густо махровые круглые розы Centifolia, розы Galica, выращиваемые еще в древности на Востоке и даже знаменитые античные розы Damascene Mell.

-По правде говоря, уважаемый Черчилль, я уже устал удивлятся местным красотам и достопримечательностям. Мне кажется, простому смертному достаточно увидеть и десятой части того, что увидел сегодня я, чтобы считать себя самым счастливым человеком на Земле. – С наслаждением вдыхая аромат небесного розового сада, восторженно сказал я Черчиллю.

-Так будьте этим самым счастливым человеком на Земле, кто вам мешает? – Всплеснул крыльями пернатый Хранитель.

-Для начала мне нужно вернуться на Землю и… вырасти, чтобы осмыслить свое счастье, не так ли? – Слегка сьязвил я, в ответ Черчиллю.

-Все что не делается, юноша, все делается к лучшему! – Философски изрек Хранитель, тяжело переваливаясь с боку на бок при ходьбе.

-Глупые слова, которые больше подходят для восточных суфистов, чем для современных реалистов, к коим я причисляю и себя. – Не согласился я с «премудрой» птицей.

-Неужели сегодняшнего опыта вам не хватило для того, чтобы понять всю призрачность и нестойкость вашей так называемой реальности? – Больно задел меня за «живое» Хранитель.

-Не злорадствуйте Черчилль! Вам легко, так как вы на своей территории. – Раздвигая густые зеленые заросли колючих стеблей. – Обреченно вздохнул я.

-Я нисколько не хотел вас обидеть. А на счет своей территории, то вы это зря. Я здесь тоже не засижусь. Все мы странники вечного пути! – Взмахнув сильными крыльями, Черчилль проскользнул мимо меня на большую зеленую лужайку, на которой весело резвилилась группа молодых девушек в длинных просторных одеяниях.

Ступив на мягкое полотно поляны вслед за Хранителем, я смущенно стал осматривать девушек. Те в свою очередь, прекратив веселую игру, уверенно направились в нашу сторону.

-Доброго вам здравия уважаемый Хранитель! А это кто с вами пожаловал? – Бесцеремонно указала на меня пальцем, одна из девушек. Она была красива лицом, прекрасно сложена и стройной легкой походкой напоминала танцовщицу.

-Этого молодого красивого юношу зовут Стэн. Он у нас в гостях и уже завтра отбывает обратно в свой мир. Но перед этим, прошу вас мои юные прелестницы, не дайте ему заскучать. Напоите его чудодейственным нектаром из лепестков небесных роз и спойте ему свои дивные песни. Этому молодому человеку довелось сегодня пережить много тяжелых потрясений, но он достойно все вынес, не смотря на то, что он,…он-живой человек! – Витиевато и слегка напыщенно, представил меня  мифическим  музам Хранитель.

-Как живой человек? Но это же невозможно! Как он мог попасть в Вечный город, уважаемый Хранитель? – Искренне удивились сказанному красавицы музы и посмотрели на меня так, как на Земле смотрят на пришельцев с того света. Только здесь получается, я был пришельцем с другого света. Ситуация была и впрямь комичная, судя по выражению вытянутых лиц обитательниц Парнаса.

-Это долгая история мои хрупкие трепетные голубки. Не забивайте этим свои умные головки. Лучше разбудите свое вдохновение и помогите скорее этому измученному мальчику. Неужели вы не видите, как он бледен и изможден?! – Трагически заломил крылья ворон Черчилль, подымая свой хриплый низкий голос до высокой ноты с фальцетом.

Музы тут же обступили меня со всех сторон, с открытой жалостью и участием заглядывая мне в глаза. Оказавшись в таком плотном «цветнике», я вдруг совершенно онемел и не знал, как мне реагировать на происходящее.

-Все девочки, я оставляю вам на попечение этого искреннего порывистого юношу и удаляюсь по делам. Завтра я вернусь за ним и надеюсь, до моего возвращения он будет в форме. – Шутливо сказал на прощание Черчилль музам, и легко поднявшись в воздух, исчез за золотой  громадой античного храма.

Одна из муз с лирой в левой руке, с улыбкой осмотрев меня с головы до ног, сказала мне:

-Давайте знакомится мужчина. Меня зовут Эвтерна увеселяющая. Я покровительница лирической поэзии. Вы случайно не поэт?

-Нет, не поэт. – С сожалением в голосе ответил я, любуясь ее тонкими чертами лица и стройным станом.

-Жаль, я так давно не встречалась с мужчинами поэтами. – Вздохнула в свою очередь муза Эвтерна, отходя в сторону.

-Каллиопа прекрасноголосая. Я муза эпической поэзии. И не смотря на то, что вы не поэт, вы мне симпатичны. – Приятным густым голосом представилась мне хрупкая  тонкобровая муза с длинными черными волосами, перевязанными розовым шелковым бантом.

-А я, Талия, муза комедийных актеров. Люблю свободу самовыражения и безудержное веселье! – Игриво посматривая на меня, обнажила белые коралловые зубки муза с венком из витого пюща на голове.

-Я, Мельпомена, муза трагедии. Я, конечно, не такая веселая, как сестры Эвтерна и Талия, но и мне иногда не чуждо веселье. —  Мило улыбнулась мне муза с венком из листьев винограда на голове.

-Зовите меня Эрато. Я покровительница любовной чувствительной поэзии. – Слегка помахала кифарой в воздухе, златокудрая муза с зелеными лучистыми глазами.

-Терпсихора, муза танцоров. – С серьезным видом изящно кивнула мне головой муза, в которой я сразу приметил исскусную танцовщицу.

-Я, Клио, муза истории. – Тихим застенчивым голосом, представилась мне покровительница моей будущей профессии.

-Я учусь на археолога – историка, Клио и для меня это настоящая удача встретиться здесь с тобой! – Ободряюще улыбнулся я маленькой скромной девушке.

-Это правда?! – Засияли радостным блеском глаза моей небесной покровительницы.

-Правда и мои родители тоже историки. Они сейчас в Южной Америке ищут затерянный город инков Пайтити. – Порывисто стал я рассказывать Клио о своей жизни.

-Полигимния! – Слегка оттолкнув локтем в сторону хрупкую Клио, представилась мне с серьезным видом следующая муза.- Я муза пантомимов и гимнов.

-А я, Урания, покровительница астрономии. – Наконец, закончила список последняя муза из свиты греческого бога Аполлона. Она была одета в лазоревое одеяние, а на ее голове лежала звездочная серебряная корона.

Польщенный широким вниманием столь знаменитых небесных особ, я расплылся в щедрой довольной улыбке и, всплеснув открытыми ладонями, громко рявкнул:

-Зовите меня просто, девчонки: Стэн!!!

—————————————————————-

Один мой хороший товарищ рассказывал как во время путешествия по Северной Индии, а именно в штате Раджастан ему довелось попробовать  удивительный напиток. Индусы называют его «Бханг ки тхандан». Изготавливается он на основе любой холодной жидкости с добавления миндаля, специй, молока и сахара, но главной изюминкой в его составе является конопля.

Так вот мой товарищ , осведомленный о чудодейственных свойствах диковинного напитка, по глупости и неопытности выпил его столько, что чуть было не переместился в пантеон индийских богов. По его словам, его посетили такие яркие  мощные видения, что он еще долго после этого не мог прийти в себя и месяц смотрел с тоской на небо.

Теперь настал и мой черед попробовать небесного Бханга, изготовленного греческими музами по старинным рецептам из лепестков роз эдемского сада.

Первый кубок ароматного рубинового напитка поднесла мне Эвтерна увеселяющая. Подбадриваемый остальными музами, я без опаски опорожнил кубок до дна и тут же наполнился такой энергией и бодростью тела и духа, что на время забыл о всех своих злоключениях в загробном царстве. Благородные музы предложили мне выпить еще и дружно поддержали меня, опорожнив по небольшому золотому кубку «райского нектара».

После второго кубка, мною овладело безумное безудержное веселье. Потеряв голову от непривычных возлияний и окружения стольких красивых девушек, я стал, как сумасшедший гоняться за ними по всей лужайке. Игривые музы, смеясь и подразнивая меня, ловко ускользали из моих ватных рук, но их нисколько не обижали мои настойчивые приставания. Напротив, находясь под воздействием паров «райского нектара», они распалились не меньше меня, и я теперь представлял для них лишь очередной обьект развлечения. Не каждый же день к ним захаживали в гости молодые мальчики с Земли! То же самое я мог сказать и о легендарных музах. Думаю, если бы я кому заикнулся на Земле о том, что я пил и заигрывал на небе с древними музам, меня бы точно определили в «дом скорби». Экзотика, одним словом!

Через очень короткое время воздействие «райского напитка» усилилось и я, уже почти ничему здесь не удивляясь, обнаружил, что могу летать. Первыми поднялись вверх разгоряченные бегом музы. Они стали смеяться и призывно махать мне сверху руками, приглашая присоединиться к их небесному хороводу. Недолго думая, я оттолкнулся от упругой поверхности лужайки ногами и плавно взмыл вверх. От необычного ощущения полета у меня все похолодело внутри, но это был не страх, а настоящий восторг. Я кричал и смеялся как маленький ребенок, кувыркаясь в мягких обьятиях голубых небес. Немного придя в себя и научившись сохранять равновесие в невесомости, я подлетел ближе к музам. И дружно взявшись с  ними за руки, я долго кружилился в сумасшедшем ритме хоровода. Прямо под нами, блистая панцирем из золота и драгоценных камней,  лежал в Священный вечный город. Сверху он напоминал огромное благородное животное с главным храмом Света в виде головы, устремленной в сторону Востока. На мгновение мне показалось, что протяни я сейчас ладонь, то без труда мог бы прикоснуться к божественному созданию чьих-то нерукотворных рук. Но это были лишь видения и желания моего затуманенного «райским нектаром» разума.

Вокруг меня, сплетаясь в причудливые узоры, парили тысячи разноцветных шаров. Это были перевоплощенные души тех, кто  получил прощение, вернувшись из смрадной пасти Purgatorio. Сейчас они были чисты и свободны от своих темных грехов и прошлого, что привело на грань гибели их бессмертные души. Но я не завидовал им сейчас, хотя бы потому что я был человеком во плоти, наполненным естественными природными желаниями. Желаниями, которые ставили жесткую невидимую границу между миром живых и мертвых. Сейчас я хотел того, что хочет каждый молодой человек в моем возрасте: любви и ласки. И я получил то, чего так страстно желал в этот короткий миг счастья.


опубликовано: 14 августа 2011г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *